Минфин предлагает приучать граждан платить страховые взносы после 2018 года

Минфин решил повысить налоговую нагрузку на граждан
Фото: РИА Новости
Министр финансов Антон Силуанов предложил после 2018 года обязать граждан самостоятельно уплачивать обязательные страховые взносы. Бизнес поддерживает эту меру — она снизит налоговую нагрузку на предприятия — и просит реализовать ее как можно раньше. Но экономисты отмечают, что перекладывание нагрузки на граждан уменьшит их реальные заработные платы и в результате замедлит экономический рост.
Предложив в среду перераспределить нагрузку между предприятиями и их работниками, Антон Силуанов упирал на международный опыт и целесообразность снижения налоговой нагрузки на бизнес. Но реализацию этого предложения сразу отложил на период после 2018 года, напомнив, что до этого времени правительство решило не менять принципиальных подходов к налоговой нагрузке.
«Временные рамки названы примерно», — пояснила РБК помощник министра Светлана Никитина: пока Минфин считает, что в этом направлении надо двигаться, и предлагает такую идею к обсуждению. Сегодня платежи, которые выполняет работодатель, несколько абстрактны для граждан, говорит Никитина. «Будет правильно, если это будет персонифицировано», — отмечает она. Но конкретные предложения, как и что делать, нуждаются в подробном обсуждении — в правительстве, на экспертных площадках, «социальный блок обязательно должен высказаться».
Пресс-секретарь вице-премьера Ольги Голодец, отвечающей за социальные вопросы, отказался от официальных комментариев: предложение еще не формализовано.
В беседе с журналистами Силуанов предложил переносить нагрузку постепенно, начиная с 2–3–4%, снизив, например, до 26% (с нынешних 30%) для работодателей, а 4% переложив на граждан.
Перенос нагрузки — это правильно, считает вице-президент «Деловой России» Николай Остарков. «Чем больше взносов будет возлагаться на физлицо, тем мы будем ближе к страховой природе взноса. Ведь это должно быть оплатой некого страхового продукта — полиса, подобного ОСАГО», — говорит он. С другой стороны, надо снимать с предприятий несвойственные им функции «страхового агентирования», заметил представитель бизнеса. Он призывает не ждать до 2018 года: это очень поздно. «Можно переходить поэтапно, через персонифицированный учет, через использование банковских счетов или пилотные варианты опробовать, но начинать нужно с 2016 года, а в 2015 году — потренироваться», — предлагает он.
Идея министра финансов понятна, учитывая сложную экономическую ситуацию и необходимость снятия нагрузки с предпринимателей, говорит глава Всероссийского союза страховщиков Игорь Юргенс. Однако «просто переложить платежи на население — не сработает», — считает он. «Это означает, что чего‑то они недосчитаются», ведь администрировать взносы граждан сложнее, чем бизнеса, указывает Юргенс. В ФНС по этому вопросу официально отказались от комментариев.
Эта идея давно обсуждается на различных совещаниях, но конкретных документов пока нет, сообщил РБК источник, близкий к правительству. По его словам, главный аргумент «за» — это формирование более ответственного отношения людей, но говорить только о страховых взносах странно: тогда и налоги люди должны платить за себя сами. Вторая проблема в том, что при перераспределении нагрузки неизбежно ее увеличение на граждан: зарплату на сумму взноса компенсировать будет некому.
«Это не очень бьется с конституционным принципом России как социального государства», — считает Юргенс. За переносом нагрузки на граждан понадобится грандиозная реформа медицинского и других видов страхования. Кроме того, это означает поворот экономического вектора к производству от стимулирования потребления, продолжил экономист. «Это все большие вопросы: в классической демократии, как во Франции, такой вопрос мог бы снести правительство», — полагает он.
Несправедливым предложение назвала и первый зампред комитета Госдумы по бюджету Оксана Дмитриева из‑за возможного сокращения зарплат. «Цены на нефть не растут, золотой дождь не капает, в этой ситуации государство ущемляет не олигархов, а старается экономить на гражданах», — сказала депутат.
«Это нормальная международная практика, когда часть страховых взносов платит работник, в некоторых странах вообще не существует платежей, которые платит работодатель», — возражает экономист ЭЭГ Александра Суслина. Но в развитых странах немного другой уровень госуслуг, добавляет она, и налогоплательщики хорошо знают свои права. «У нас отношение к налогам непонятное: народ даже не знает, платит он что‑то или нет», — го­во­рит она.
Снижение социального бремени на бизнес снизит издержки на оплату труда и теоретически может способствовать повышению конкурентоспособности при условии хороших институтов. Но повышения зарплат при перераспределении нагрузки ждать не приходится, говорит Суслина, «снизится реальная зарплата людей, снизится потребительский спрос», а именно за счет последнего у нас сейчас идет экономический рост.
«В нормальной ситуации в стране это вполне может способствовать увеличению зарплаты. А в условиях кризиса — просто легче станет предпринимателям», — отмечает Остарков из «Деловой России». Минфин, вероятно, рассчитывает, что снижение нагрузки на бизнес простимулирует рост больше, чем его снизит уменьшение потребления, но это спорно, заключает Суслина.
Быть в курсе главных новостей вы можете, подписавшись на канал Рамблер/новостей в Telegram
Комментарии закрыты