Ещё

Сын изменника родины. Кто и зачем ищет убежища в КНДР 

, 13 июл — РИА Новости, Галия Ибрагимова. Через неделю после внезапной встречи и  власти добились еще одной информационной победы. Сын бывшего южнокорейского министра попросил на Севере убежища. его принял и в очередной раз заявил о превосходстве идей чучхе над образом жизни южного соседа. Зачем иностранцы переезжают в Северную Корею, разбиралось РИА Новости.
Билет в один конец
Центральное телевидение КНДР всю неделю транслировало сюжет о перебежчике из Южной Кореи. Торжественный голос за кадром сообщал, что подданный соседней страны Чхве Ин Гук решил переехать в Пхеньян и попросил гражданство Северной Кореи. В аэропорту беглеца с цветами встречали высокопоставленные чиновники, горячо трясли ему руку и выражали восхищение его «решительным поступком». Тот отвечал взаимностью и обещал верой и правдой служить на благо новой родине.
"Моя цель — жить и следовать курсу КНДР. Я благодарен этой стране, открывшей для меня путь исполнения заветов моих родителей. Теперь Пхеньян — моя отчизна, где я буду постоянно жить и работать, хотя и запоздал с этим решением", — заявил Чхве Ин Гук.
Своих родителей перебежчик упомянул не случайно. Они сыграли ключевую роль в помпезном приеме в аэропорту Пхеньяна, хотя их давно нет в живых. Дело в том, что беглец Чхве Ин Гук — сын бывшего главы Южной Кореи Чхве Ток Сина, вместе с женой эмигрировавшего в КНДР.
История южнокорейского министра, занимавшего этот пост в начале шестидесятых годов, вызвала ажиотаж потому, что в «страну чучхе» он переехал не из , а из Вашингтона. Власти первыми откликнулись на просьбу Чхве Ток Сина об убежище после возникших у него разногласий с бывшим шефом и президентом страны Пак Чон Хи. Авторитарный глава Южной Кореи даже обвинил экс-подчиненного в коррупции, но тот вовремя покинул страну.
Однако американская мечта Чхве Ток Сина продлилась недолго. Получив статус политического беженца, чиновник занялся критикой южнокорейского режима и восхвалением северокорейского. Симпатию к КНДР он объяснял тем, что его отец в начале двадцатых годов прошлого века был учителем Ким Ир  — будущего основоположника идей чучхе. Чувство сопричастности к появлению на карте мира Северной Кореи, видимо, и подтолкнуло к переезду. Сказано — сделано. В 1986 году Чхве Ток Син и его супруга стали гражданами КНДР.
В Южной Корее у них остались четверо взрослых детей. Сбежавший в начале июля в КНДР Чхве Ин Гук — старший сын экс-министра — рассказывал, что в Сеуле ему жилось нелегко. Его называли сыном «изменника родины». Это клеймо портило жизнь, мешало учиться и работать.
Пока родители были живы, Чхве Ин Гук несколько раз приезжал к ним в гости. Для этого он получал специальное разрешение сначала у южнокорейских, потом у северокорейских властей. Но бюрократические мытарства компенсировались тем, что на родине чучхе его родители считались чуть ли не национальными героями. Такое же расположение он чувствовал и к себе. После смерти отца и матери поводов для посещения Северной Кореи у Чхве Ин Гука не осталось. Тогда он и решился на постоянный переезд.
Пхеньян, всегда использовавший переезд в КНДР иностранных граждан в пропагандистских целях, не стал медлить с решением. Вскоре Чхве Ин Гук получил разрешение на проживание в Северной Корее. А все СМИ этой страны отрапортовали, что побег южнокорейского гражданина — еще одно свидетельство мирового превосходства идей чучхе.
В КНДР 73-летний перебежчик намерен заняться политикой, в частности, способствовать сближению Южной и Северной Кореи. Но в Сеуле вряд ли будут рады такому помощнику: там уже заявили, что Чхве Ин Гук выехал из страны без разрешения. Если он захочет вернуться, ему грозят арест, обвинения в незаконном пересечении границы и тюрьма. Но беглеца пока это не пугает. Он уверен, что билет в один конец оправдает все его ожидания.
Из дезертира в киноактеры
Не только граждане Южной Кореи ищут счастья на Севере. Среди перебежчиков не раз оказывались граждане США. Несмотря на то что условия жизни в КНДР не всегда их радовали, карьера неожиданно шла в гору. Они, например, могли стать в Пхеньяне звездами кинематографа.
Бежавшие в КНДР американцы были в основном военнослужащими. После окончания в 1953 году войны на Корейском полуострове на 38-й параллели, где пролегла граница между Севером и Югом, были дислоцированы американские военные. В конце пятидесятых — начале шестидесятых, когда в разгаре была бойня во Вьетнаме, некоторые солдаты из страха попасть на эту войну бежали в соседнюю страну.
Так, четверо американцев, не сговариваясь, перебежали в КНДР. Первым беглецом в 1962 году стал военнослужащий Джеймс Джозеф Дреснок. Но в Пхеньяне он тут же угодил в плен. В том же году в «красную» Корею перебежал еще один американский солдат — Джерри Уэйн Пэрриш. Через три года к плененным американцам присоединился еще один земляк — . К середине шестидесятых беглых солдат из армии США стало четверо. Ларри Аллен Эбшир бежал в страну чучхе по тем же причинам — в надежде избежать отправки во Вьетнам.
"Северокорейские ублюдки ненавидели нас лютой ненавистью. Они не считали нас людьми и превращали наши жизни в ад", — вспоминал Дженкинс годы плена.
Спокойнее к положению военнопленного в КНДР относился Дреснок. В своих воспоминаниях он писал, что с самого начала рассматривал службу в армии как способ надолго уехать из США.
"С юных лет я был сыт по горло этой жизнью. Сначала — неудачный брак, потом — военная служба. Я был полным болваном. Оказавшись вдали от Америки, было только одно место, куда идти. Пятнадцатого августа средь бела дня, когда все обедали, я отправился в путь. Да, я боялся. Буду я жить или умру? И когда я ступил на минное поле и увидел его собственными глазами, я вспотел. Но я шел в надежде найти новую жизнь".
Сначала американских беглецов били, оказывали психологическое давление. Несмотря на пытки, по воспоминаниям всех четверых, питание у них было отменным. Пхеньянский режим хотел показать Западу, что упитанные пленные нисколько не сожалеют о побеге. Пропаганда КНДР убеждала: условия содержания американцев в плену лучше, чем у них на родине в США.
В начале семидесятых жизнь американских солдат в КНДР резко изменилась. В стране начал развиваться кинематограф и беглецам предложили стать актерами. Ким Ир Сен проявлял личную заинтересованность по этой части. Европейские лица в главных ролях, по мнению основателя северокорейской нации, усиливали пропагандистский эффект. Практически во всех фильмах и сериалах того периода американские военные исполняют главные роли.
"После первого фильма, как только я выходил на улицу, кто-то в восторге вопил: «Келтон Пак-Са (имя героя фильма. — Прим. ред.)!», и даже простые корейцы просили у меня автограф", — рассказывал Дженкинс о первых впечатлениях после внезапно обрушившейся славы.
В начале девяностых годов американцы получили право покидать страну. Но в США никто из них так и не вернулся. Кто-то остался в Северной Корее и даже получил гражданство, кто-то уехал в Японию. Но все четверо признали: Пхеньян стал их второй родиной поневоле.
Между тюрьмой и капитализмом
Не все иностранцы, приезжающие в КНДР, планируют остаться там надолго. Многие едут учиться или путешествовать, а в итоге оказываются за решеткой. Часто по надуманным властями причинам. Так, около месяца в северокорейской тюрьме провел 29-летний студент из Австралии Алек Сигли. В страну чучхе он прибыл в прошлом году как турист, но решил поучиться в Университете имени Ким Ир Сена в Пхеньяне. Он писал о жизни в Северной Корее и быстро стал популярным блогером.
В июне власти КНДР обвинили его в передаче зарубежным СМИ секретной информации и арестовали. К переговорам об освобождении подключились многие страны Запада, и Пхеньян отступил. В начале июля студента освободили.
Американскому студенту Отто Уормбиру повезло меньше. В тюрьме КНДР он провел почти полтора года. Как и Сигли, он приехал в Пхеньян как турист. В день, когда 23-летний гражданин США должен был покинуть КНДР, его задержали и обвинили в краже агитационного плаката. Американские власти вели длительные переговоры с властями Северной Кореи. Когда же Отто был освобожден и прибыл на родину, внезапно впал в кому, а вскоре умер. Оправдания северокорейских властей, что американец содержался в хороших условиях, никого не убедили. Пхеньян обвинили в том, что студенту не оказали медицинскую помощь, хотя еще в тюрьме он серьезно болел.
Сегодня за убежищем в КНДР обращаются в основном граждане, скрывающиеся от налогов или преступлений, совершенных на родине. Но Пхеньян принимает не всех. Пять лет назад беглец из Южной Кореи убеждал северные власти, что коммунизм ближе ему по духу, чем капитализм. Но в Пхеньяне его быстро раскусили: в Сеуле у перебежчика была огромная задолженность по кредитам и против него возбудили судебное разбирательство. Пробыв в КНДР несколько недель, должник был вынужден вернуться на родину. Из двух тюрем — на Севере или на Юге — все же выбрал южную.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео