Ещё
"Противоречит соглашениям": Путин о формуле Штайнмайера
"Противоречит соглашениям": Путин о формуле Штайнмайера
Политика
Тараканы и еда в ведрах: пенсионеров отправили в больницу
Тараканы и еда в ведрах: пенсионеров отправили в больницу
Происшествия
Лидер Бразилии произнёс тост и пошёл чокаться к Путину
Лидер Бразилии произнёс тост и пошёл чокаться к Путину
Политика
Стало известно о планах Заворотнюк в Китае
Стало известно о планах Заворотнюк в Китае
Шоу-бизнес

Канделаки решила «грузинский вопрос»: МГУ должен учить «детей гор» любви к России 

Канделаки решила «грузинский вопрос»: МГУ должен учить «детей гор» любви к России
Фото: Свободная пресса
Телеведущая поделилась мнением насчет того, как можно побороть русофобские настроения в . Для этого, мол, нужно ежегодно обучать молодых грузин в ведущих российских вузах (в частности, в ). «Эти активнейшие ребята начнут влиять на политику в Грузии, абсолютно другое отношение к  вырастет у нас на глазах», — уверена телеведущая.
И даже назвала цифру — «просто дать возможность 3-5 тысячам грузин получить образование в МГУ».
Канделаки, видимо, не знает, что подобную практику Россия реализует уже много лет (для чего, кстати, в 2008 году даже было создано уполномоченное федеральное ведомство — Россотрудничество).
Ежегодно в российских вузах только бесплатно (!) обучаются 15 тысяч иностранных студентов. Эта цифра, к слову, увеличилась в 2013 году, а до этого ежегодно поступало за счет бюджета лишь по 10 тысяч иностранцев.
Есть в списке стран и Грузия, а в списке вузов — МГУ (в этом году, кстати, в программе Россотрудничества участвует уже 172 университета). Причем едут в Россию на учебу не только с Ближнего Востока, из  и , но также из западноевропейских стран (каждый год растет число абитуриентов из , , , отмечают в правительстве).
В общем, Россия сегодня делает многое, чтобы методами «мягкой силы» увеличивать идеологическое влияние на постсоветском пространстве (да и в дальнем зарубежье). Достаточно вспомнить, например, вещающее на шести крупнейших языках планеты Russia Today или публикующее новости на 31 языке информагентство Sputnik. Кстати, именно ему и давала интервью Канделаки.
Можно вспомнить и сеть русских языковых центров, которую по всему миру создает Государственный институт имени Пушкина и  в рамках федеральной целевой программы «Русский язык».
Но достаточно ли все этого, чтобы создать позитивный образ России и тем более вырастить за рубежом пророссийски настроенное поколение? Об этом «Свободная прессе» поговорила с руководителем Центра социального проектирования «Платформа» (Москва) .
«СП»: — Алексей Владимирович, как бы вы оценили эффективность того, что предлагает Тина Канделаки: выучить грузинскую молодежь в МГУ, а затем вернуть ее обратно в Грузию?
— Я, честно говоря, даже не знаю, как обсуждать подобные бредовые идеи. На инициативу с обучением в МГУ сложно реагировать серьезно. Но все же, если попытаться — то я не уверен, что готовых жить в Грузии и при этом русофильски настроенных грузин так много, что они способны существенно изменить политический расклад в республике и создать серьезную пророссийскую партию.
«СП»: — А ведь речь не только о Грузии. Россия теряет свои культурные, языковые (а значит, цивилизационные) позиции и во многих других постсоветских странах — от Молдавии до Казахстана. Что делать?
— Это вопрос, скажем так, стиля. У России сейчас нет «лица» в этом регионе, которое вызвало бы однозначное уважение и желание разговаривать. А для начала надо создать нормальный диалог. Ведь у всех сторон много претензий взаимных накопилось, и нужен просто разговор. Однако разговаривать тоже надо уметь. Не класть ноги на стол, не изображать из себя брутального типа. А стиль менять сложно. И я искренне не знаю, что здесь можно сделать. Надо менять «лицо», становиться привлекательнее.
«СП»: — Ну а каким образом? Может — чтобы безо всякой политики — просто пропагандировать русскую литературу и язык, как предлагает институт Пушкина?
— Что касается той же Грузии, с которой мы начали разговор, то у определенного слоя грузинской интеллигенции до сих пор принято учить русский язык. Но я бы не отождествлял симпатии к культуре с симпатиями к политической системе.
При этом не хотел бы идеализировать и грузинскую политику, которая страдает многими собственными расстройствами. Но для эффективного влияния мы сами должны быть лучше. Влияет тот, кто лучше, — этически, интеллектуально и эстетически.
Мы умеем быть «такими же, как все», но не умеем быть лучше. В этом смысле мы — дети дворовой культуры, «понятийки». Российская медийная политика, как мне кажется, типично дворовая, даже с элементами хабальства. А влиять на другие страны и общества мы начнем, когда выйдем из этого «двора».
«СП»: — А что в этой ситуации вообще значит «влиять»? Напрямую диктовать политические решения, как любят США, или быть культурным мерилом, как, например, Франция?
— В том-то и сложность, что мы в России до сих пор не можем сформулировать, что это значит — влиять. Не понимаем, для чего влиять на другие страны и сообщества? То есть, нет целей. По крайней мере, они четко не выражены. А когда влияние — самоцель, она начинает размываться.
«СП»: — Ну а вы сами для себя как социолог это «влияние» формулируете?
— Если коротко, то в данной ситуации международное влияние означает способность предложить некую модель — политическую, экономическую, культурную — которая чем-то превосходит модель соседа.
Но у нас, увы, нет этого ресурса. Мы не можем предложить нашим соседям ни культурного расцвета, ни экономического прогресса, ни даже захватывающей дух политической системы. И в такой ситуации единственным ресурсом и остается давление. И пусть оно разное по форме, но суть одна — а давление никому не нравится. В общем, как мне кажется, в этой ситуации пока нет решения.
Постсоветское пространство: Прибалты зарезали китайскую курицу
Новости Украины: Зеленский пошутил о том, кому ближе белорусы — украинцам или россиянам
Видео дня. На тренингах с изнасилованиями учили, как выйти замуж
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео