Ещё

РАН и МИД РФ грубо обмануты: Россия выдала Латвии 2500 документов 

Фото: РИА Новости
13 ноября 2015 года посол Латвии в России Астра Курме встретилась с сопредседателем Российско-латвийской комиссии историков Александром Чубарьяном для получения 2,5 тысяч затребованных латвийской стороной копий материалов из российских архивов. Академик Чубарьян подал этот односторонний жест как акт возобновления деятельности совместной комиссии, прерванной по инициативе латышских историков в сентябре 2014 года под предлогом «агрессии» России на Украине. Об этом, как пишет газета Latvijas Avīze, он якобы договорился с латвийским сопредседателем, бывшим советником президента Латвии по вопросам истории Антонием Зундой во время встречи в Москве 7 октября, однако тот в беседе с журналистом латышского издания это категорически отрицал:
«То, что говорит Чубарьян, не правда. Я ездил только с одной целью — добыть копии документов, которые не могла получить рабочая группа. Эти документы важны Латвии, а не России».
При этом Зунда был готов поклясться читателям Latvijas Avīze, что он «ни единым словом» не соглашался с просьбами Чубарьяна о возобновлении деятельности комиссии: «Цель была только одна: получить копии документов». Пресс-секретарь МИД Латвии Раймондс Янсонс заявил, что министерство и посольство в Москве в курсе дел».
Состоявшийся в октябре в Москву, как пишет газета, Зунда не согласовал с коллегами по латвийской части «замороженной» комиссии, что вызвало их острую реакцию, вплоть до заявлений Дайны Блеере и Валтера Щербинскиса о своем выходе из состава комиссии из-за перейденной сопредседателем «красной черты». С учетом негативной позиции по этому вопросу других членов комиссии и созданной при ней рабочей группы историков (Айварс Странга, Юрис Цыгановс, Эрикс Екабсонс), данная структура на сегодняшний день фактически распалась. При этом заверения Зунды о том, что он Чубарьяну «ничего не обещал», были получены членами латвийской части комиссии и журналистом Latvijas Avīze еще неделю назад, но опубликованы только в день передачи копий документов латвийской стороне, чтобы не сорвать этот акт «работы комиссии» со стороны Чубарьяна.
Обманная тактика Зунды выглядит достойным образчиком примитивной уличной хитрости. Однако зачем и почему так легко и безответственно дали себя обмануть академик Чубарьян и МИД России? У них везде так? Везде и всюду их могут так легко обмануть недруги России?
Напомним, что Российско-латвийская комиссия историков была создана по итогам встречи в Москве президента Латвии Валдиса Затлерса с президентом России Дмитрием Медведевым 20 декабря 2010 года. При этом в Латвии официально признаётся «научной» только одна формулировка отношений пребывания Латвии в составе СССР — «советская оккупация», а её отрицание карается (в России этот вопрос официально не регулируется). Признание же «советской оккупации» в Латвии — одновременно с официальным прославлением латышских гитлеровских коллаборационистов, включая эсэсовцев — служит основанием для выдвижения России официальных требований о выплате ею Латвии «компенсации за ущерб, причинённый советской оккупацией». В Латвии было неоднократно официально заявлено, для её властей любое участие в названной комиссии служит этой цели. При этом в одном из документальных сборников по истории Прибалтики, вышедшем под эгидой РАН и под редакцией А. О. Чубарьяна, в тексте, подготовленном от имени российской стороны, «советская оккупация» уже была признана научным фактом, что затем не помешало А. О. Чубарьяну официально возглавить названную комиссию со стороны России.
Виестурс Спруде, Latvijas Avīze,
13.11.2005. «Комиссия историков в неудобном положении»
http://www.la.lv/vesturnieku-komisija-neerta-situacija/
«То, что говорит Чубарьян, не правда. Я ездил только с одной целью — добыть копии документов, которые не могла получить рабочая группа. Эти документы важны Латвии, а не России», — сейчас поясняет поставленный, мягко говоря, в неудобную ситуацию профессор Зунда. Он признает, что встреча, о которой в Латвии довелось узнать из российских СМИ, действительно состоялась 7 октября в посольстве Латвии в присутствии посла Астры Курме и ее заместителя Клавса Сниедзе: «Цель была только одна: добыть копии документов. Чубарьян все время говорил, что комиссию нужно возобновить. Я — что ни в коем случае, что это только переговоры с идеей получить заказанные копии документов. Другое дело, о котором мы договорились, заключается в том, что наша рабочая группа рассмотрит документы, которые мы получим, и на следующий год представим российской стороне свое видение по этой коллекции документов». Зунда готов чуть ли не поклясться, что «ни единым словом» не упомянул о возобновлении деятельности комиссии. Госпожа Курме тому свидетельница. Речь шла только о деятельности рабочей группы по сборнику документов, а не о комиссии. Сопредседатель комиссии рассказал, что российские представители по поводу возобновления работы комиссии начали с ним говорить уже в июне: «Приехал такой Ренальд Симонян (руководитель Российско-балтийского центра Института социологии РАН, один из членов комиссии) и поинтересовался, поддержит ли посольство Латвии в Москве идею о встрече двух сопредседателей (Зунды и Чубарьяна). Я сказал, что нам не о чем говорить, так как работа комиссии заморожена. Он попросил: „Ну вы могли бы поговорить, поддержать какие-то контакты?“ Я ответил: „Могу“.
Так или иначе, поездка в Москву, без предварительного информирования и консультаций с остальными коллегами в Латвии, вызвала очень острую реакцию. „Некоторые члены комиссии — Дайна Блеере и Валтерс Щербинскис — посчитали, что я пересек красную черту и у меня не было права встречаться с Чубарьяном“, — признает Зунда. Оба упомянутых историка в знак протеста из комиссии уже вышли. „Такие решения один человек не должен принимать. В 2014 году о приостановлении работы комиссии мы голосовали все вместе“, — напомнил Щербинскис. Об отказе дальнейшей работы под руководством Зунды сообщили также члены рабочей группы по созданию сборника документов (но е члены комиссии) Юрис Цыгановс и Эрикс Екабсонс. В свою очередь, Янис Шилиньш пояснил, что решение о своих действиях он примет, руководствуясь дальнейшей деятельностью комиссии. Если принять во внимание, что и профессор Айварс Странга не готов работать в комиссии, то после поездки в Москву председателя латвийская группа фактически распалась. Вряд ли чем-то помогут разъяснения Зунды, что его поездка в Москву должна восприниматься не как возобновление работы комиссии, но только как завершение предыдущей работы и у него от высказанных коллегами обвинений „болит сердце“.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео