Ещё

Набиуллина рассказала, как разрубила московское банковское кольцо 

Фото: Ведомости
Первым о московском банковском кольце публично заявил прошлым летом менеджер УК «Альфа-капитал» Сергей Гаврилов: он предупредил клиентов, что судьба банков кольца может решиться до 2018 г., и советовал избавляться от субординированных облигаций Бинбанка, Промсвязьбанка, «ФК Открытие» и Московского кредитного банка (МКБ). Всех, кроме МКБ, Центробанк забрал на санацию, которая обошлась в 1,5 трлн руб.
Кольцо не было метафорой — более того, оно было не только банковским, признала в интервью «Ведомостям» председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. Участники московского пенсионно-банковского кольца — в него входили и банки, и пенсионные фонды, и «некоторые другие финансовые институты» — проводили взаимные операции, не обязательно закольцованные, иногда они были двусторонними, рассказала она: «Делалось это для того, чтобы обходить наше регулирование, камуфлировать риски». Риски накапливались, и когда один из институтов испытал проблемы, то они отозвались у тех, кто занимался перекрестным вложением, — проблему надо было решать, продолжает Набиуллина: «Эти банки не только too big to fail, но и too big to stay as it is. Мы поэтому и создали новый механизм санации».
Братство кольца
Размер операций внутри кольца составил «как минимум десятки миллиардов рублей», заявила Набиуллина, не назвав верхнюю границу оценки. Директор по корпоративным рейтингам «Эксперт РА» Павел Митрофанов оценивает кольцо в сотни миллиардов рублей вплоть до 300 млрд Другие аналитики давать оценки не рискнули — полностью картина этих операций до сих пор не видна. Не факт, что и сам регулятор все знает — нужно видеть всю цепочку, говорит аналитик Fitch Александр Данилов.
«Одна из таких сделок вам известна — подмена на балансе «ФК Открытие» кредитов с залогами на облигации структуры, связанной с пенсионной группой, на 30 млрд руб.», — говорит Набиуллина. Речь идет о сделках накануне санации «ФК Открытие» — в августе прошлого года вместо обеспеченных кредитов, выданных структурам О1 Group Бориса Минца, на балансе банка оказались облигации SPV-компании «О1 груп финанс». По этим бумагам объявлен дефолт.
Весной 2015 г. после IPO Промсвязьбанка по 10% акций банка за 6,9 млрд руб. купили на бирже НПФ «Будущее» Минца и фонды группы «Сафмар» — «Доверие» и «Сафмар». В итоге деньги по цепочке вернулись собственникам пенсионных фондов, знает Набиуллина: «Да, такая история была И было достаточно тяжело доказать, что это ненадлежащий источник капитала для банка». Буквально накануне санации Промсвязьбанка фонды продали 20% на Московской бирже — теперь банк оспаривает эти сделки в суде, утверждая, что бумаги на деньги Промсвязьбанка выкупила компания Promsvyaz Capital его бывшего совладельца Дмитрия Ананьева.
Кольцо, еще кольцо
«О пенсионно-банковском кольце рынок знал. Были схемные банковские IPO, залезали в пенсионные деньги и де-факто направляли их на финансирование своих же проектов», — говорит совладелец Совкомбанка Сергей Хотимский. Цена на НПФ доходила до 20% средств под управлением — такая стоимость отбивается только операциями с определенной направленностью, продолжает он.
Где-то рисовались активы, где-то направляли дешевые средства на проекты акционеров, что гораздо выгоднее, чем банковский кредит, говорит Митрофанов. Не стоит забывать и о проектах в недвижимости, часть кольца может находиться там, замечает один из управляющих.
Дмитрий Минц, член совета директоров O1 Group, признавал, что ситуация в банковском секторе повлияла на группу — тогда было объявлено о выходе Бориса Минца, его отца, из капитала O1 Properties, ключевого актива семьи, — крупнейшего владельца московских офисов класса А. «Группе надо снижать долговую нагрузку, но, как это сделать, если с тобой судится Центробанк? Как расплатиться с МКБ, если из-за этих судов нам не позволяют вести какую-либо деятельность?» — говорил Дмитрий Минц «Ведомостям» в марте.
В апреле МКБ, которому группа была должна 25 млрд руб., передал долг своему основному акционеру, концерну «Россиум». А тот нанял компанию Riverstretch Trading & Investments «для работы над структурированием сделки по возврату средств». Минц искал покупателей и на НПФ, писали «Коммерсантъ» и Reuters со ссылкой на источники. Минцы всей семьей покинули Россию и находятся в Лондоне, рассказывали «Ведомостям» четыре собеседника.
Вчера Дмитрий Минц в ответ на вопросы «Ведомостей» о кольце, сделках с Промсвязьбанком ответил, что, «кроме того, что это полностью не соответствует действительности, сказать вам ничего не могу». Покупка акций Промсвязьбанка была рыночной инвестицией, уверяет представитель SFI, акционера НПФ «Сафмар», Антон Гольцман, отметив, что у холдинга отсутствует информация о каких бы то ни было встречных финансовых потоках в рамках неких «договоренностей». Представитель НПФ «Будущее» в ответ на вопросы прислал ссылки на оценки сделок, которые ЦБ давал в 2015 г.
Кольцо на пенсию
Пенсионно-банковское кольцо несколько шире, чем три банка с родственными структурами и группа НПФ, уверен Митрофанов. «Если что-то и осталось, то в гораздо меньших размерах», — говорит Набиуллина. По ее мнению, в значительной части эти проблемы уже решены — «как раз тут была концентрация проблемы».
Масштаб кризиса на пенсионном рынке больше, чем на банковском, уверен аналитик «ВТБ капитала» Михаил Шлемов. Пока не закончится оздоровление и расчистка на рынке НПФ, сложно переходить к концепции индивидуального пенсионного капитала (ИПК), уверен он. Основная проблема пенсионно-банковского кольца — подорванное доверие к пенсионной системе, считает Шлемов: «Люди стремились переводить деньги в НПФ, опасаясь изменения статуса накоплений после заморозки накопительной части, но и в фондах оказалось не все гладко». ЦБ придется потратить годы, чтобы убедить население в надежности пенсионной системы, ожидает он.
Разбираться с перекрестным финансированием — задача сложная, где-то ЦБ не хватает полномочий для более быстрого реагирования и сбора доказательств: ЦБ еще много предстоит сделать, согласен Хотимский. «Ключевое в этой истории, чтобы безнаказанность не растлевала будущие поколения», — заключает он.
Кольцевая, догадался Штирлиц
«Сейчас вступает в силу изменение в закон, по которому ущерб можно предъявить контролирующему собственнику и в случае санации банка — раньше это было доступно только в случае банкротства банка. Мы собираемся этой нормой пользоваться», — предупредила Набиуллина, не уточнив возможных претензий к бывшим владельцам.
Из них активы регулятору, по словам Набиуллиной, передавал только бывший собственник Бинбанка Микаил Шишханов. ЦБ направил в правоохранительные органы обращения по санируемым через ФКБС банкам на 260 млрд руб., в том числе по «ФК Открытие» — 20,5 млрд
Вадим Беляев, экс-совладелец «ФК Открытие», на звонки «Ведомостей» не ответил. Ряд активов был передан банку в прошлом году, говорит представитель «Открытие холдинга»: «Сейчас ведется диалог по поводу других активов, но у нас имеются разногласия в оценке их стоимости».
Такие разногласия у ЦБ есть и с Шишхановым. «Мы считаем, что он передал [активы на сумму] около 100 млрд руб.». Шишханов в сентябре говорил, что намерен передать ЦБ активы на 300–350 млрд руб. «Я не вовлечен в проведение оценки со стороны ЦБ, сложно комментировать. То, как я покупал, я так и передал — я активы собирал пять лет. Рынок в цене сильно потерял. Если бы у меня активы не обесценились, санация была бы не нужна. То, что было год назад, сейчас уже другие деньги. Цена, наверное, не соответствует, как говорит Эльвира Сахипзадовна, но актив все-таки есть», — сказал Шишханов.
Представитель Ананьева, который распродает российские активы, не ответил на вопросы.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео