Ещё

«Китай не будет портить отношения с Россией из-за Транскаспийского газопровода» — эксперт 

«Китай не будет портить отношения с Россией из-за Транскаспийского газопровода» — эксперт
Фото: Евразия Эксперт
Одним из наиболее обсуждаемых энергетических проектов в Центральной Азии в 2019 г. остается возможное строительство Транскаспийского газопровода. Подписание конвенции о правовом статусе Каспийского моря придало новый стимул для проработки проекта. Однако противодействие , а также новый газовый контракт с  ставит под сомнение актуальность строительства газопровода. Тем не менее, в августе 2019 г. туркменское правительство сообщило, что проект готовы профинансировать европейские и китайские компании. Особенности проекта, причины опасений Ирана и  и перспективы газовых поставок из Туркменистана проанализировал научный сотрудник (Вашингтон) ,
— В августе 2019 г. правительство Туркменистана распространило информацию о том, что китайские и европейские компании договорились о строительстве Транскаспийского газопровода. Действительно ли Китай готов инвестировать данный проект?
— Прежде всего, следует отметить, что подписание подобного соглашения пока не нашло своего подтверждения. 15 августа на правительственном веб-сайте Туркменистана был опубликован отчет о том, что консорциум китайских и европейских компаний намерен построить Транскаспийский газопровод. Распространение новостей официальным органом печати, а также ссылка в тексте на высокопоставленных туркменских чиновников вызвали резонанс в средствах массовой информации. Однако вскоре эта новость была опровергнута одной из европейской компанией Air Liquide.
Несмотря на это, новость вызвала особый интерес в мировых СМИ, особенно, специализирующихся в сфере энергетики. В частности, информация вызвала интерес китайской государственной компании SINOPEC, дочерней компании SINOPEC Engineering, что было интерпретировано как поддержка Китаем проекта на государственном уровне. Насколько вам известно, Транскаспийский проект уже много лет является предметом обсуждения. и  всегда проявляли большой интерес и оказывали поддержку проекту. Однако значительного прогресса в переговорах достигнуто не было. Подписание Каспийской конвенции о статусе Каспийского моря в декабре 2018 года вселило надежду на его реализацию. Чиновники ЕС недавно заявили, что возобновили переговоры с Туркменистаном по Транскаспийскому проекту. На этом этапе объявление о намерении Китая присоединиться к Транскаспийскому проекту путем создания консорциума с европейскими компаниями вновь привлекло к нему внимание международного сообщества.
— Каковы ваши ожидания от реализации данного проекта?
— Участие Китая в транскаспийском проекте на государственном уровне или же на уровне государственной компании может беспокоить Россию и Иран, поскольку Москва и Тегеран выступают против реализации строительства Транскапийского газопровода.
На Каспийском экономическом форуме, который проходил в Туркменистане, официальный представитель Национальной газовой компании Ирана открыто заявил о том, что Иран против реализации подобного проекта. На том же самом мероприятии премьер-министр России выразил необходимость согласования подобных проектов с заинтересованными сторонами, то есть с прикаспийскими странами. Также необходимо отметить, что законодательные органы обеих стран до сих пор не ратифицировали конвенции по разделу Каспия. Вообще в иранском парламенте существует серьезное сопротивление против конвенции. С этой точки зрения отношение к какой бы то ни было информации о строительстве транскаспийского газопровода не будет однозначным.
— Если Китай будет настаивать на реализации Транскаспийского газопроводного проекта, как это скажется на отношениях с Россией?
— До недавнего времени Россия и Иран считались главными поставщиками нефти в Китай. В частности, Россия считается самым важным нефтяным и газовым поставщиком Китая. Для России (и вообще для всех экспортеров нефти и газа) восточноазиатский, в особенности китайский рынок представляют приоритетное значение. С этой точки зрения, ухудшение отношений с Китаем будет не в интересах России. Но в тоже время, и для самого Китая важна надежность поставок.
Поэтому Пекин не станет портить отношения с Россией из-за газопровода и не будет пользоваться какими-то рычагами влияния.
Мы увидели это и в торговой войне с США. Китай с осторожностью относится к вопросу использования ответных тарифов на таможенные тарифы Вашингтона, налагаемые последним на нефть и газ, которые он экспортирует в Поднебесную.
— Каковы перспективы реализации проекта Транскаспийского газопровода?
— Реализация Транскаспийского проекта технически не сложна. Речь идет о 300-километровом трубопроводе, который будет построен по дну моря. Современные турбостроительные корабли могут выполнить эту задачу за короткое время. В качестве примера можно привести строительство подводного трубопровода протяженностью 930 км в Черном море в рамках проекта «Турецкий поток», что «Газпром» реализовал всего за 3 месяца.
Два главных препятствия на пути проекта — это статус Каспийского моря и нерешительность туркменской стороны. Хотя Конвенция уже подписана, она еще не ратифицирована парламентами всех стран.
Кроме того, Россия и Иран считают, что согласно положениям проекта, в ходе реализации какого бы то ни было транскаспийского инфраструктурного проекта необходимо заручиться экологическим одобрением прикаспийских стран. Это означает, что должны быть учтены и удовлетворены интересы всех сторон.
Но самым главным препятствием является нерешительность туркменского руководства в деле реализации данного проекта. Туркменистан в настоящее время экспортирует большую часть своего природного газа в Китай. Кроме Китая, экспортной альтернативой Туркменистана является лишь Россия. Как вы знаете, между Ираном и Туркменистаном существуют разногласия в вопросе экспорта газа.
Отсутствие альтернатив для экспорта не может удовлетворять Туркменистан. Это связано с тем, что экспортируемый в Китай центральноазиатский газопровод вышел на полную мощность (55 млрд куб. м.) из-за увеличения экспорта газа из Казахстана и Узбекистана, а для туркменского газа места уже не оказалось. Ожидается, что строительство четвертой линии будет завершено в 2021 г. Отсутствие экспортных возможностей на востоке заставило Туркменистан искать иные пути для сбыта своего газа. Отсутствие экспортных альтернатив ослабляет позиции Душанбе в переговорах с Москвой. Следует отметить, что в текущем году после четырехлетнего перерыва Туркменистан возобновил экспорт газа в Россию.
Туркменистан, несомненно, хотел бы, чтобы в этом проекте были представлены гигантские китайские фирмы. Это, однако, не отвечает интересам Китая, который воздержится от участия в каком бы то ни было инфраструктурном проекте в спорном регионе.
— Возможно ли подключение Казахстана к проекту?
— Большая часть природных ресурсов Казахстана находится на Каспии. Подключение к проекту отвечало бы его интересам. Однако, последние тенденции (увеличение экспорта газа Казахстаном по центрально-азиатскому газопроводу) показывает, что Нур-Султан также склонен экспортировать газ в восточном, то есть в китайском направлении.
Чудо на кладбище: младенец провел под землей трое суток
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео