Деловая газета «Взгляд» 18 мая 2018

Россию пытаются сделать крайней в споре Китая и Вьетнама

Фото: Максим Шеметов / Reuters
Роснефть беспокоится о судьбе работ, ведущихся на крупном месторождении в Южно-Китайском море. Еще бы — хотя работы делаются по согласованию с Вьетнамом, на эту территорию претендует Китай, и поэтому у Роснефти могут быть проблемы. По крайней мере, именно так заявляют западные СМИ. Так ли это?
В четверг Reuters со ссылкой на «осведомленные источники» сообщило: в компании Rosneft Vietnam — «дочке» Роснефти, работающей на шельфе Южно-Китайского моря, беспокоятся о судьбе работ, которые ведутся на газовом месторождении Lan Do («Красная орхидея»).
С точки зрения Вьетнама месторождение находится в его 200-мильной исключительной экономической зоне. Но речь идет о спорной акватории, на которую претендует Китай. С точки зрения Пекина, «Красная орхидея» на 85 миль «заступает вглубь» от границы той зоны, которую китайцы считают своей, и где они развертывают вооружения. В этой связи в Rosneft Vietnam опасаются негативной реакции Пекина, утверждает Reuters.
После публикации в западном агентстве реакция Китая действительно последовала. Официальный представитель МИД КНР Лу Кан заявил, что ни одна компания не имеет права заниматься разработкой ресурсов в акватории, контролируемой Китаем. По оценке ТАСС, именно так представитель МИДа прокомментировал начало работ Rosneft Vietnam.
Роснефть не консультировалась с Кремлем по поводу работ на шельфе в Южно-Китайском море, сообщил журналистам пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. В самой Роснефти подчеркивают — Пекин отреагировал не на саму ситуацию, а на публикацию Reuters.
«Никакой «спорной ситуации» нет. Разговоры о том, что какая-то «дочка» Роснефти выражала какую-то обеспокоенность — это полный бред», — сказал газете ВЗГЛЯД директор департамента информации и рекламы Роснефти Михаил Леонтьев. «Агентство Reuters просто устроило провокацию, придумало информационный повод, чтобы спровоцировать реакцию на очевидно всем известные обстоятельства», — уверен собеседник.
«Хочу заметить, что эта платформа там стоит уже 16 лет (а в море платформа вещь, в общем, заметная). Работы там, кроме нас, вели BP, индийская компания ONGC, теперь мы — и ни у кого это не вызывало никаких вопросов», — отмечает Леонтьев.
«Роснефть» действует в рамках всех необходимых норм: в рамках лицензионного соглашения, в рамках законодательства Вьетнама о недропользовании, и всех международных норм. На этом хайп заканчивается», — подчеркнул Леонтьев.
Два дня назад официальный сайт Роснефти, сообщал в связи с началом бурения новой скважины на месторождении Lan Do: запасы природного газа здесь оцениваются в объеме 23 млрд кубометров. Всего же бассейн Нам Кон Шон, к которому относится месторождение, содержит как минимум 69 млрд «кубов» газа.
Географически, по данным портала Offshore Technology, месторождение Lan Do находится в 320 милях южнее вьетнамского города Хошимин (бывший Сайгон). Расстояние от общепризнанной крайней южной точки Китая, острова Хайнань — более чем вдвое больше. Но Китай претендует на эту акваторию в силу ее близости к спорным островам Спратли (по-вьетнамски Чыонгша, по-китайски — Наньша).
«Китайцы объясняют свои претензии на эту часть Южно-Китайского моря историческими причинами, которыми они обосновывают владение всеми островами Спратли, и Парасельскими островами, — сказал газете ВЗГЛЯД старший научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Василий Кашин.
Отметим, что такие претензии выдвигают «два Китая» — и КНР, и Тайвань. Карты, на которых большая часть Южно-Китайского моря принадлежит Китаю, начали печататься еще в середине прошлого века. Главным козырем в Пекине и Тайбэе считают данные китайских историков. Утверждается, что еще около 2 тысяч лет назад китайские мореходы открыли риф Скарборо, который, к слову, куда ближе не к Китаю, а к филиппинскому острову Лусон. Тем не менее, открытие Скарборо (или острова Хуанъянь), китайцы считают веским поводом. В мае 2016 года в Китае обнаружили «железные доказательства», которые, по мнению местных экспертов, позволили бы обосновать в Международном трибунале по морскому праву претензии на спорные острова. Доказательствами были объявлены рукописные лоции 600-летней давности. На основании исторических прецедентов в Китае «проводят определенную линию границы своей исключительной экономической зоны», отметил Кашин.
Но историческими данными оперируют и конкуренты Китая в борьбе за море, богатое углеводородами, и важное в транспортном и военно-стратегическом отношении.
«В данном случае два известных блока, где «Роснефть» сейчас собирается заняться добычей, полностью находятся в исключительной экономической зоне Вьетнама», — сказал газете ВЗГЛЯД научный сотрудник Центра изучения Вьетнама и АСЕАН Института Дальнего Востока РАН Григорий Локшин.
По его словам, претензии Китая основаны на произвольно нарисованной им линией в форме буквы «U», которая отводит КНР 90% акватории Южно-Китайского моря и не имеют под собой никаких юридических оснований. «Это было недавно признано международным арбитражным судом по морскому праву в Гааге (тогда разбирались претензии Филиппин — прим. ВЗГЛЯД). Поэтому все претензии Китая к „Роснефти“, как и несколько лет назад к Газпрому, который на других участках начал разрабатывать добычу газа, не имеют под собой никаких оснований. Два-три года назад эти претензии были тихо сняты, то же самое произойдет и с этими претензиями», — прогнозирует Локшин.
Василий Кашин также отмечает, напоминая об истории с Газпромом: «Это не первый раз, когда с подобным сталкивается российская компания. Китайцы считают, что это их территория, Вьетнам считает иначе.
Россия не занимает никакой позиции по этому вопросу, мы не поддерживаем ни одну из сторон».
Действительно, с точки зрения Москвы, собственно спорные острова — Парасельский архипелаг, и острова Спратли являются территориями, на которые претендуют сразу несколько государств — Китай, Вьетнам, Филиппины, Малайзия и Бруней. Но — и это важный момент — Россия не ставит под сомнение законность 200-мильную зону Вьетнама, которая, в полном соответствии с международным правом, «отсчитывается» от вьетнамского берега. Россия исходит не из интересов Вьетнама, подчеркивает Григорий Локшин.
Но поскольку точка зрения Китая на эту акваторию непоколебима (и также, с точки зрения Китая, обоснована с международно-правовой точки зрения), российские газовики оказались невольно вовлечены в тяжбу двух геополитических и экономических союзников России. Правда, опыт последних лет показывает, что мы успешно договариваемся и с Ханоем, и с Пекином.
Комментарии
2
Читайте также
Крупнейший оператор платного ТВ в России поднимает цены
1
Королевство Disney стало империей
США могут снять санкции с «Русала»
1
Twitter существенно рухнул в цене