Ещё

Пластилиновый президент 

Победу мало кому известному философу и начинающему министру все грузинские аналитики дружно стали предрекать сразу, как на его скромную фигуру в качестве своего ставленника на пост президента страны указал господин Иванишвили летом этого года — настолько велик авторитет премьера-олигарха в нынешней Грузии. Но даже местные аналитики вместе с американскими социологами, проводившими исследования накануне выборов, не сумели оценить, сколь велик авторитет Иванишвили — никто из них не прогнозировал победу Георгия Маргвелашвили в первом туре, да еще с таким результатом, 62%.
Добавим в копилку нового грузинского президента и мнения обычно очень требовательных и въедливых наблюдателей из миссии ОБСЕ-БДИПЧ, которые назвали выборы «состязательными, прозрачными и хорошо организованными», а также оценку главы наблюдателей Парламентской ассамблеи НАТО, который назвал волеизъявление грузинского народа поистине «европейскими выборами». Одним словом, легитимность Георгия Маргвелашвили, по западным меркам и оценкам, гораздо выше, чем у его соседей по региону: президентов Азербайджана и Армении Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна.
Однако в появлении Маргвелашвили на грузинском политическом олимпе есть масса случайностей. Его жизненный путь да и политическая биография еще совсем недавно не свидетельствовали о нем как о будущем главе грузинского государства.
Георгий родился в Тбилиси в семье свана по национальности, инженера по профессии Теймураза Маргвелашвили и хевсурки по национальности и психолога по профессии Мзеаны Гомелаури. Окончил, правда, на тройки, известную в Тбилиси первую среднюю школу, где учились в свое время такие известные в Грузии и России люди, как первый президент страны Звиад Гамсахурдия, бизнесмен Бадри Патаркацишвили, многократная чемпионка мира по шахматам Майя Чибурданидзе. После школы поступил на философский факультет Тбилисского университета, закончил его с отличием. Два года в рамках постдипломного образования стажировался в Центрально-Европейском университете в Праге. Защитил докторскую диссертацию в Институте философии в Тбилиси.
Свои философские знания будущий президент Грузии стал использовать не сразу. Поначалу он, видимо, решил посмотреть мир и устроился экскурсоводом в турфирму, специализирующуюся на горном туризме. Удовлетворив свое, видимо, детское желание посмотреть мир за два года работы в турагентстве, Маргвелашвили в середине 1990-х годов начинает искать себя в разных формах бизнеса. Перечислять массу контор, в которых он занимал разные должности не первого ранга, не стоит. Поиск есть поиск.
Однако в начале 2000-х он занялся выборными технологиями и даже написал книгу с одним американским спецом по подготовке «цветных революций» в странах постсоветского пространства. Его труд заметили, и к тому времени уже доктора философии новая власть назначила ректором Грузинского института общественных дел. Он им оставался с некоторым перерывом вплоть до 2012 года.
Впрочем, очень похоже, что не ректорская должность стала его «карьерным трамплином». Маргвелашвили начал мелькать на грузинском телевидении в качестве эксперта, причем серьезного оппозиционного аналитика.
Видимо, там его заметил Бидзина Иванишвили, который осенью прошлого года предложил ему пост министра образования и науки Грузии. Так в 43 года Георгий Маргвелашвили впервые начал свою карьеру в госслужбе, причем сразу с высокого номенклатурного поста. Остается вопрос, почему именно Маргвелашвили стал фаворитом ныне очень популярного премьера?
Сам Георгий Теймуразович как-то с улыбкой назвал себя человеком-пластилином, принимающим ту форму, которую ему кто-то хочет придать. В нашем случае этот кто-то, конечно, господин Иванишвили, и по большому счету новый президент Грузии и не особо скрывает, кто на самом деле слепил его. «Я победил вместе с „Грузинской мечтой“!» — радостно воскликнул Маргвелашвили сразу после обнародования итогов выборов.
Иванишвили вовсе не нужен на посту главы государства очередной неуправляемый харизматик типа Гамсахурдия или Саакашвили. Страна устала от бурлящих лидеров, и ей нужен спокойный, рассудительный и открытый руководитель. Внешне ничем особо не примечательный, похожий на простого грузина из соседнего подъезда. И населению после Михаила Саакашвили, как выражается современная молодежь, «фиолетово», что новый президент не женат, хотя имеет 18-летнюю дочь от гражданского брака, а о нынешнем своем семейном положении говорит туманно — «влюблен», причем, как раскопали грузинские СМИ, в юную художницу.
Власти России совершенно не нужно ожидать что-то нового от появления на грузинском политическом небосклоне новой звезды — Георгия Маргвелашвили. Несмотря даже на то, что он, будучи министром образования, пожалуй, один из всего нынешнего грузинского политбомонда высказался в защиту русского языка, назвав его не орудием политического влияния, а инструментом межнационального общения.
Главные для нас с Грузией разногласия — в нынешнем статусе Абхазии и Южной Осетии, и никакой грузинский лидер не пойдет на признание их независимости. В том числе и Георгий Маргвелашвили. К тому же после инаугурации, которая назначена на 17 ноября, полномочия главы государства будут значительно урезаны, так как вступают в силу изменения в конституцию страны, по которой вся реальная власть сосредоточится в руках премьер-министра и Грузия превратится из президентской в парламентскую республику.
Сам Бидзина Иванишвили уже заявил, что вскоре намерен уйти со своего поста и заняться развитием гражданского сектора в Грузии. Все аналитики в Грузии сейчас размышляют, кого оставит премьер-миллиардер «на хозяйстве». Кстати, а почему бы не своего «пластилинового» соратника?
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео