Ещё

Обзор банковского сектора: I квартал завершен с очень скромным запасом валютной ликвидности, — Денис Порывай, аналитик Райффайзенбанка 

Фото: Прайм
Согласно опубликованному ЦБ РФ обзору банковского сектора, в марте консолидированная месячная чистая прибыль банков возросла до 175 млрд руб. (против 160,4 млрд руб. в феврале), что, как и в прошлом месяце, произошло, в том числе, за счет сокращения отчислений в резервы (объем резервов сократился на 15 млрд руб.) в условиях отсутствия роста просроченной задолженности. Также росту прибыли способствует поступление дешевой ликвидности от ЦБ РФ (в рамках мер по предупреждению банкротства).
В марте банкам не удалось пополнить валютную ликвидность, некоторым участникам пришлось пойти в Минфин за валютой
В валютной части баланса произошел приток средств в размере 2,5 млрд долл. на счета клиентов (в основном на расчетные счета корпораций). Напомним, что в феврале, напротив, был существенный отток средств (8 млрд долл.), который мы связывали с последствиями объявления «кремлевского списка» (когда валюта сначала пришла в банки РФ, а затем ушла из страны, что по времени совпало с размещением евробондов РФ). Из валютного кредитования было высвобождено 0,7 млрд долл. Таким образом, в результате кредитно-депозитных операций образовался приток валютной ликвидности в размере 3,2 млрд долл., который, по-видимому, частично был размещен в иностранных банках (+2,4 млрд долл.). Кроме того, размер портфеля долговых ценных бумаг в иностранной валюте сократился на 1,7 млрд долл. (что, скорее всего, обусловлено произведенной Минфином операцией обмена Russia 30). Однако это не способствовало заметному улучшению ситуации с валютной ликвидностью: некоторым банкам пришлось привлечь 0,9 млрд долл. в долг у Минфина (который предлагает относительно дешевые средства российским банкам под ставку всего 1,4% годовых, для сравнения — o/n LIBOR, ставка по долларам между европейскими банками, составляет 1,7% годовых плюс базисный спред 50-80 б.п.). Это может быть обусловлено, в том числе, напряженной ситуацией на европейском рынке МБК (долг перед банками-нерезидентами сократился на 0,9 млрд долл.) из-за глобального оттока долларовой ликвидности. Учитывая произошедшее увеличение валютных обязательств банков при сокращении валютных активов, мы считаем, что банки в марте сократили ОВП на балансе (в том числе за счет продажи долларов на споте).
По нашим оценкам, запас валютной ликвидности в банковской системе (=превышение высоколиквидных активов над остатками на корпоративных расчетных счетах) составил на конец марта всего 3,9 млрд долл. (для сравнения — в конце марта 2017 г. он был 23 млрд долл.), почти не изменившись м. /м., несмотря на высокий профицит сальдо счета текущих операций (+8 млрд долл.). По-видимому, в марте увеличился отток капитала из страны (вывод долларовых накоплений), или некоторые экспортеры сократили конвертацию экспортной выручки в рубли (не исключено, что по большей части (чем ранее) поставленной продукции на экспорт платежи приходили не в локальные банки).
Потенциал для заметного укрепления рубля отсутствует
С таким скромным запасом валютной ликвидности (меньше, чем мы ожидали) ее дефицит может образоваться уже в начале лета в связи интервенциями Минфина (хотя уже пять торговых дней покупки не осуществляются, мы предполагаем их возобновление), выплатой дивидендов и ростом импорта. Это будет являться фактором, сдерживающим укрепление рубля: при текущей нефти Brent 71,5 долл. /барр. справедливый курс рубля оценивается нами на уровне 59,8 руб. /долл. (с учетом санкций на RUSAL и сохранения бюджетного правила), что близко к текущему курсу (61,5 руб. /долл.). Таким образом, риск ужесточения санкций против РФ соответствует премии в размере всего 3% (1,7 руб.), которая, по нашему мнению, не выглядит высокой (= мы не ждем укрепления рубля, и 60 руб. /долл. выглядит как хороший уровень для покупки доллара). Кроме того, мы ждем дальнейшего расширения базисных спредов (OIS-FX swap > 100 б.п.) за счет опережающего снижения рублевых ставок по валютным свопам, которые в начале апреля искусственно снизились из-за маржинальных покупок доллара на споте.
Приток ликвидности по бюджетному каналу продолжился, однако спрос на КОБР обусловили операции ЦБ РФ  В рублевой части на счета физлиц пришло еще 212 млрд руб. (в дополнение к 381 млрд руб., которые пришли в феврале), что, скорее всего, обусловлено остаточным эффектом индексации зарплат/дополнительных выплат и/или поступлением процентов по вкладам. Возрос приток средств на счета юрлиц (+157 млрд руб. против +51 млрд руб. в феврале без учета Казначейства), что связано с поступлением рублевой ликвидности по бюджетному каналу. В рублевое кредитование было направлено 440 млрд руб. Отметим, что несмотря на слабый экономический рост, темп г. /г. кредитования продолжает увеличиваться (с 5,5% в феврале до 6,3% в корпоративном и с 15,3% в феврале до 16,1% в розничном сегменте). Мы не исключаем, что частично прирост кредитования связан со сделками wrong-way (вследствие узких базисных спредов и относительно низких рублевых ставок).
В марте долг перед регулятором возрос на 512 млрд руб., что (как указано в обзоре ЦБ РФ «Ликвидность банковского сектора и финансовые рынки») обусловлено реализацией ЦБ РФ и ГК АСВ мер по предупреждению банкротства отдельных банков, эти средства были размещены на корсчетах/депозитах в ЦБ РФ (+273 млрд руб.) и КОБР (+431 млрд руб. до 1,1 трлн руб.). Таким образом, увеличение покупок КОБР не обусловлено увеличением структурного профицита рублевой ликвидности (его испытывают далеко не все банки).
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео