Ещё

«Мы тебя закопаем — не в карьере, так в тайге» 

О маленьком сибирском городке Железногорск-Илимский недавно заговорила вся страна: местную жительницу, 29-летнюю Татьяну Боркину, попытался убить ее знакомый. Он вывез жертву в лес, жестоко избил битой и несколько раз ударил ножом. Татьяна чудом выжила, но впала в кому. Однако полиция поначалу никак не отреагировала на преступление: подозреваемый оставался на свободе и даже пытался попасть в палату к потерпевшей. Его задержали лишь после того, как эта история попала в соцсети. Вдохновленные этим успехом, жители Железногорска-Илимского, пошли дальше — и решились опубликовать свои истории, так или иначе связанные с беспределом, коррупцией и халатностью местных полицейских. Какие тайны годами скрывал тихий сибирский городок, разбиралась «Лента.ру».
Железногорск-Илимский — маленький городок в  с населением около 24 тысяч человек. Вся его жизнь вращается вокруг , в карьерах которого добывают руду. Железногорск-Илимский всегда считался провинцией, но в конце 2019 года о нем неожиданно заговорили на всю страну.
…Три года назад 26-летняя жительница города Татьяна Боркина познакомилась с 28-летним . Вскоре у молодых людей начался роман — хотя знакомые Татьяны и советовали ей быть осторожнее с Максимом: ведь первая жена якобы сбежала от него в другой город. Но девушка не вняла этим советам. Первый год в ее отношениях с возлюбленным все было хорошо — но потом поведение Максима резко изменилось: он стал избивать девушку. Всякий раз после вспышки гнева Климов просил у Татьяны прощения, но через некоторое время побои случались вновь.
Пара то расставалась, то сходилась вновь, но в конце концов Татьяна решила уйти. Из-за крайне агрессивного поведения Максима ей пришлось дважды писать на него заявление в полицию Железногорска-Илимского — правда, никакого эффекта это не принесло. А 25 октября 2019 года Максим избил Татьяну при свидетелях. После этого Боркина зафиксировала побои у медиков, а полицейские опросили свидетелей — но никаких санкций к Максиму Климову по-прежнему не применили. Впрочем, не исключено, что на это были причины.
— От женщины действительно поступало несколько заявлений: выезжала и разбиралась, — сообщили «Ленте.ру» в ГУ МВД по Иркутской области. — проверяла все наши действия и никаких нарушений не обнаружила.
Между тем, как сообщил «Ленте.ру» источник в правоохранительных органах, в квартиру, где проживали Татьяна и Максим, регулярно вынуждены были выезжать полицейские патрули — но к их приезду пара мирилась и почти все вызовы по сути оказывались ложными. Поэтому адрес был хорошо известен правоохранителям Железногорска-Илимского.
9 ноября 2019 года Максим подкараулил Татьяну на улице, подъехал к ней и угрозами заставил сесть в машину. Разговор начался на повышенных тонах, и в какой-то момент девушка попыталась выйти из салона, но Максим заблокировал двери и начал движение. Машина выехала из Железногорска-Илимского и остановилась на обочине у лесополосы. Водитель дважды ударил Татьяну кулаком в голову и приказал выйти, а сам достал из багажника бейсбольную биту.
После нескольких ударов битой по ногам и голове девушка упала на землю. Максим схватил ее и потащил вглубь леса, где продолжил избиение. Татьяна умоляла его прекратить. «Поздно останавливаться, ты же в полицию пойдешь — придется еще мать твою убить», — бросил ей Климов. Вскоре он понял, что девушка не сможет сбежать, и оставил ее лежать на снегу, а сам ушел к машине. Вернувшись с ножом, бывший возлюбленный приказал Татьяне лечь на спину, пригрозив в противном случае забить до смерти бейсбольной битой.
Когда девушка перевернулась, Максим вонзил нож ей в грудь — но понял, что жертва еще жива. «Какая же ты, сучка, живучая!» — воскликнул он и еще дважды ударил потерпевшую ножом в область сердца. Татьяна начала терять сознание, а Максим вытер нож об ее одежду и ушел, бросив «прощай».
Через некоторое время Татьяна пришла в себя — и стала ползти в сторону дороги. К счастью, истекающую кровью девушку заметил проезжавший мимо водитель, который довез ее до ближайшей больницы. Там Татьяна успела рассказать врачам, что ее пытался убить Максим Климов, а потом потеряла сознание и впала в кому. В себя она пришла только три дня спустя, 12 ноября.
Как только Боркина оказалась в больнице, телефонограмма о потерпевшей с ножевыми ранениями поступила в полицию. Было возбуждено уголовное дело по статье 111 («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»). Но все это время тот, кто хотел убить Татьяну, оставался на свободе и даже несколько раз пытался попасть к потерпевшей в палату.
Видя, что ждать помощи от правоохранительных органов бессмысленно, родственники Татьяны Боркиной решили защитить свою дочь самостоятельно. Мать Татьяны связалась со знакомым юристом Мариной Селезневой: девушка когда-то жила в Железногорске-Илимском, а сейчас там продолжает жить ее отец. Молодой человек Марины, московский IT-специалист , также решил помочь Татьяне Боркиной. Благодаря постам Никитина историю о насилии в Железногорске-Илимском стали активно обсуждать в соцсетях, а правоохранительные органы были вынуждены взяться за свою работу.
21 ноября Марина Селезнева прилетела в Иркутскую область и отправилась на прием в местный отдел России (СКР). А , начальник ОМВД Нижнеилимского района Иркутской области (именно там находится город Железногорск-Илимский), в тот же день сам связался с матерью Татьяны Боркиной (запись разговора имеется в распоряжении «Ленты.ру»).
— Меня ввели в заблуждение небольшое, и сегодня я узнаю такую вот ситуацию, что там не принято решение [по делу о нападении на Татьяну Боркину], — сообщил Кузнецов. — Сами понимаете, я не могу отслеживать все материалы непосредственно. Мне доложили, что там разобрались, то есть все решения приняты. А как они приняты…
23 ноября Максиму Климову предъявили обвинение в покушении на убийство: он был задержан и в тот же день арестован решением суда по ходатайству следствия. Удивительно, но человек, совершивший покушение на убийство, каким-то образом оставался на свободе почти две недели, и правоохранительные органы заинтересовал лишь после того, как об истории его преступления стали говорить в сети. Пострадавшая от его рук Татьяна Боркина идет на поправку и уже планирует вернуться на работу.
Казалось бы, на этом история одного преступления в маленьком городке закончена — но все вышло иначе. В Железногорске-Илимском большинство жителей знает друг друга: там быстро поняли, что Боркиной кто-то помогает. Ей стали писать самые разные люди с просьбой о помощи в их историях, многие из которых так или иначе были связаны с беспределом, халатностью и коррупцией в местных правоохранительных органах.
Татьяна помогла им связаться с Мариной Селезневой и Вячеславом Никитиным. Молодой человек отправился в Железногорск-Илимский и снял небольшой документальный фильм, который выложил на YouTube: он уже собрал более 11 тысяч просмотров. Его героями стали несколько человек, которые согласились рассказать на камеры свои истории.
Одна из решившихся говорить — 66-летняя пенсионерка Лидия Чернигина. В 2009 году ее дочь Надежда Коретникова познакомилась в Железногорске-Илимском с неким . Молодые люди прожили вместе несколько месяцев, а потом Алексей начал избивать Надежду. Девушка решила расстаться — но, как и в истории Татьяны Боркиной, бывший возлюбленный стал преследовать ее. «Она никому не достанется! Она — моя собственность. Захочу — продам, захочу — пущу по рукам, захочу — убью!» — заявлял он Лидии Чернигиной.
22 февраля 2010 года около семи часов утра Лидия шла на работу и увидела свет в окне дочери. Это почему-то насторожило женщину, но она не стала подниматься к Надежде: та часто ругалась на то, что мать вмешивается в ее личную жизнь. Днем Лидия несколько раз пыталась дозвониться дочери, и в какой-то момент трубку снял трехлетний сын Надежды от первого брака. «Маму бабайка скушала», — сказал мальчик.
— Я сразу позвонила Комарову, — вспоминает Лидия Чернигина. — Сказала: «Ты сейчас же приедешь, иначе ты меня знаешь!» Он приехал, его всего трясло. Я схватила его за грудки и кричала: «Куда ты дел мою дочь?» Он так и не ответил. Я позвонила в полицию, рассказала им все — и услышала в ответ: «Ну, может она уехала, загуляла или еще что — давайте подождем».
Утром 23 февраля Лидия вновь заставила Комарова приехать, заодно позвав свою сестру и мужа. Алексей вновь ничего не сказал про Надежду — и тогда близкие девушки отвезли его в дежурную часть.
— Я сказала дежурному: «Он куда-то дел мою дочь, разбирайтесь!» — рассказывает Чернигина. — А в полиции служил оперуполномоченный, он дружил с Комаровым и покрывал его в разных делах. Я вышла из кабинета дежурной части, там остались только полицейский и Комаров — и я услышала, как первый сказал: «Ты куда влип? Что ты делаешь? Сколько можно?» Потом на Комарова надели наручники и увели.
По версии следствия, Алексей Комаров избил Надежду Коретникову, а потом увез на дачу, которая загорелась из-за непотушенной сигареты. В огне этого пожара дочь Лидии Чернигиной погибла. Но пенсионерка уверена: ее дочь убил Комаров, а пожар лишь скрыл следы преступления. У Надежды остался трехлетний сын-инвалид. Суд признал Алексея Комарова виновным по статьям 109 («Причинение смерти по неосторожности») и 125 («Оставление в опасности») УК РФ. Наказание осужденному назначили неожиданно легкое — 1 год и 11 месяцев колонии-поселения.
— Два года до приговора я воевала со следствием, ездила, как на работу, в Иркутск — там находится областное следственное управление, — говорит Лидия Чернигина. — Его начальник, Юрий Дин, как-то сказал насчет моей истории: «Что я могу сделать? Это система, она так работает». Меня в следственном управлении все знали. Помню, кто-то сказал: «Такой задрипанный городок этот Железногорск-Илимский, а такой рассадник криминала».
По словам Лидии Чернигиной, эксперты пожарной охраны указали, что сигарета не могла спровоцировать возгорание, из-за которого погибла ее дочь. Обвиняемый Комаров все время следствия оставался на свободе — и даже машину, на которой он увез на дачу Надежду Коретникову, у него изъяли только под давлением матери погибшей. К слову, все время следствия и суда Чернигину пытались запугать — неизвестные звонили ей и грозили: «Мы тебя закопаем — не в карьере, так в тайге».
Между тем Алексей Комаров отбыл свое наказание уже к 2013 году. А шесть лет спустя, в начале 2019 года, он изнасиловал и убил восьмилетнюю девочку в Братске. 14 августа 2019 года суд приговорил Комарова к 20 годам лишения свободы. Лидия Чернигина уверена: новой трагедии можно было бы избежать, если бы не коррумпированные и халатные сотрудники правоохранительных органов, закрывшие глаза на дело о гибели ее дочери.
С бездействием правоохранительных органов в Железногорске-Илимском пришлось столкнуться и супругам Атабоевым. Как и Лидия Чернигина, они согласились рассказать свою историю для фильма Вячеслава Никитина.
…В ночь на 19 ноября 2018 года Юлия и Акмал Атабоевы отдыхали в городском кафе «Юность». За соседним столиком, по словам супругов, расположилась компания силовиков: майор Александр К., его племянник Дмитрий П. (сотрудник патрульно-постовой службы полиции), Илья У. (сотрудник ) и их товарищ — по словам Атабоевых, судебный пристав [их фамилии «Лента.ру» не приводит за недоказанностью вины]. Все четверо были в гражданской одежде, не при исполнении.
Час спустя после того, как Юлия и Акмал пришли в кафе, к ним подошел К. и заговорил с молодым человеком. По словам Юлии, полицейский находился в состоянии алкогольного опьянения и в резкой форме выразил свое нежелание оплачивать счет. К. обратился к Акмалу потому, что три года назад «Юностью» руководил дядя Атабоева. Акмал попытался было объяснить, что его дядя давно не имеет никакого отношения к кафе. «Ты вообще знаешь, кто я?» — был ответ К., за которым последовало «традиционное» приглашение выйти и поговорить.
На улице между сторонами конфликта завязалась потасовка: силовики старались повалить Акмала на землю, а его жена, как могла, пыталась прекратить драку. Все это происходило при свидетелях. Но тут к «Юности» прибыл полицейский патруль, один из сотрудников выстрелил в воздух — и конфликт на время затих. Акмал зашел в кафе, чтобы забрать куртку.
— К моему мужу сзади подлетели К. и У. и начали бить его ногами, — вспоминает Юлия Атабоева. — В это же время К. скомандовал одному из прибывших полицейских оборвать провода всех камер в заведении и забрать диск с данными. Сотрудник оборвал провода, но девушка-бармен диск не отдала.
Уже после врачи диагностируют у Акмала сотрясение мозга и сломанный нос и положат его в больницу. Юлия вернулась в «Юность» и забрала видеозапись инцидента, который произошел накануне. С ней девушка обратилась в областное управление СКР — но там Юлии отказали в возбуждении уголовного дела, сославшись на то, что личности конфликта не установлены. В итоге все материалы были перенаправлены в МВД.
По словам девушки, позже ее мужа забирали следователи и требовали показать, где именно на записях из «Юности» он увидел майора К. Но когда Акмал указал на полицейского и в очередной раз объяснил ситуацию, ему пригрозили уголовным преследованием за дачу ложных показаний.
— В Железногорске-Илимском очень много людей, у которых есть жалобы или инциденты, связанные с майором К., — говорит Юлия Атабоева. — Но весь город в страхе — все его боятся и никто не рискует подавать жалобы в Иркутск [там находится региональное управление МВД — прим. «Ленты.ру»]. Говорят, там, в Иркутске, у К. есть покровитель — какой-то полковник МВД.
Друзья семьи Атабоевых, которые были свидетелями конфликта с силовиками, прекратили любое общение с Юлией и Акмалом. По словам Юлии, знакомых ее и мужа запугали нечистые на руку полицейские.
— Они периодически приходили к нашим друзьям по ночам, били им в двери. В итоге те отказались от показаний. Нам с мужем тоже угрожали незнакомцы, которые несколько раз приходили и говорили одно и то же: «Не пишите больше ничего — и все будет хорошо! Иначе у вас будут проблемы».
Впрочем, у конфликта в «Юности» существует и другая версия — ее «Ленте.ру» на условиях анонимности рассказал один из высокопоставленных силовиков Иркутской области. По его данным, драка в кафе началась с того, что на Акмала Атабоева набросилась неизвестная девушка. В ответ Юлия и ее подруга, присутствовавшая в том же кафе, кинулись на обидчицу — и уже через несколько секунд завязалась общая потасовка.
В результате прибывшие полицейские действительно вынуждены были выстрелить в воздух — иначе усмирить дерущихся не получалось. При этом никто из сотрудников правоохранительных органов в этой потасовке участия не принимал. Всех доставили в территориальный отдел полиции, и уже 6 января 2019 года было возбуждено уголовное дело. По данным нашего источника, никто никаких показаний в ходе следствия не менял, а расследование этого дела продолжается до сих пор.
— Историй о беспределе правоохранительных органов в Железногорске-Илимском много — жители города связываются с нами до сих пор: всего у нас в работе 12 историй, — говорит в беседе с «Лентой.ру» автор документального фильма Вячеслав Никитин. — Самое интересное в том, что все нарушения со стороны правоохранителей покрываются так системно, что у обычных людей просто опускаются руки. Это очень напоминает банду, ОПГ — только не из бандитов, а из людей в погонах. Я считаю, что об этом нужно говорить: без публичной огласки ситуация не изменится, простые люди никогда не смогут чувствовать себя защищенными, а те, кто пострадали от силовиков, не смогут добиться справедливости.
Комментарии 85
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео