Ещё

Латвия больше не изолированный остров 

Фото: ИноСМИ
1 и 2 февраля в Риге гостил заместитель председателя Европейской комиссии Марош Шефчович. Он встретился с высокопоставленными должностными лицами нашего государства и принял участие в дискуссии о будущем ЕС именно с точки зрения целей и вызовов Европейского энергетического союза. Комиссар Энергетического союза дал также интервью LA.
LA: Вы в рамках своего так называемого турне Энергетического союза посещаете страны-члены ЕС. Как вы восприняли Балтию, когда прибыли в Рижский аэропорт, — приземлились на изолированный энергетический остров, каковым мы были много лет?
Марош Шефчович: Сейчас Рига — самый значимый аэропорт региона. Я удовлетворен, увидев, что те 60 миллионов евро, которые были вложены в Рижский международный аэропорт, обеспечивают хороший сервис гражданам Латвии и всей Европы. Латвия отправляется в мир, и мир входит в Латвию.
Что касается энергетического острова, то я думаю — и как я пояснил вашему премьер-министру — Латвия и Балтия сейчас один из самых удачных примеров успеха в истории, когда национальное планирование объединяется со стратегией и поддержкой Европы. Помню наши дискуссии об энергетической изолированности несколько лет назад, но сегодня у вас есть электросоединение с другими странами ЕС. Вы перескочили с 4% до 23% в обеспечении уровня мощности такого взаимного соединения. На Иберийском полуострове в Испании и Португалии этот показатель всего лишь около 4-6%.
Если посмотреть не только на это соединение, но и на рынок электроэнергии, необходимо признать, что приобретение электроэнергии на бирже Nord Pool делает Северные страны лучшим рынком энергии в Европе. Когда вы синхронизируете свою сеть с европейской сетью электроэнергии, ваша реинтеграция в Европу будет завершена, и близость Северных стран поднимет конкурентноспособность на более высокую ступень.
Что касается газа, то мощности, которые для его производства развивают литовцы и другие ваши соседи, поставят страны Балтии в совсем другую рыночную ситуацию.
— Если мы сейчас не энергетический остров, то энергетический полуостров?
— Это было всего лишь сравнение с Иберийским полуостровом, потому что там тоже энергетическая изолированность актуальна. Если сейчас соединенность Балтии сравнить с другими частями Европы, то вы один из лучших игроков. Наша цель была обеспечить 10% мощностей электроэнергии до 2020 года, а 15% — до 2030 года, вы уже сейчас превысили поставленные нами задачи. Теперь такое же соединение, как по электричеству, нужно обеспечить по газу. И тогда вы будете хорошо интегрированы в европейскую систему.
— Газовые трубы протянуть не так легко, как электрические провода. Какими будут следующие шаги по обеспечению газового соединения с остальным ЕС?
— Прежде всего, необходимо убедиться, что природный газ свободно течет между странами Балтии и Польшей, и что поставки диверсифицированы. По этой причине в первую очередь важно завершить два значимых региональных проекта инфраструктуры, а именно: газовое соединение между Польшей и Литвой (GIPL) и взаимное соединение между Эстонией и Финляндией (Balticconnector). Сжиженный газ позволяет обеспечить диверсификацию. Поэтому я уверен, что страны Балтии должны определиться по общему региональному терминалу для сжиженного газа, который может быть соединен с Инчукалнским подземным газохранилищем, чтобы еще больше увеличить устойчивость и ликвидность газовой системы региона. Все эти проекты, которые инициированы, следует реализовать как можно быстрее. И вам уже известно, что Еврокомиссия их поддерживает не только политически, но и финансово.
— Но только для одного проекта LNG Еврокомиссия обещает поддержку — для совместного финско-эстонского…
— Только одна цифра, которая может заинтересовать ваших читателей и которая показывает, как важны эти проекты для вашего региона. 30% доступных из инструмента Connecting Europe средств были направлены странам Балтии (в основном на электросоединение). Это большой удельный вес, хотя вам еще есть что делать в этом направлении. Мы ожидаем, что необходимое для синхронизации финансирование может быть выделено в этом финансовом периоде. Но предстоит еще политический выбор, как именно страны Балтии хотят это осуществить, каким будет самое экономичное и самое надежное решение.
— Какой является и какой должна быть самая большая выгода жителей от Энергетического союза? Мы столкнулись с тем, что цена на электричество после открытия рынка повысилась.
— Первая выгода: когда включается свет и поставляется тепло, нет никаких перебоев. Помните, какой драматичной была зима для стран Восточной Европы три года назад (Россия прервала поставки газа через Украину, из-за чего пострадали Польша и Словакия. — прим. ред). Мы должны обеспечить надежные поставки энергии Европе.
Вторая цель, на которой мы концентрируемся, — это более чистая энергия, чтобы в наших городах был менее загрязненный воздух. В прошлом году качество воздуха во многих европейских городах было хуже, чем в Китае и Индии, на что люди жаловались.
Третье: наши обязательства по предотвращению изменений климата. Если не наше поколение, то наши дети оценят, если мы сможем отвести большую экологическую катастрофу.
— Однако это поколение вынуждено платить больше — В Латвии есть компонент обязательных закупок именно по возобновляемой энергии.
— Я прогнозирую, что затраты и цены на возобновляемые энергоресурсы драматично упадут. Я знаю, как много жителей Европы ждут этого момента, потому что во многих местах не найден оптимальный способ поддержки получения возобновляемой энергии, и она слишком дорога для общества.
Решающие успехи Энергетического союза зависят от трех факторов: является ли энергия чистой, надежной и можем ли мы ее себе позволить. Если энергия не будет служить росту нашей конкурентноспособности, мы не будем удовлетворены. Для достижения трех упомянутых целей мы предложим новое построение сети электроэнергии, представим новые предложения по повышению конкурентноспособности возобновляемых ресурсов в сравнении с традиционными видами энергии, новые технологии для создания, распределения и потребления энергии.
— Да, мы тоже надеялись, что открытый рынок принесет цены, которые мы можем себе позволить. Европейская комиссия (ЕК) изучила цены, по которым страны-члены ЕС приобретали энергию у третьих стран. В своем заключительном обзоре в сентябре 2016 года ЕК констатировала, что в Латвии цена на газ из России самая высокая во всей Европе. Почему не последовало никаких решений — общих закупок, к примеру?
— Многое произошло после этого исследования. Мы регулярно — раз в два года — обобщаем цены. Видим, что наши мероприятия влияют на цены на местных рынках. Обобщение цен мы используем в переговорах с правительствами, чтобы добиться лучшего регулирования цен.
У нас, например, оптовые цены на электроэнергию ниже, но для потребителей они уже не столь низки, потому что включают в себя налоги, пошлины, компенсации субсидий, которые в каждом государстве разные. Это означает, что мы должны менять подход и почистить структуру цен, чтобы люди почувствовали понижение цен.
Возвращаясь к газовому сектору — мы должны быть уверены, что поставки надежные и гарантированные. За это время приняты законы, которые заставляют соседей помогать, если какая-то страна-участник блока испытывает нехватку. Во-вторых, новые законы заставляют даже частные предприятия раскрывать установленную в коммерческом договоре цену, если поставщик газа находится в доминирующем положении — более 40% доли рынка. Таким образом, наши позиции намного сильнее, чем раньше, но вы правы — и это по-прежнему тревожит, что также последние цифры за период 2015-2017 годов указывают, что восточноевропейцы за газ платят больше, чем западноевропейцы. Поэтому мы прилагаем усилия, чтобы улучить взаимосоединения, диверсифицировать поставки и увеличить конкуренцию на рынке. Необходимо ввести ясные и понятные правила, чтобы Европа была самым конкурентноспособным газовым рынком на этой планете. В вашем регионе есть хороший пример: как только в Клайпеде начал работать терминал для сжиженного газа, цена на газ из России упала.
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео