Прайм 18 мая 2018

После запуска автоклава Petropavlovsk проведет road show для инвесторов Ближнего Востока

МОСКВА, 18 мая — ПРАЙМ, Сергей Падалко. Откуда и каких новых крупных инвесторов будет привлекать золотодобывающий «Петропавловск», почему сначала необходимо завершить строительство автоклавного хаба и обязательно надо продать акции IRC, рассказал в интервью агентству «Прайм» крупнейший акционер Petropavlovsk Plc (ГК «Петропавловск») Кенес Ракишев.
— Кенес, как вам, казахстанскому бизнесмену, пришла идея стать акционером российской золотодобывающей компании?
— Мне интересны крупные инвестиционные истории. Сейчас я развиваю международный инвестиционный холдинг Fincraft. Планируем объединить под одной крышей множество разных активов из горнорудного, технологического и финансового секторов.
Российские активы для меня столь же значимы, что и активы в Казахстане. В России у меня интересы в недвижимости, логистике, и целом ряде других областей. С конца 2017 года в моем портфеле добавились акции «Петропавловска». Я давно присматривался к золоту, так как цены на этот металл находятся на том уровне, который я считаю привлекательным для приобретения акций компании. Более того, я нахожу этот актив недооцененным из-за длительных корпоративных конфликтов. Вижу возможности для увеличения рыночной капитализации компании. Связываю их с завершением строительства автоклавного комплекса в Амурской области.
— Как вы вышли на Вексельберга с предложением о выкупе его доли в компании, вы ему сами предложили эту сделку?
— Мы начали переговоры с "Реновой" осенью 2017 года. «Ренова» была не единственной компанией, с которой мы обсуждали вопросы покупки золотодобывающего актива. Также мы вели переговоры с «Золотом Камчатки», но не договорились с ними по цене.
— Вы были знакомы с ним ранее?
— Да, я знаком и веду дела с крупнейшими российскими бизнесменами. С Виктором Феликсовичем созвонились и начали переговорный процесс, который успешно завершился.
— Был ли у вас раньше опыт в горнодобывающей отрасли?
— К моменту покупки доли в ГК «Петропавловск» накоплен большой опыт управления активами в горнодобывающей отрасли. Свой путь в бизнесе я начинал в крупнейших национальных компаниях нефтегазовой отрасли Казахстана — «Казтрансгаз», "Казмунайгаз", которые заложили базу и понимание специфики работы добывающих компаний.
Перейдя в 2004 году в частный бизнес, я создал компанию SAT & Company, которая с тех пор выросла в один из динамично развивающихся казахстанских промышленных холдингов, в котором у меня 77%. Сейчас компания владеет крупными месторождениями никеля и кобальта, а также золотоизвлекательной фабрикой и разведочными участками Ромалтын.
В 2012 году я приобрел пакет акций компании Central Asia Metals Plc, которая перерабатывает казахстанские отвалы рудника Конырат и торгуется на Лондонской товарной бирже. Компания также владеет золотым, молибденовым и медными проектами, которые находятся в Чили и Монголии, а также цинково-свинцово-серебряным месторождением Sasa в Македонии.
Я постепенно снижал свою долю в компании, и в феврале 2018 года я окончательно вышел из числа акционеров Central Asia Metals Plc, продав оставшийся пакет акций за 29,2 миллиона фунтов стерлингов, и сфокусировался в этом секторе на ГК «Петропавловск».
Я вышел из Central Asia Metals Plc, чтобы освободить средства, которые с высокой долей вероятности пойдут на вывод из под РЕПО акций «Петропавловска», которые сейчас находятся у ВТБ.
— Будете и дальше наращивать свою долю в компании до контрольной?
— Сейчас у меня в компании приграничная доля: 22,4%, а также через бонды порядка 5% — конвертируемые облигации. В сумме получается свыше 27%. Если я перейду границу 30%, то официально должен буду сделать предложение по выкупу. Но таких планов у меня пока не было.
— А для кого ваш представитель в совете директоров Бектас Мукажанов покупает акции компании?
— Акции приобретаются группой Fincraft в связи с привлекательным уровнем текущих цен. Г-н Мукажанов, являясь лицом, аффилированным с группой Fincraft, отчитывается о таких сделках по требованию английского законодательства и по внутренним правилам компании.
— Вы встречались с Масловским, предлагали ему вернуться к руководству компанией?
— С Павлом Масловским мы не обсуждали его возвращение. Делая заявление для СМИ в январе 2018 года, я исходил из той общепринятой логики, что тот человек, который начал, и должен завершить строительство POX Hub (Pressure Oxidation Hub) в Амурской области.
К тому моменту я не знал, что была проведена гигантская работа по поиску нового главного исполнительного директора компании. Романа Денискина рекомендовал совет директоров, он прошел все необходимые процедуры. Прав блокировать решение совета у меня не было, так как я не являюсь его членом, да я и не видел в этом смысла. Надо дать человеку поработать, применить свой опыт. Будем смотреть за развитием событий.
— Какова ваша позиция относительно требования двух акционеров, которые хотят изменения состава директоров компании?
— Информация о предложении CABS Platform Ltd и Slevin Ltd по изменению состава совета директоров ГК «Петропавловск» стала для меня полной неожиданностью. Я хочу узнать больше об их планах и о том, как это может повлиять на бизнес компании.
Вместе с тем хотел бы напомнить, что ранее корпоративные противоречия мешали компании развиваться. Уверен, что сейчас мы сможем найти решение, которое устроит всех акционеров. Это позволит компании сконцентрироваться на бизнесе и решении одной из ключевых задач текущего года — завершении строительства автоклавного хаба.
— Насколько для вас, как крупного акционера, приемлемо требование того, что в совете директоров вообще не будет вашего представителя, если акционеры все-таки решат распустить действующий совет директоров?
— Думаю, этого не произойдет, мы будем настаивать на том, чтобы наш представитель остался в составе совета директоров
— Какие у вас идеи по дальнейшему развитию компании?
— Самое главное, необходимо завершить строительство автоклавного хаба в Амурской области. В этом я вижу большой потенциал для компании — увеличится и прибыль, и добыча, и запасы. В 2018 году будет запуск, на промышленные объемы объект выйдет в следующем году. Для этих целей заключен форвардный контракт с Газпромбанком на поставку 96 тысяч унций золота. Эти оборотные средства позволят завершить стройку.
Запуск хаба позволит использовать упорные руды. После окончания его строительства производство золота увеличится на 30% — до 19 тонн в год. То есть ГК «Петропавловск» — входит в пятерку компаний по добыче и в десятку по запасам. С выходом автоклава на промышленные объемы запасы тоже увеличатся, потому что сейчас у компании упорные руды находятся за балансом.
После завершения строительства автоклава я хочу сделать небольшое road show для привлечения крупных инвесторов из стран Ближнего Востока, которые могут вкладываться в крупные золоторудные предприятия. Чтобы они на бирже могли купить акции «Петропавловска», может быть даже допэмиссию для них сделать.
— И на что, как вы считаете, могут быть направлены, средства, которые будут привлечены?
— Средства могут быть направлены как на инвестиционную программу самого «Петропавловска», включая развитие перерабатывающих мощностей, развитие подземной добычи, разведку в рамках новых лицензий, так и на финансирование новых приобретений.
— Насколько вы лично можете быть вовлечены в управленческий и операционный процессы компании? Насколько сейчас сильны ваша позиция, и влияние на компанию?
— Что касается моей вовлеченности в операционные процессы компании, то я достаточно глубоко в них погружен. Мои интересы в совете директоров представляет Бектас Мукажанов, представитель Fincraft Holdings. Я считаю, что на данный момент этого вполне достаточно.
— У компании есть непрофильные активы, что бы вы посоветовали менеджменту, как с ними поступить? Например, металлургическая компания IRC?
— Моя позиция, что надо продавать 31% акций IRC. Знаю, что совет директоров и менеджмент придерживаются схожих взглядов по этому активу. Переговоры по нему на предмет продажи еще не начинали.
— А институт «Иргиредмет», новостной консалтинговый портал ИРМИТА-КОНСАЛТ (СОГРА)?
— Не готов отвечать, не обсуждали.
— Были идеи объединить «Петропавловск» с золотодобывающими активами Мусы Бажаева ("Русская платина") и компанией «Высочайший» (GV Gold). Что вы думаете на этот счёт, будете продолжать переговоры? Насколько эти сделки еще возможны?
— К переговорам о возможных M&A компания вернется только после достройки автоклавного комплекса.
— Какие вообще возможны сделки M&A, может быть с компаниями в Казахстане? Какие есть у вас на этот счет идеи?
— Моя личная позиция, что только после достройки автоклавного хаба можно фокусироваться на сделках M&A. Возможно, это будут активы в Центральной Азии и РФ — там, где у нас есть серьезная экспертиза: Казахстан, Киргизия и Узбекистан. Необходима диверсификация. Мы понимаем рынок, знаем игроков и можем предложить ряд сделок. Не называя деталей, могу сказать, что уже есть три объекта, которые могли бы быть интересны компании.
В отношении России моя позиция такова, что сейчас есть ряд активов, которые сегодня не имеют возможностей провести IPO, хотя могут быть очень привлекательными. Фактически этот рынок закрыт для них, это не время для IPO средних компаний, может, для крупных да, но не для средних. И с этой точки зрения, это хорошее время для консолидации активов.
— Название компании — ПЕТРОПАВЛОВСК, вы знаете, состоит из имен двух создателей, не хотите его поменять, после того, как они ушли из компании?
— Petropavlovsk — это известный во всем мире бренд. Для ренейминга или ребрендинга оснований не вижу.
Комментарии
Читайте также
Сечин раскрыл планы на Германию
109
Белоруссия хочет вернуть деньги по путевкам «Натали Турс»
Достаточно: в США выступили против антироссийских санкций
34
Почему Россия пропускает крупнейший авиасалон в Фарнборо
144