Ещё

Выжутович: Скандал с архивами КГБ в Латвии не скоро сойдет на нет 

Фото: Российская Газета
В открытый доступ были выложены 10 612 личных карточек информаторов, телефонная книга сотрудников, картотеки агентов, нормативные документы, контрразведывательный словарь, отчеты с заседаний и инструкции. И сейчас вся страна с увлечением перелистывает эти «страницы прошлого». В списках — бывший премьер-министр, бывший мэр Даугавпилса и бывший вице-мэр Риги. А также общественные и научные деятели, политики, банкиры, художники, писатели, журналисты, спортсмены, священнослужители, представители шоу-бизнеса… Против рассекречивания архивов выступала полиция безопасности Латвии. Там считают, что теперь люди станут менее охотно сотрудничать со спецслужбами, опасаясь за сохранность личных данных. У полиции, понятно, свои резоны. Но вряд ли только она вправе определять нужность или ненужность таких публикаций. То, с каким азартом, упоением и злорадством многие в Латвии углубились в чтение архивных документов КГБ, заставило одного из российских блогеров задаться вопросом, который и мне представляется достойным размышления: «Это очищение или озверение? Если очищение — то почему так неловко наблюдать за ним?»
В Латвии обнародовали архивы КГБ СССР, и теперь вся страна с увлечением перелистывает «страницы прошлого»
Латвия не первая среди стран, отрывших широкому обозрению картотеку агентов КГБ. Год назад в Вильнюсе обнародовали документы о якобы агентурном прошлом Донатаса Баниониса. Центр изучения геноцида и резистенции жителей Литвы заявил, что советский артист был завербован Комитетом государственной безопасности СССР и поставлял информацию этой спецслужбе. «В документах КГБ содержится информация о том, — говорилось в заявлении, — что агент Бронос был завербован в 1970 году из-за его контактов с зарубежными литовцами, прежде всего — в США». Согласно документам, которыми оперирует Центр изучения геноцида и резистенции жителей Литвы, Банионис поставлял КГБ информацию о деятельности литовской эмиграции на Западе: «Перед поездками на Запад агентов инструктировали о том, какая информация важна для КГБ, с кем следовало бы завязать контакты для того, чтобы эмигрантская печать положительно отзывалась о происходящем в СССР». По данным центра, Банионис в 1974 году был исключен из агентурного списка.
Правдива ли эта информация? Какие обстоятельства, подробности, нюансы сопутствовали вербовке, если предъявленные документы не фейковые? Действительно ли роль разведчика Ладейникова, блистательно сыгранная в фильме «Мертвый сезон», оказалась для великого артиста пророческой? Самого Баниониса уже не спросишь. И самое главное — надо ли нам это знать?
В связях с коммунистической госбезопасностью подозревают и лидера знаменитого профсоюза «Солидарность» Леха Валенсу. Подозревают уже почти четверть века. И все это время свою причастность к агентурной деятельности он категорически отрицает: «Я никогда не сотрудничал со спецслужбами, не брал денежных средств, ни одного устного или письменного доноса не делал».
Документов, неопровержимо доказывающих, что Валенса не просто подписал формальное обязательство о сотрудничестве, но реально сотрудничал с тайной полицией, доносил и брал за это деньги, таких документов, вероятно, не найдено. Но их будут искать, как, вероятно, будут искать и новые свидетельства, изобличающие Баниониса в сотрудничестве с КГБ. Зачем? Этот вопрос возвращает нас к теме, выходящей за пределы конкретных историй с экс-президентом Польши, народным артистом СССР и более 10 тысяч латвийских информаторов КГБ. Речь идет о люстрации. Через нее прошли все страны Восточной Европы. В том числе и Польша. Там в свое время был принят соответствующий закон. Его действие распространялось на министров, депутатов, сенаторов, судей, чиновников разного ранга. Те из них, кто прежде сотрудничал с коммунистическими спецслужбами, должны были в этом публично покаяться и заслужить прощение. Те же, кто, по мнению властей, пытался скрыть свое прошлое, подлежали увольнению с общественной оглаской. Под люстрацию в разные годы попали вице-премьер Януш Томашевский, председатель сейма Юзеф Олекса, министр финансов Зита Гилёвска, другие представители верховной власти. Порочащие документы нашлись и на президента Александра Квасьневского.
У полиции свои резоны. Но вряд ли только она вправе определять нужность или ненужность таких публикаций
Нечто подобное наблюдалось и в Чехии. Когда чешская компартия была объявлена преступной организацией, почти 140 тысяч бывших партработников и сотрудников спецслужб на пять лет лишились права занимать государственные должности, а заодно были убраны со значимых постов и другие люди с якобы «темным прошлым», на самом же деле просто недостаточно лояльные. Так происходило и в Литве, и в Эстонии. Так происходило и на Украине, где люстрация напоминала произведенное ранее свержение красной звезды с купола Верховной рады, крушение памятников Ленину, ликвидацию скульптуры рабочих крестьян и другие подобные действия, направленные на смену политического дизайна. Это была все та же борьба с символами, только живыми, одушевленными. И опять же с символической победой. Потому что других политиков, депутатов, чиновников, кроме тех, что в наглядном наличии, на Украине нет.
Соблазн изъять из политического и хозяйственного обращения организаторов и проводников советского тоталитаризма испытала в начале 90-х и Россия. Разговоры о необходимости люстрации в ту пору возникали. К счастью, до такого расчета с прошлым дело не дошло. К счастью, потому что подобное самоочищение привело бы к грандиозному расколу общества. С принятием закона о люстрации это может случиться в любой постсоциалистической стране, где едва ли не каждый, кому сейчас за пятьдесят, «состоял», «сотрудничал», «участвовал».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео