Далее:

«Росэлектроника» срубила «Секвойю»

Холдинг отказался от покупки азиатских микроэлектронных активов
«Росэлектроника» отказалась от покупки малайзийских микроэлектронных предприятий. Оценка дизайн-центра Key ASIC Inc и фабрики Silterra, к которой россияне присматривались несколько лет, по данным «Ъ», составляла около $200 млн, но девальвация рубля сделала покупку нерентабельной. Приобретения зарубежных промышленных предприятий срывались и по политическим причинам, отмечают конкуренты.
«Росэлектроника» в годовом отчете сообщила, что в декабре 2016 года прекратила инвестпроект по приобретению азиатских активов Key ASIC Inc. и Silterra Malaysia. Проект, получивший название «Секвойя», уже приостанавливался в декабре 2014 года, но в мае и ноябре 2015 года совет директоров «Росэлектроники» вновь дважды обсуждал возможную сделку. «Росэлектроника» рассматривала возможность приобретения активов в Малайзии для создания СП, подтвердила представитель холдинга Полина Гвоздева. По ее словам, отрицательное решение по покупке активов было принято еще в конце 2014 года и было обусловлено девальвацией рубля, сделавшей сделку нерентабельной. На due diligence «Росэлектроника» потратила около 42 млн руб.
Key ASIC занимается сопровождением производства чипов, в ее линейке WiFi-SD-карты и USB-накопители. В 2015 году ее выручка составила $4,4 млн при убытке в $2,3 млн «Экономические санкции, наложенные на Россию, в большой степени повлияли на выручку и прибыль», — говорится в отчете Key ASIC за 2015 год. Основатель Key ASIC Эг Ка Йи контролирует 39% компании, структуры инвестфонда правительства Малайзии Khazanah Nasional Berhad владеют еще 23,6%. Этот же инвестфонд контролирует и Silterra Malaysia. По собственным данным, объем производства на фабрике превышает 40 тыс. пластин в месяц. «Росэлектроника» проявила интерес к Silterra еще в 2010 году, на фабрику приезжали делегации сотрудников «Росэлектроники», Минобороны и Роскосмоса, говорит собеседник «Ъ» в «Росэлектронике». «В России на тот момент не было такого дизайн-центра, и фабрики, которая бы успешно работала и производила бы микросхемы 180 нм и 130 нм, и чтобы был задел на 65 нм», — вспоминает другой источник «Ъ». По его словам, сумма сделки была «под $200 млн». Но в 2016 году стало понятно, что покупка Silterra не имеет смысла, говорит бывший сотрудник «Ростеха». «Это не принесет продуктовой независимости, к тому же обострилась политическая обстановка, и, поскольку это критические технологии, могли возникнуть сложности с вывозом продукции в РФ», — поясняет он. К тому же цена актива «перестала соответствовать ожиданиям покупателя». Теперь на Silterra есть и другие претенденты. В сентябре 2016 года об интересе к активу заявлял гендиректор X-FAB Silicon Foundries Руди Де Винтер. В Key ASIC и Silterra комментарии не предоставили.
Активы «Ростеха» в области микроэлектроники должны вскоре стать частью другой крупной сделки. В ноябре 2016 года стало известно, что «Ростех» начал переговоры с АФК «Система» об объединении бизнеса в области микроэлектроники и IT. Представитель «Системы» вчера отметил, что в рамках подписанного соглашения ведется «планомерная работа». У АФК и подконтрольного ей «Микрона» также были планы по расширению производства и созданию в РФ микроэлектронной фабрики. В апреле 2016 года «Микрон» сообщал ТАСС, что подавал заявку в Минпромторг и ВЭБ на финансирование такой фабрики. В Минпромторге вчера уточнили, что заявку «Микрона» не получали. В ВЭБе не предоставили комментариев.
Key ASIC и Silterra интересны, но не для российской экономики, констатирует президент «Ангстрем-Т» Анатолий Сухопаров. «У нас достаточно R&D-центров, которые размещают заказы на зарубежных фабриках. Покупка таких активов не дает развиваться микроэлектронной отрасли внутри — ни научного развития, ни кадрового, ни, в конце концов, налогов, которые остаются за границей. Строить и создавать надо у себя», — уверен он. Господину Сухопарову неизвестны сделки по покупке российскими компаниями зарубежных микроэлектронных активов. «Можно вспомнить случаи, когда российские компании хотели приобрести контроль над крупными промышленными организациями, например, Opel, чтобы получить доступ к современным технологиям, но каждый раз эти сделки срывались по каким-либо политическим причинам», — говорит он.
«Нельзя оправдать такие сделки ни возможностями трансфера технологий, ни использованием зарубежных активов в качестве канала поставок своей продукции на мировой рынок. Возможно, срыв сделки — это еще один положительный эффект санкций», — считает гендиректор Центра современной электроники Иван Покровский.
Владислав Новый
Ростех НИИМЭ и Микрон Роскосмос Минпромторг Еще 4 тега
Оставить комментарий