Ещё

Блокировка Азии: Трамп заморозит АТЭС 

Фото: Reuters

Если говорить о работе саммита АТЭС (Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества), то региональная интеграция всегда была приоритетной и ключевой для этой организации. Ради этого форум создавался и функционировал.

Сегодня главный интеграционный проект АТЭС — это Азиатско-тихоокеанская зона свободной торговли (АТЗСТ). Работа по ее реализации идет с 2014 года, когда председателем АТЭС стал Китай.

В прошлом году на предыдущем саммите организации в Перу была подписана Лимская декларация, в которой экономики АТЭС подтверждали общее намерение создать региональную зону свободной торговли.

>> Названы темы беседы Путина и Трампа на АТЭС

В этом контексте важно, что АТЭС — это в большей степени инкубатор идей, а не переговорная площадка для государств. Иными словами, в задачу саммита не входит вести основные переговоры по намеченным инициативам.

В рамках АТЭС было принято решение, что работа по созданию зоны свободной торговли должна вестись. Но конкретные соглашения и договоры, по правилам организации, должны разрабатываться непосредственно между государствами, входящими в состав организации.

Главная роль АТЭС в этом процессе — следить за тем, что уже сделано, где и какие зоны торговли уже есть, какие у них уровень и качество либерализации, тарифов, услуг и инвестиций. Организация определяет приоритетные направления переговоров, рекомендует проработать тот или иной блок вопросов глубже, чтобы когда уже переговоры начинались, было проще к ним перейти.

В Лимской декларации АТЭС от 2016 года было определено, какие экономики региона будут работать по каким трекам. Соответственно, на вьетнамском саммите АТЭС в текущем году экономики должны отчитаться, что было сделано за год.

Между тем приход к власти США Дональда Трампа полностью меняет перспективы уже, казалось бы, налаженных процессов внутри АТЭС.

Еще в 2014-2015 году, при администрации Барака Обамы, Вашингтон был одним из ключевых игроков в этой сфере, лоббируя интересы интеграции внутри АТЭС. Теперь же США, напротив, в принципе сворачивают все процессы, блокируют работу по азиатско-тихоокеанской зоне свободной торговли.

Дональд Трамп настаивает на том, что стремление предыдущей администрации к ускорению глобальной интеграции грозит катастрофой для экономики Соединенных Штатов, и противопоставляет этому подходу свою концепцию, провозгласившую некие внутренние интересы Америки превыше всего.

Трамп соблюдает дистанцию

Ранее АТЭС ориентировалась на два блока, на которых должна была быть построена региональная интеграция: это Транстихоокенское партнерство (ТТП) и Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство (ВРЭП). Из ТТП (проект активно поддерживался администрацией Обамы) Соединенные Штаты уже вышли. С ВРЭПом (эта зона должна включать в себя страны-члены АСЕАН и не включать США) ситуация не менее сложная. Последние переговоры были в октябре, и до сих пор есть еще сложные вопросы относительно тарифов и услуг. До сих пор непонятно, когда эти переговоры закончатся и что будет с ВРЭПом. Поэтому экономикам АТЭС сейчас сложно ориентироваться на эти блоки.

Азиатско-Тихоокеанская зона свободной торговли (АТЗСТ), как уже упоминалось выше, на данный момент наиболее актуальный интеграционный проект, в который может войти в том числе Россия. Однако с нынешней позицией США и АТЗСТ выглядит не слишком стабильным проектом.

АТЭС — это организация, где решения принимаются консенсусом, то есть если все экономики выступают за, то работа продолжается, если кто-то один против, — то работа блокируется. У США, очевидно, есть возможность добиться именно этого.

В целом, страны-участницы АТЭС могут подождать. Через какое-то время к власти в США придет другой президент, и реанимировать работу по АТЗСТ будет вполне реально. В конце концов, интеграционные задачи уже поставлены и зафиксированы в документах АТЭС.

Сейчас, например, идет драфтинг министерских деклараций организации. Этот процесс существенно усложнился, потому что США требуют убрать из декларации отсылку к Богорской декларации АТЭС от 1994 года, пассажи об АТЗСТ и в принципе все, что касается работы АТЭС в области торговли в последние годы.

Еще одна проблемная часть повестки — отношение к ВТО (Всемирной торговой организации). Можно предположить, что министерская встреча АТЭС и саммит АТЭС покажут, что будет происходить на аргентинской министерской конференции ВТО в декабре. Традиционно АТЭС выказывал поддержку ВТО. До прошлого года министрами торговли стран-участниц подписывались отдельные заявления в поддержку ВТО.

Сейчас политика Трампа иная, эти договоры не подписываются. Более того, США меняют фразы в этих договорах.

Например, на министерской встрече в мае в рамках АТЭС американская делегация потребовала поменять фразу «мы поддерживаем ВТО» на пассаж «мы поддерживаем обсуждения в рамках ВТО, но наша задача — пересмотреть и рассмотреть реформирование Всемирной торговой организации». Иными словами, Вашингтон сегодня поддерживает возможность пересмотра мандата ВТО.

Безусловно, это вызвало противоречия. Многие экономики АТЭС высказываются против этой формулировки. На вьетнамском саммите может сложиться аналогичная ситуация, поэтому есть вероятность, что вся часть, посвященная ВТО, в финальные декларации не войдет — как и упоминание Богорской декларации и АТЗСТ.

США сегодня выступают за лоббирование двухсторонних взаимоотношений, соответственно, многосторонние отношения в рамках ВТО и других международных организаций они блокируют.

Позиция США сегодня не открывает дополнительных возможностей и для России. Под вопросом сегодня функционирование организации АТЭС как таковой.

Тем не менее, у России достаточно объемная собственная повестка в рамках саммита — по инновациям, развитию удаленных территорий, цифровой экономике, по малым и средним предприятиям. Все это требует непосредственной работы отечественной делегации.

В этом смысле позиция США, их изменения в политике на конкретные российские проекты не влияет. С технической точки зрения, американский бойкот влияет в принципе на работу в АТЭС: и России, и самих США, и всех региональных экономик в целом.

Автор — директор Российского центра исследований АТЭС, эксперт Российского совета по международным делам (РСМД)

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео