Далее:

"Факты антигосударственной практики"

«Факты антигосударственной практики»
Фото:
Когда советская производительность труда легко перегоняла американскую Низкую и не желающую расти производительность труда принято считать отечественной бедой, не меньшей, чем дураки и дороги. При этом приводится опыт СССР и говорится, что разнообразные методы морального и материального стимулирования в масштабах страны не приносили желаемого результата. Но в 1937 году произошла история, доказывающая, что советские рабочие и специалисты, когда им достойно платили, могли добиться невиданных успехов. Из статьи «Частная лавочка на государственном предприятии», «Правда», 1 апреля 1937 года. В редакцию «Правды» явился инженер завода имени Серго Орджоникидзе (директор тов. Мельников)… Речь идет о государственном предприятии, призванном выполнять важные задания (завод N28 Наркомата оборонной промышленности СССР занимался изготовлением и ремонтом воздушных винтов. — «История»). Уж где-где, а на таком предприятии должны быть крепчайшая дисциплина и порядок. На деле, однако, группа руководителей цехов завода им. Орджоникидзе — людей с партийными билетами в кармане, превратила государственное предприятие в частную лавочку. Руководители трех цехов принимали заказы от других государственных предприятий, выполняли их на заводском оборудовании и частично из заводских материалов, а деньги за исполнение заказов брали себе. Одному из московских объединений потребовалось срочно отремонтировать деталь машины. Представитель объединения прибывает на завод им. Орджоникидзе и просит принять заказ. Заводоуправление соглашается принять его. Но начальник цеха Беман, член партии и кандидат в члены Краснопресненского райкома, начинает доказывать невозможность выполнения заказа. В оправдание приводит нехватку рабочей силы, инструмента и грозит срывом программы цеха. Но как только из кабинета директора вышел угрюмый представитель объединения, начальник цеха Беман подкатился к заказчику с предложением: «Дайте нам сделать заказ частным образом. Уверяю, мы выполним его быстрее, чем вы сами просите»… Дельцы так обнаглели, что когда своему заводу потребовалось изготовить фрезы для одного специального станка, они отказались принять заказ от директора. Член партии, начальник цеха Тисин Александр доказывал невозможность изготовить эти фрезы, так как в цехе якобы нет оборудования и нет людей. Но вот появился спаситель — сын начальника цеха, кандидат партии Тисин Анатолий. Он предложил заводу изготовить эти фрезы в «частном порядке». Для этого он организовал бригаду в составе Тисина-отца, Тисина Владимира — своего брата, работающего инженером на этом же заводе, и нескольких рабочих. Прежде чем приступить к изготовлению фрезов (так в тексте. — «История»), компания «Тисин и сыновья» заключила с заместителем директора завода Соловьевым договор, по которому получили за заказ 24 500 рублей (для сравнения: знаменитая ткачиха-стахановка Дуся Виноградова зарабатывала 600 руб. в месяц. — «История»). Заказ выполнен в цехе, где начальником состоит Тисин-папаша. Из докладной записки руководителя группы по военно-морским делам Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП (б) Н. В. Куйбышева, 5 апреля 1937 года. Произведенной проверкой фактов, отмеченных «Правдой»… установлено, что работа «на сторону» на заводе N28 им. Орджоникидзе является не исключительным случаем, а практикуется как система. Установлено, что выполнение заказов работниками завода по частным договорам с различными заказчиками, как правило, проводилось с ведома и разрешения технического директора завода т. Алешина. Механика «частной лавочки» заключалась в том, что представитель учреждения или предприятия после отказа дирекции завода принять его заказ официально (за «перегруженностью» завода) обращался частным порядком к одному из работников завода и заключал с ним договор. Этот «частник» получал благословение технического директора т. Алешина, набирал «артель» мастеров и рабочих и выполнял заказ на заводском оборудовании и заводским инструментом. Формально считалось, что такие частные заказы выполняются во внеурочное время и из материалов заказчиков. Фактически при попустительстве администрации частные заказы выполнялись мастерами и рабочими частично в урочное время и из заводских материалов. Стимулируемые добавочным заработком по повышенным расценкам, инженеры, мастера и рабочие переключали все свое внимание на выполняемый ими частный заказ, что не могло не отражаться на всей заводской работе. Частные заказы выполнялись ударными темпами и отличались высоким качеством. Для иллюстрации «высокосознательного» отношения к частным заказам приведу разительный пример. Особой эскадрилье ГВФ понадобилось отремонтировать винт переменного в полете шага к самолету «Дуглас». Винт этот был системы «Гамильтон», т. е. той самой системы, над постановкой которого (так в тексте. — «История») на производство завод N28 безуспешно бьется уже два года. Больше того, завод до самого последнего времени не мог построить даже опытного образца этого винта, который выдержал бы испытания. Ремонт предстоял серьезный. Нужно было заменить ряд ответственнейших деталей втулки винта, другими словами, сделать их заново. То, над чем завод бьется два года, «рвачи» взялись в частном порядке сделать за несколько дней. И сделали. По заявлению начальника Особой эскадрильи ГВФ т. Каминского, втулка винта была выполнена лучше, чем она была новой. Практика «частной лавочки» вносила глубокое разложение в среду инженеров, мастеров и рабочих. Ее влияние сказывалось на производственной дисциплине в целом, на внимании к работам по внедряемому на производство винту переменного шага в частности, на всей работе завода. Для полноты картины необходимо отметить, что основной задачей завода N28 им. Орджоникидзе является производство винтов переменного в полете шага. В 1936 г. завод обязан был построить 200 шт. этих винтов. Не построил ни одного. В I квартале 1937 г. завод обязан был сдать самолетным заводам 300 винтов. Не сдал ни одного. Больше того, повторяю, что до самого последнего времени он не смог построить опытного винта, выдержавшего летные испытания. Основным виновником этого безобразного положения на заводе N28 и основным ответчиком за практику «частной лавочки» является технический директор завода т. Алешин, санкционировавший прием заказов частным порядком и попустительствующий всем вредным последствиям, из них вытекавшим. Совсем в неприглядном виде выглядит директор завода N28 т. Мельников. Нужно прямо сказать, что т. Мельников является вредным человеком на заводе. Завод из года в год находится в прорыве. На заводе существует непрерывная склока. Тов. Мельников по виду сердитый человек, широко применяющий «мат» в разговорах с работниками, на деле — безвольный человек, никудышный организатор, не умеющий сплотить коллектив на преодоление трудностей, погрязший в беспринципной склоке, технически безграмотный и не растущий, игнорирующий мнение заводских работников, абсолютно не терпящий критики, расценивающий каждое деловое предложение заводских работников как подкоп, склоку и т. д. Не обеспечивает партийное руководство на заводе секретарь парткома т. Илларионов. Описанные в «Правде» нравы на заводе проходили мимо его внимания, он их не замечал, и вслед за ним мимо них проходила и вся парторганизация завода. Для иллюстрации слепоты заводского парткома достаточно сказать, что на сегодняшний день учтено участников выполнения частных заказов 57 человек, из них 26 членов и кандидатов партии. Из сообщения «В Комиссии Партийного Контроля при ЦК ВКП (б)», «Правда», 7 апреля 1937 года. 1 апреля в «Правде» была опубликована статья «Частная лавочка на государственном предприятии»… Это сообщение послужило предметом обсуждения Комиссии Партийного Контроля при ЦК ВКП (б). Изложенные в статье факты антигосударственной практики приема частных заказов на заводе им. Орджоникидзе подтвердились. 7 апреля Комиссия Партийного Контроля приняла по этому вопросу следующее постановление: 1. …Начальников цехов: N7 Бекмана К. Я. — члена ВКП (б) и N2 Башарина С. И. — члена ВКП (б) — снять с занимаемых должностей и предать суду. 2. …Контрольного мастера приемки на заводе им. Орджоникидзе т. Треничкина А. Е. и контрольного мастера цеха N7 т. Хрусталева Д. И. — снять с занимаемых должностей и предать суду. 3. Принять к сведению, что заместитель Наркома Оборонной Промышленности т. Каганович М. снял директора завода им. Орджоникидзе т. Мельникова Ф. И. — члена ВКП (б), как не обеспечивающего руководство работой завода, допустившего антигосударственную практику выполнения заказов по частным договорам работников завода, предать т. Мельникова суду за бездействие и преступную халатность. 4. Поставить перед парторганизацией завода им. Орджоникидзе вопрос о снятии с работы секретаря парткома завода им. Орджоникидзе т. Илларионова И. И., как не обеспечивающего партийного руководства работой на заводе. Из сообщения ТАСС «В Прокуратуре СССР», 28 апреля 1937 года. …Расследованием установлено, что начальники цехов Беман, Баширин (так в тексте. — «История») и Лещенко, а также зав. подготовкой производства цеха Лимаренко… практиковали выполнение во вверенных им цехах в урочное и сверхурочное время, заводским оборудованием (станками), заводской рабочей силой и с частичным использованием заводских материалов частных заказов посторонних организаций. Вознаграждение за выполнение этих заказов брали в свою личную пользу, а частично употребляли на оплату других работников завода, привлекавшихся ими к выполнению этих заказов. Установлено, что, например, зав. подготовкой производства цеха А. А. Лимаренко по договору, заключенному им, как бригадиром группы, получил за выполненный по этому договору заказ 4448 руб., начальник цеха Лещенко И. М. за выполнение частного заказа получил 1650 р. Установлен ряд других аналогичных случаев… Дело назначено к слушанию на 4 мая в Московском городском суде под председательством т. Запольского. Государственным обвинителем выступает прокурор г. Москвы и Московской области т. Филиппов. Из статьи «Частная лавочка на государственном предприятии», «Правда», 9 мая 1937 года. После четырехдневного разбирательства дела работников завода им. Орджоникидзе окончательно установлена антигосударственная практика подсудимых, насаждавших в цехах систему частных заказов в ущерб интересам государства… Все подсудимые признали себя виновными. Некоторые из них прямо заявили, что если бы вовремя не была раскрыта «артель» Бемана, она бы превратилась в щель для проникновения на завод диверсантов и шпионов. Московский городской суд под председательством тов. Запольского приговорил К. Я. Бемана, С. П. Башарина, А. А. Лимаренко, И. М. Лещенкова (так в тексте. — «История») к лишению свободы сроком на 2 года каждого. Ф. И. Мельников и А. Е. Треничкин приговорены к одному году исправительно-трудовых работ. Д. И. Хрусталев присужден к 6 месяцам исправительно-трудовых работ. Публикация Евгения Жирнова
Бизнес В мире СНГ Экономика Еще 2 тега
Оставить комментарий