Далее:

Алексей Слаповский: Куда мы идем? Те, кто нас ведут, тоже не понимают

Алексей Слаповский: Куда мы идем? Те, кто нас ведут, тоже не понимают
Фото:
Писатель Алексей Слаповский поведал Sobesednik.ru о своем романе, выдвинутом на премию «Национальный бестселлер».
Стали известен лонг-лист (список претендентов) литературной премии «Национальный бестселлер». В этом году их 22 человека, среди которых писатели Захар Прилепин, Виктор Пелевин, Борис Лего и другие. Впервые в этом списке оказался Алексей Слаповский.
— Конечно, это приятно, но у меня простой взгляд на премии, — все они хороши, — признается Sobesednik.ru Алексей Иванович. — Что самое важное — все премии создают информационный повод и о книгах начинают писать в прессе. Это прибавляет читателей всем упомянутым авторам. Книги сами по себе уже давно у нас не информационный повод, и когда он хоть как-то создается, это нормально. Для меня именно в этом главное достоинство премий. Все остальное вторично.
Пожалуй, чем «Национальный бестселлер» интересен — премия непредсказуемая: бывает трудно угадать победителей. Там любопытные параметры — как я понимаю, ищут особую оригинальность, что ли. Вот выпала из поля зрения читателей та или иная книга — а она вдруг номинируется на «Нацбест». Идет поиск, и это интересно.
— Вы представляете свой роман «Неизвестность». Вы сами называете эту книгу «роман века». Смело, скажу я вам.
— Такой наглый подзаголовок, да. (смеется) На самом деле это вовсе не претензия на сверхзначительное произведение, просто отражает буквальность, содержание. В этой книге описывается ровно сто лет, начиная с 1917 года. Повествование идет о некоем роде Смирновых. Начинается с полуграмотного крестьянина, который вернулся с Первой мировой войны. А потом уже веселье — то белые, то красные и так далее. Его история кончается в 37-м году, и начинается история его сына. Все это рассказываю в разных жанрах — либо дневники, либо письма, либо что-то наподобие интервью (например, внучка берет у своей бабушки), либо рассказ от первого лица. Ничего от автора — только свидетельства.
— Параллельно вы же рассказываете и пытаетесь понять какие-то исторические факты из жизни страны?
— Конечно, попытка понять. Я, наверное, по натуре соглашатель, что ли. Это не значит, что я «ни за белых, ни за красных» — я за добрых и за хороших. Поэтому рассматриваю историю не столько как цепь злоумышлений одних против других, а как цепь событий, часто фатальных, цепь побед и несчастий. Для меня важней, что с человеком происходит внутри всего этого. Иногда сам себя называю — «либерал в ватнике». (смеется)
— В предисловии к книге вы признаетесь: мол, не понимаете, что происходит сегодня…
— А я всегда не понимал. Завидую людям, писателям в том числе, которые берутся объяснять происходящее. Я пишу про людей, понимаю, что с ними происходит, а вот что происходит тотально… Сейчас все рассуждают об этом — что происходит в политике, в социальных сферах… А я честно признаюсь, что не понимаю. Куда мы идем?! Иногда кажется, что те, кто нас ведут, тоже не понимают этого. Некоторые отмечают, что в своих книгах, например в «Походе на Кремль», я что-то такое предсказал — ничего я не предсказывал, даже не пытался.
— Алексей Иванович, работая над романом «Неизвестность», вы для себя нашли ответы: почему так живем, от чего и к чему пришли?
— Не столько нашел ответы, сколько в себе почувствовал: почему же я так накрепко привязан к истории нашей страны. Почему я об этом бесконечно думаю. Понял, что нашим соотечественникам свойственно всегда искать какую-то идею. И вот пока мы ее ищем, пока в поиске, ковыряемся, пытаемся понять, что же происходит, мы еще живы, еще что-то существует, движется, колышется. Дело ведь не в обретении смысла жизни, а в его поиске. Главное — что есть люди, которые не до конца все поняли, но хотят понять, каждый день обрести этот смысл. А иначе не интересно жить.
Книги В мире Культура СНГ Еще 2 тега
Оставить комментарий