Далее:

Платить готов, но хочу понять – за что плачу

Платить готов, но хочу понять — за что плачу
Фото:
Автомобиль — не роскошь, а средство передвижения. Это, как вы понимаете, не мои слова: их без малого 90 лет назад изрек некто О. Бендер, созданный гением Ильфа и Петрова. С тех пор, собственно говоря, ничего не изменилось: если отбросить небольшую кучку личностей, для которых авто — штука статусная, то останутся миллионы горожан, для которых авто — ближе и роднее, чем общественный транспорт. Пока, во всяком случае. Ну что тут поделаешь! Надо раз в неделю съездить за продуктами: если семья большая, одним пакетом из «Магнита» не обойтись, а дюжину на себе не дотащить. Надо отвезти ребенка в кружок-секцию-музшколу: кроха оттарабанил в школе шесть уроков, так что ему — в автобусе в час-пик тащиться? Надо быстро добраться до поликлиники — это раньше она была рядом с домом, а сейчас рядом с домом только терапевт, а остальные спецы — три остановки на метро. А у вас — мама старенькая. Ну и дача, куда ж без нее!
Иными словами — причины, по которым тот или иной гражданин покупает авто, можно перечислять до бесконечности. Автор этих строк, например, больше тридцати лет за рулем, в том числе четверть века — за личным. И, поверьте, понимаю, когда можно сесть за руль, а когда лучше оставить машину — правильно, во дворе. А где же еще? 45 лет назад, когда строители Москвы возводили девять микрорайонов Теплого стана, никто и подумать не мог, что сбудется предсказание Ильфа с Петровым. Я прекрасно помню «карманы» на десять машин у 12-подъездного (!) дома: на большее число авто, по мнению партийного руководства, у местного населения просто денег не наберется. Так оно и было: во дворе всегда были свободные места.
Ситуация начала меняться в начале 90-х, когда исчезли карточки в автомагазины, а всего лишь несколько лет назад дико дефицитные «Жигули» и «Волги» вдруг появились в свободной продаже. Затем — очередной бум, на этот раз на неновые иномарки (сам откатал три или четыре таких). Но шло время, росло благосостояние. Сейчас на дорогах Москвы изделие АвтоВАЗа — такая же редкость, как 30 лет назад — «Мерседес». «Кореянки», «японки», «немки», «чешки», «американки» — представлен весь авторынок! Двигатели по большей части отвечают стандартам Евро-4, топливо — Евро-5. О том, как менялась ситуация, могу судить по личному опыту: 15 лет назад открыть окно в пробке означало гарантированно получить дикую головную боль от выхлопной вони. Сейчас — даже владельцы престижных лимузинов, отстаивая свои часы в заторах, выставляют левый локоть в открытое окно водительской двери. Кондиционер? Только если жара.
Кстати, тот факт, что на долю автотранспорта приходится три четверти всех загрязняющих элементов в воздухе — давно уже, как говорится, фейк. Конечно, выхлопные газы духами не пахнут, спорить не буду. Но, к слову: Москва, наверное, единственная столица Европы, где можно встретить коптящий большегруз на центральной магистрали. Такого больше нет нигде. А со скопищем ржавых «Газелей» с нами может разве что Польша посоперничать, с ее старенькими «Транзитами». А мотоциклы? У большинства из них никаких катализаторов не предусмотрено, а с каждым годом их все больше и больше. И еще я бы запретил пользование велосипедами — до тех пор, пока их владельцы в принудительном порядке не выучат правила дорожного движения.
Но вернемся к личному транспорту. Его число растет на 300 000 авто каждый год уже сколько себя помню. Если бы он действительно рос такими темпами — мы бы имели не 5, а 35 миллионов машин в одной только Москве. На самом же деле авто бьются, ломаются, продаются на сторону — в том числе и в другие города, где факт покупки машины, бегавшей по отличным московским дорогам, очень ценится. При этом авто часто просто не снимаются с учета. Честнее будет говорить о 3-4 миллионах авто, находящихся в частном пользовании, и полумиллионе гостевого транспорта, который с наступлением лета оттягивается в регионы, где живут семьи их владельцев — подальше от МКАД.
Ну — 4,5 миллиона машин. И все это где-то паркуется. Всеми правдами и — увы — порой неправдами. От времен прежнего городского руководства Москве достались десятки кварталов, где машиноместа не предусмотрены вообще! Попробуйте прокатиться по микрорайонам между улицами Миклухо-Маклая и Островитянова: транспортом заставлены обе обочины — остается лишь узкий проезд, по которому вряд ли проедет мусоросборщик.
Так что — давайте запретим стоянку во дворах? Давайте. А сотни тысяч авто — куда? Продавать? Ставить-то их некуда, по большому счету. Деньги взимать? Я, например, не против заплатить в месяц некую сумму. Но — за что? За необорудованный и плохо освещенный кусок двора, в котором рядом с легковушками паркуются малотоннажные грузовички? Платить можно за услугу. Вот в центре — город предоставляет мне место у обочины, я за него плачу. И тысячи водителей готовы отстегнуть по 200 рублей за час: потому что так им удобно. Попробуйте найти в дневное время свободные места в пределах Садового кольца. О! Придется покрутиться.
Город выделил места у обочины тем, кто живет в домах по соседству. За фиксированную плату: это все же дорожная сеть общего пользования! А вот внутридворовые проезды окраин столицы даже дорогами не считаются: жилая зона, другие законы. Случись там что с машиной — звонят в полицию, а не в Госавтоинспекцию.
И все же — повторюсь — я не против платить за стоянку во дворе. Не по 200 рублей в час, конечно: не центр. Но! Хотел бы получить взамен что-то конкретное: ведь я и сейчас могу найти место для своей «ласточки» почти в любое время. Например, чтобы конкретное место было закреплено за мной (такая практика есть во многих европейских городах, так, к слову), чтобы была четкая разметка, чтобы здесь не парковались «нерезиденты», чтобы не было брошенных и разукомплектованных убитков, вросших дисками в асфальт. В общем, в «спальниках» сперва надо оборудовать достаточное количество машиномест, с запасом — а потом можно их и в аренду сдавать.
Оставить комментарий