Ещё

Впервые за двадцать лет у «Газпрома» — убыток. Что происходит вокруг компании? 

Фото: ТАСС

Убыток, разделение, благотворительность и высокая награда. «Газпром» стал одним из главных ньюсмейкеров последних дней. Монополия допустила свое разделение на добычу и транспортировку. Впервые с дефолтного 1998 года по итогам девяти месяцев у нее убыток. Но при этом корпорация потратит огромные деньги на благотворительность, а ее руководитель получил одну из высших госнаград. Что происходит вокруг «Газпрома»?

Обо всем по порядку. Разделение компании: «Газпром» допустил его в проспекте по выпуску еврооблигаций — указал в качестве одного из рисков, равно как и потерю монополии на экспорт голубого топлива. Об этом говорят последние 20 лет. Но, пожалуй, самые громкие разговоры были два года назад, когда о возможном разделении заявлял глава ФАС Игорь Артемьев. Причем, он уточнил, что инициатор — глава «Роснефти» Игорь Сечин.

Разделить и заодно лишить «Газпром» монополии на поставки газа за рубеж — это всегда подавалось как возможность усилить российские позиции в Европе, заместить сланцевый газ из Штатов и потеснить других конкурентов. А разделение на условные «Газпром» и «Трансгаз» (по аналогии с «Транснефтью») поможет нам преодолеть третий энергопакет, который ограничивает для производителей газа его транспортировку. Это имеет смысл, соглашается ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев.

Рустам Танкаев ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России «Эта идея решила бы часть проблем, которые возникают из-за третьего энергопакета при поставках газа в Европу. Значительно освободила бы от притеснений проекта „Газпрома“ такие, как „Северный поток-2“. В этом случае, по крайней мере, доводов у Еврокомиссии по поводу соблюдения третьего энергопакета точно не останется. Им придется высасывать из пальца другие какие-то причины.

Впрочем, эксперт оговаривается, что вопрос антимонопольного законодательства Европы, скорее, политический. И даже если разделить „Газпром“, то причины предъявить претензии корпорации все равно найдутся. А вот как повлияет разделение на внутренний рынок газа — большой вопрос.

Есть пример не самой успешной реформы РАО ЕЭС, после которой цены на электричество для потребителей выросли в несколько раз, потому что началась настоящая российская рыночная конкуренция. И для противников разделения — это сильный аргумент. Теперь что касается убытка компании, за который на монополию обрушился шквал критики. Он составил 9 млрд рублей за девять месяцев. И это впервые после драматичного 1998 года. Но почему корпорация получила убыток — загадка. Ее выручка выросла, причем по всем статьям, и ни один из аналитиков, прочитав отчетность, объяснить убыток не смог. Возможно, это дело политической важности, делится догадкой гендиректор Фонда национальной энергобезопасности Константин Симонов.

Константин Симонов генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности „Я не исключаю, что в диалоге с Минфином эти цифры на тему „у нас прибыль резко упала, нам как-то нужна поддержка“ могли иметь эффект. С точки зрения бухгалтерской смекалки очевидно совершенно, что компания легко может прибыль превращать в убытки, а убытки — в прибыль на самом деле. Особенно крупная компания. Это делается довольно просто, если учесть, что пока поставки в Европу растут, я думаю, что эта история с убытками — она все равно временная и, может быть, даже специально использовалось компанией для того, чтобы определенные льготы для себя выбивать“.

Это подтверждает и то, что „Газпром“ недавно, как и „Роснефть“, получил налоговые льготы. Но есть еще одно темное пятно в отчетности газовой корпорации. В графе „прочие расходы“ числятся 387 млрд рублей. Это не деньги на строительство новых газопроводов, потому что они идут по иной статье. На что компания могла потратить такую сумму, непонятно. Но это была РСБУ, возможно, отчетность по международным стандартам даст ответ на этот вопрос и вообще покажет прибыль.

Параллельно Bloomberg выяснил, что „Газпром“ потратит рекордные 26 млрд на благотворительность. Большая часть пойдет на создание исторических мультимедийных парков „Россия — моя история“. Исходя из тематики, можно предположить, что монополия таким образом проявила „социальную ответственность бизнеса“. А еще интересно, что за день до этой публикации глава „Газпрома“ Алексей Миллер получил один из высших российских орденов — „За заслуги перед Отечеством I степени“ и стал первым из госменеджеров, которого удостоили такой награды. Для сравнения, у Андрея Костина и Сергея Чемезова „заслуги“ II степени. У Германа Грефа — третьей. А у Игоря Сечина этого ордена и вовсе нет. Только орден Дружбы.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео