Далее:

Почему обострился территориальный конфликт между Индией и Китаем

Почему обострился территориальный конфликт между Индией и Китаем
Фото:
Пекин и Нью-Дели обмениваются жёсткими заявлениями, угрожая друг другу применением военной силы в районе спорного плато Доклам. Китай считает эту территорию своей, игнорируя притязания Бутана. Закрепившись здесь, китайские военные возьмут под контроль узкий перешеек, отделяющий Индию от её северо-восточных штатов. Индия же активно покровительствует Бутану, поэтому ввела на территорию королевства свои войска, вытеснив часть китайских военных из спорного района. По мнению экспертов, из-за конфликта участие Индии в осеннем саммите БРИКС в Китае может оказаться на грани срыва. В подробностях индийско-китайского спора разбирался RT.
Между Пекином и Дели нарастает конфронтация, способная в любой момент перейти в вооружённую стадию. Предметом спора стало каменистое плато Доклам (китайское название Дунлан. — RT), расположенное в Гималаях. Своей территорией плато считают Бутан и КНР. В свою очередь Индия, как союзник в этом вопросе, встала на сторону Бутана.
В июне 2017 года китайские военные приступили к строительству на плато шоссейной дороги. Индия тотчас перебросила в спорный район своих военнослужащих, которые потеснили подразделения Народно-освободительной армии Китая (НОАК). По некоторым сведениям, между военнослужащими даже состоялся рукопашный бой.
Министерство иностранных дел Китая потребовало от Дели освободить плато Доклам, одновременно Пекин усилил свою военную группировку в спорном районе. В ответ Индия потребовала, чтобы китайские военные также покинули Доклам.
Однако Пекин продолжает отстаивать свои права на эту территорию. Как утверждают китайские власти, строительство дороги на этом участке направлено на «укрепление пограничного патрулирования» и улучшение логистики. По словам представителя МИД КНР Гэн Шуана, Китайская народная республика предупреждала Индию о дорожных работах ещё в мае, однако не дождалась ответа.
«Индия проигнорировала все существующие механизмы и каналы и грубо направила вооруженные силы в Китай, отказавшись далее их выводить», — заявил Гэн. В Дели же подозревают, что строящаяся дорога, в случае необходимости, может послужить для переброски китайской армии к индийской границе.
По сообщению правительственной газеты КНР Global Times (подразделение «Жэньминь жибао», официальный печатный орган правящей партии КНР. — RT) Народная освободительная армия Китая за последние месяцы подготовилась к возможному конфликту с Индией и способна дать жёсткий отпор соседям.
«Индия бросает вызов стране, которая намного ее превосходит в силе. Индийское безрассудство ошеломляет китайский народ», — говорится в редакционной статье.
«Если начнется война, НОАК превосходно справится с задачей уничтожения индийских войск в пограничном регионе», — отмечают авторы публикации.
Си Цзиньпин
Reuters
© Fabrizio Bensch
Стратегический форпост
В своей речи, приуроченной к празднованию 90-летия НОАК, председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что Китай никогда не позволит отнять у себя даже небольшого участка территории. При этом Пекин не намерен когда-либо становиться агрессором, добавил глава государства — не исключено, что эта реплика отчасти относилась и к текущему территориальному противостоянию.
Напомним, в 1890 году находившийся под британским протекторатом Сикким (сегодня это штат на северо-востоке Индии. — RT) и Тибет подписали договор, по условиям которого плато Доклам было присоединено к Тибету. Однако впоследствии обстановка в регионе изменилась. Тибет в 1951 году был включён в состав Китайской народной республики, а Сикким перешёл под индийский протекторат после сворачивания британской колониальной политики.
В 1975 году премьер-министр Сиккима, находившийся в оппозиции местным монархам, обратился к Индии с просьбой включить штат в свой состав. Воспользовавшись этим призывом, Дели направил в штат армию. На проведённом в стране референдуме большинство населения проголосовало за вхождение в состав Индии. Однако Пекин признал присоединение Сиккима к Индии только в 2003 году. Одновременно Дели признал вхождение Тибета в состав КНР. При этом Дели и Тхимпху (столица Королевства Бутан. — RT) отказываются признавать действующим договор о демаркации границ от 1890 года, обе страны считают плато Доклам частью Бутана.
Для Пекина этот район представляет особый интерес — плато находится на стыке Китая, Индии и Бутана. Китайские власти, начиная с 70-х годов, предпринимают попытки построить в этом районе шоссе, которое связало бы столицу Тибета Лхасу с индийской границей. Однако эти усилия всякий раз наталкиваются на сопротивление со стороны властей Индии и Бутана.
Дели опасается, что, закрепившись на спорной территории, Китай сможет контролировать коридор Силигури — узкую перемычку, связывающую Индию с её восточными штатами.
В 1988 и 1998 годах Бутан и Китай подписали ряд соглашений, в которых обязывались решать территориальные споры в мирной обстановке и воздерживаться от военного строительства в регионе. По словам властей Индии и Бутана, начав строительство дороги на плато Доклам, Китай нарушил эти договоры.
По мнению индолога Бориса Волхонского, часть воинственных деклараций индийских и китайских властей направлены на «внутреннее потребление», и призваны удовлетворить национальные чувства народа.
«Например, для Моди важно выглядеть в глазах населения Индии сильным лидером, отсюда вся националистическая риторика. Однако это не мешает ему развивать плодотворные отношения с Китаем на всех уровнях — когда дело доходит до реальных вопросов, Моди демонстрирует прагматизм. Невзирая на все политические противоречия, Китай остается главным экономическим партнёром Индии», — пояснил эксперт в интервью RT.
Колониальное наследство
Плато Доклам — не единственный предмет территориальных разногласий между Пекином и Дели. Страны оспаривают друг у друга также участок Аксайчин на западном секторе китайской границы. Практически не пригодная для жизни территория расположена на высоте около 5 тыс. метров над уровнем моря. По итогам индийско-китайского конфликта 1962 года район остался под контролем Китая. Зато второй спорный участок, Аруначал-Прадеш, расположенный на восточных рубежах КНР, получил статус штата Республики Индия. Однако Пекин не признает индийский суверенитет над этом районом.
На границе в Аруначал-Прадеш
Reuters
© Adnan Abidi
Начало территориальному спору было положено в 1814 году, когда британская администрация Индии пролоббировала договор о границах Тибета, обладавшего в тот период независимостью от Китая. В индийском городе Шимла (также известном как Симла. — RT) состоялась конференция, по итогам которой представители Китая, Тибета и Великобритании парафировали конвенцию, определившую тибетско-индийские границы. Также, согласно положениям документа, Китай отказывался от любых притязаний на территорию Тибета. Пограничная линия, заложенная в Симлской конвенции, получила название «Линии Макмагона» (сэр Генри Макмагон представлял на переговорах Британскую Индию).
Впрочем, впоследствии Пекин отказался подписать Симлскую конвенцию, которая обязывала китайское правительство не обращать Тибет в китайскую провинцию, не создавать там китайских поселений, не посылать туда свои войска и гражданских лиц.
После обретения Индией независимости от Великобритании, Дели признал Тибет частью КНР, в целом между странами установились достаточно тёплые отношения. Однако Пекин и Дели не решились на пересмотр и закрепление государственной границы. Сейчас индийская сторона настаивает на легитимности пограничной линии 1914 года, Пекин же указывает на то, что после утраты Тибетом суверенитета заключённые им международные соглашения не имеют силы.
В 1962 году разногласия по территориальному вопросу между Индией и Китаем вылились в пограничный военный конфликт, в ходе которого погибло 722 военнослужащих ВС КНР и более тысячи индийских солдат. Повторно вооружённое противостояние между Индией и КНР вспыхнуло в 1967 году, правда, в этом случае боевые действия велись с меньшей интенсивностью.
Угроза кооперации
Сейчас Пекин требует от Дели «восстановить порядок вдоль приграничной полосы» и отозвать свои войска с плато Доклам. Об этом говорится в заявлении, опубликованном МИД КНР 3 августа.
Как заявил официальный представитель министерства обороны КНР Жэнь Гоцян, хотя Пекин прилагает усилия для дипломатического разрешения спора, «добрые намерения руководствуются принципами, а у сдержанности есть свои границы».
В подкрепление этого заявления 4 августа НОАК провела артиллерийские учения в Тибетском автономном районе КНР, в непосредственной близости от спорного плато.
Солдаты китайской армии на учениях
Reuters
© Stringer Shanghai
Армия отработала применение реактивных систем залпового огня, а также 152-миллиметровых буксируемых пушек-гаубиц. По оценкам экспертов, учебной целью являлись пусковые установки баллистических ракет. Напомним, и КНР, и Индия обладают ядерным оружием, что придает ситуации ещё большую остроту, в том числе, для соседних государств.
Существуют разные экспертные оценки дальнейшего развития событий в регионе. По мнению Бориса Волхонского, хотя плато Доклам имеет для Индии стратегическое значение, вероятность перехода противостояния в военную фазу всё же очень мала. С точки зрения декана Факультета политологии МГИМО, доктора политических наук Алексея Воскресенского, такой вариант развития событий исключать всё же нельзя.
«Опасность военного сценария существует, потому что нет необходимой базы для разрешения застарелых проблем. Некоторые аналитики считали прежде, что рост азиатских держав будет проходить мирно, без усиления военно-политического потенциала. Но сейчас в регионе наблюдается рост пограничных проблем, чреватых военными столкновениями. Существуют опасения, что у Пекина не достанет мудрости, чтобы решить территориальные споры на многосторонней основе», — подчеркнул эксперт.
Хотя экономический рост КНР в последнее время затормозился, Пекин продолжает расширять своё геополитическое влияние в регионе. Индия остро реагирует на эти усилия, так как считает, что политическая активизация Китая и союзного ему Пакистана угрожает её интересам и помешает Индии стать глобальной державой, считает Воскресенский.
Но даже если стороны удержатся от вооружённого противостояния, спор Индии и Китая может негативно сказаться на региональных интеграционных проектах, полагают эксперты.
«Наиболее негативным последствием этого конфликта может стать неучастие Индии в предстоящем саммите БРИКС, который уже через месяц начинается в Китае, — считает Борис Волхонский. — Вместе с тем, это наиболее реальный вариант развития событий».
Похожую точку зрения в интервью RT высказал и Алексей Воскресенский.
«Эти конфликты ставят под сомнение кооперативистские процессы в Евразии. Индия и Китай — партнёры по БРИКС, и если между ними будут нарастать трения, это негативно отразиться на организации. Такие разногласия создают большие предпосылки для нестабильности», — подытожил эксперт.
Оставить комментарий