RT на русском 16 марта 2019

Как латышские коллаборационисты стали бойцами легиона СС

Фото: RT на русском
75 лет назад Латышский легион СС впервые в полном составе принял участие в боевых действиях против советских войск, наступавших под Ленинградом. До этого гитлеровское командование использовало латышские коллаборационистские формирования только в ходе карательных операций, массовых убийств еврейского населения и в локальных боевых столкновениях с Красной армией. Сейчас в Латвии это событие неофициально отмечают как День памяти легионеров, а бывшие эсэсовцы, которых в стране не считают нацистскими преступниками, специальной декларацией Сейма 1998 года объявлены защитниками Латвии.
В XII—XV веках немецкие, датские и шведские рыцари по инициативе католической церкви предприняли ряд походов против балтийских, славянских и финно-угорских народов, живших в Прибалтике. В итоге обширные земли на берегах Балтийского моря оказались под контролем германского рыцарства. По итогам Ливонской войны XVI столетия большую часть территории Прибалтики поделили между собой Швеция, Дания и Речь Посполитая. В XVIII веке Прибалтика перешла под контроль Российской империи. Она была организована в так называемые Остзейские губернии, пользовавшиеся достаточно широкой автономией.
«Несмотря на то что немецкого населения в Остзейских губерниях было совсем не много, оно было в Прибалтике политической, экономической и культурной элитой. Однако после провозглашения независимости прибалтийских государств, включая Латвию, роль немцев резко сократилась, им припомнили былые обиды. Многие из немцев выехали в Германию, но земли Латвии всё равно воспринимали как исконно свои», — рассказал в интервью RT президент Российской ассоциации прибалтийских исследований Николай Межевич.
Команда Арайса и другие
«Накануне Второй мировой войны немецкие спецслужбы развернули разведывательную сеть среди представителей власти и силовых структур Латвии. А при разработке стратегических планов латышей причислили к народам, которые можно было ариизировать», — отметил в беседе с RT директор фонда «Историческая память» Александр Дюков.
По словам Николая Межевича, когда немцы в 1941 году вернулись в Латвию, они были абсолютно уверены, что получили обратно свою собственность.
«Поэтому, вопреки некоторым современным мифам, ни о какой независимости Латвии даже речи не могло идти. Гитлеровцы бросили кость местным националистам, создав марионеточное самоуправление и полицейские формирования из их числа», — пояснил эксперт.
Одним из тех, кто стоял у истоков массового коллаборационистского движения в Латвии, был Виктор Арайс. Он родился в 1910 году в латышско-немецкой семье. Детство Виктора прошло в бедности. Окончив гимназию и пройдя срочную службу в артиллерии, Арайс поступил на юридический факультет Латвийского университета. Однако денег на жизнь ему не хватало, и он устроился в полицию. Учёбу Арайсу не удалось совмещать со службой, тогда он окончил полицейскую школу и получил лейтенантские погоны.
После вхождения Прибалтики в состав СССР Арайс продолжил учёбу в университете, сдал экзамены (в том числе по марксизму-ленинизму) и получил диплом юриста. По рассказам самого Арайса, в дальнейшем он разочаровался в советской власти и ушёл в подполье, однако этот факт ничем не подтверждён.
1 июля 1941 года Виктор Арайс приветствовал в Риге начальника айнзацгруппы «А» Вальтера Шталекера. Среди сопровождавших Шталекера лиц оказался остзейский немец Ганс Дреслер — товарищ по гимназии и сослуживец Арайса. Он рекомендовал приятеля командованию, и уже на следующий день Виктор в ходе личной аудиенции у Шталекера получил задание сформировать карательное полицейское формирование — будущую зондеркоманду Арайса.
В группу набирали бывших полицейских, военных, бойцов военизированных формирований, студентов и даже школьников. Уже в июле её численность достигла ста человек. В первые же дни «работы» бойцы Арайса стали приводить в свою штаб-квартиру евреев с улиц. Там командир вымогал у них взятки, а если они отказывались платить — убивал их.
В июле нацисты дали добро латышским коллаборационистам на неконтролируемые погромы. Евреев грабили, выгоняли из собственных домов и сжигали заживо в синагогах. Несколько тысяч евреев доставили в Рижскую тюрьму, а связанные с коллаборационистами женщины посещали их родственников и вымогали деньги якобы за организацию им передач, хотя на самом деле такой возможности не было. Через некоторое время беспорядки прекратились: нацисты дали указание уничтожать евреев систематически, а на базе зондеркоманды Арайса началось формирование новых подразделений.
Полицейские батальоны и холокост
В Латвии было несколько основных мест уничтожения евреев, русских и коммунистов. Так, с 1941 по 1944 год команда Арайса под руководством нацистов убила более 46 тыс. мирных латышей в Бикерниекском лесу.
Ещё одним местом массовых расстрелов стал Румбульский лес, где в конце 1941 года боевики Арайса убили 28 тыс. евреев, в том числе сотни детей. После войны свидетели этих зверств рассказывали, как гитлеровцы и их латышские пособники забивали детей до смерти прикладами и рукоятками пистолетов. Некоторых закопали заживо.
В 18 км от Риги, возле города Саласпилс, в октябре 1941-го был создан концлагерь «Куртенгоф». Изначально он создавался для содержания и уничтожения евреев. Затем туда стали помещать мирных жителей Белоруссии, Ленинградской и Псковской областей, захваченных в ходе карательных операций.
Узников уничтожали в машинах-душегубках, доводили до голодной смерти, отрезали конечности, вызывая болевой шок, расстреливали, вешали, травили мышьяком. Латышские полицейские поливали детей холодной водой, а затем загоняли голыми в неотапливаемые бараки, где они за 5—6 дней умирали. К тому же на детях ставили различные эксперименты и выкачивали кровь. Общее количество убитых в «Куртенгофе» составило более 100 тыс. человек.
Учитывая успешный для них опыт с зондеркомандой Арайса, а также с полицейским отрядом, сформированным Волдемаром Вейсом — бывшим начальником отдела организации мобилизации латвийской армии, — гитлеровцы начали массово создавать латышские полицейские батальоны, предназначенные для проведения карательных операций.
16-й Земгальский полицейский батальон был сформирован в сентябре 1941-го, 17-й Видземский — в декабре. Всего гитлеровцы создали в Латвии свыше 40 батальонов вспомогательной полиции, в каждом из которых проходили службу несколько сотен местных жителей. Некоторые из подразделений получили особо мрачную известность.
17-й батальон был направлен в район Полоцка и Витебска, где уничтожал местное население. Около 1,5 тыс. человек его бойцы убили только при ликвидации Лепельского гетто. Весной 1942-го его перебросили в Днепропетровск.
18-й батальон шуцманшафта, созданный на базе 1-го рижского, нёс службу на Дону и в Белоруссии. Его бойцы уничтожили Слонимское гетто, убив совместно с СД и солдатами вермахта около 25 тыс. евреев. В дальнейшем личный состав батальона был задействован в карательных операциях в районе Минска, а также принимал участие в массовых убийствах и грабежах в населённых пунктах Жодино, Брод, Сутоки и Смолевичи.
Сразу семь латышских батальонов совместно с СД, немецкими армейскими и украинскими полицейскими частями принимали участие в карательной операции «Зимнее волшебство», которая вошла в историю как Освейская трагедия. Тогда произошли массовые переселения и убийства мирного населения в районе границы РСФСР и БССР. Людей угоняли в концлагеря, расстреливали, подвергали пыткам. Жертвам вырезали звёзды на спинах, детей сжигали заживо.
«Вспомогательная полиция в Латвии получала больше денег, чем коллаборационисты на многих других оккупированных территориях. Усилия гитлеровцев привели к тому, что уже в 1942 году они получили многочисленную структуру, которую использовали в ходе массовых убийств и карательных операций не только в самой Латвии, но и практически во всей оккупационной зоне.
Доля коллаборационистов среди населения Латвии оказалась одной из самых высоких на оккупированных территориях», — рассказал Александр Дюков.
Латышский легион СС «У латышей был особый статус. Нацисты уже в начале войны лояльно смотрели на возможность их принятия в состав СС», — рассказал Николай Межевич.
После контрнаступления Красной армии под Москвой на базе нескольких латышских полицейских батальонов сформировали 2-ю механизированную бригаду СС и направили её под Ленинград.
В феврале 1943-го вышел приказ о формировании Латышской добровольческой дивизии СС, ставшей затем 15-й ваффен-гренадерской дивизией. В ноябре 1943 года её части сражались на фронте в Псковской области, однако латыши не остановили наступление Красной армии.
2-ю механизированную бригаду СС, переподчинив ей ряд дополнительных полицейских батальонов, переименовали во 2-ю Латышскую добровольческую бригаду. А в феврале 1944-го на её базе развернули 19-ю ваффен-гренадерскую дивизию СС.
Помимо бойцов полицейских батальонов, в дивизии СС принимали и добровольцев. Часть из них записывались в СС по собственной инициативе, другим предлагали выбор: СС, трудовая повинность или вспомогательные подразделения вермахта. Служба в СС была наиболее высокооплачиваемой и давала льготы, поэтому многие молодые латыши предпочитали именно её.
Обе дивизии были объединены в так называемый Латышский добровольческий легион СС. В отличие от многих других коллаборационистских подразделений латыши занимали в легионе должности вплоть до командиров полков.
16 марта 1944 года объединённые силы Латышского легиона в составе 6-го корпуса СС были брошены против Красной армии на реке Великая в Псковской области. Под давлением наступающих советских войск латышские эсэсовцы отступали и осенью 1944-го попали в Курляндский котёл. 19-я дивизия воевала в нём до конца мая 1945-го, а 15-я была эвакуирована в Западную Пруссию. Она участвовала в боях за Нойбранденбург и Берлин. Её разведбатальон считается одной из последних частей, оборонявших Рейхстаг.
Из 115 тыс. латышей, прошедших через легион, около 40 тыс. погибли, ещё примерно 50 тыс. оказались в плену у советских войск. Остальные сдались в Германии американцам. Союзники отказались выдавать их СССР и сформировали из них «сторожевые роты», бойцы которых охраняли тюрьмы и даже Дворец правосудия в Нюрнберге. По иронии судьбы латышские эсэсовцы стали конвоирами своих бывших немецких начальников.
Большая часть личного состава Латышского легиона СС набиралась из числа бойцов полицейских батальонов, участвовавших в холокосте и других массовых убийствах мирного населения на оккупированных территориях. Впрочем, военные преступления они совершали и в эсэсовской униформе. Их привлекали к участию в карательных операциях против гражданского населения на территории Ленинградской и Новгородской областей, а также в Белоруссии. В августе 1944-го они зверски замучили группу советских военнопленных. В 1945 году в Польше латышские эсэсовцы сожгли заживо группу польских пленных.
«С точки зрения исторической реальности и морали латышские эсэсовцы ничем не отличались от немецких. В Латвии работала цепочка: националист — участник полицейского батальона — эсэсовец», — подчеркнул Межевич.
За годы войны гитлеровцы при пособничестве коллаборационистов убили в Латвии свыше 300 тыс. мирных жителей (из них около 40 тыс. детей) и ещё около 300 тыс. советских военнопленных. Несмотря на это, Сейм Латвии в 1998 году принял декларацию, объявляющую эсэсовцев защитниками страны. Официальная Рига гарантировала защиту их чести и заявила, что не считает их военными преступниками.
16 марта, в годовщину первого совместного боя легиона, правые организации отмечают День памяти латышских легионеров. Хотя формально он не является государственным праздником, в массовых маршах и митингах принимают участие многие влиятельные политики.
«Декларация властей Латвии демонстрирует, что они фактически занимаются героизацией нацистских преступников. И это даёт право пострадавшим от рук латышских коллаборационистов людям и их наследникам подавать иски к официальной Риге», — резюмировал Дюков.
Комментарии
Прибалтика , Александр Дюков , Католическая церковь , КПРФ , Германия , Дания , Латвия , Рига , Санкт-Петербург , Швеция
Читайте также
Начало диалога с Россией? Эстония замерла в ожидании
2
Песков озвучил темы разговора Путина и главы Эстонии
2
Последние новости
В МИД Литвы назвали причину отзыва посла из Москвы
Представитель ОБСЕ пообещал продолжать бороться за освобождение Вышинского
Власти Эстонии поддержали строительство памятника Беллинсгаузену