Ещё

«Мертвые души» живы, или дело гоголевских персонажей в современной России 

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС
Гендиректор «Главного радиочастотного центра» Анастасия Звягинцева стала обвиняемой по делу Роскомнадзора. Высокопоставленных сотрудников ведомства обвиняют в особо крупном мошенничестве на 20 млн рублей. Как в современной России живет дело гоголевских персонажей?
Один из фигурантов — пресс-секретарь Роскомнадзора Вадим Ампелонский. По версии следствия, он участвовал в схеме по фиктивному найму людей. Иными словами, в Роскомнадзоре работали «мертвые души», или, на современном сленге, «подснежники». Зарплаты за них получали руководители, в том числе и Ампелонский. Он, по данным следователей, пользовался банковской картой, на которую переводились деньги. Правда, карту при обыске не нашли. По словам подозреваемых, деньги шли на надбавки ценным сотрудникам Роскомнадзора с небольшой зарплатой.
В прошлом году власти африканской Танзании неожиданно выяснили, что в их госучреждениях работают десять тысяч несуществующих сотрудников и получают 2 млн долларов в месяц. Россия — конечно, не Танзания, и «мертвые души» в бюджетном секторе у нас пока никто не подсчитал. Но то, что это происходит повсеместно, — факт, хотя о нем не очень любят упоминать. Самое простое — когда начальник трудоустраивает родственников. В реальности они не работают, но в семью приходят дополнительные деньги. Есть схемы более изощренные: начальник не может получить премию, потому что его отдел не выполняет план, зато премии можно начислить рядовым сотрудникам, а они потом скидываются на премию для начальника. Еще вариант: в больнице административный персонал по совмещению работает прачками. Правда, потом выясняется, что своей прачечной в больнице нет — стирают в другом месте — зато ставки есть. Как рождаются «мертвые души» и что бывает за это руководству?
Владислав Поликаркин бывший следователь прокуратуры СВАО Москвы, адвокат «Это довольно распространенная практика в бюджетных организациях, когда руководитель дает указания о приеме на работу людей. Имея на руках зарплатную карточку этого работника, буквально двумя манипуляциями снимает начисленную туда заработную плату, премии и получает их в полное свое личное распоряжение. Как правило, такие факты вскрываются в результате некого внутреннего аудита, проверки. Потом руководителю предлагают покинуть по собственному желанию руководящий пост или придают огласке, и тогда руководитель становится фигурантом уголовного дела».
Часто «мертвые души» — это мошенничество, в лучшем случае — растрата, согласно УК РФ, но не всегда. У госорганизаций могут быть какие-то траты, которые в бюджете не предусмотрены. Отвезти, сделать подарок, починить — все это делается за наличные. Деньги берут из зарплаты несуществующего работника — больше иногда и неоткуда — или доплачивают ценному сотруднику, чтобы не ушел.
Фигуранты дела Роскомнадзора, по данным Business FM, утверждают, что в их случае так и было. Правда, неизвестно, что за ценные сотрудники. Поскольку один из обвиняемых — директор подведомственного «Главного радиочастотного центра», можно предположить, что речь идет о его персонале. На сайте HH.RU сейчас опубликовано семь вакансий ГРЧЦ. Например, системного аналитика с зарплатой от 50 до 130 тысяч рублей. Чем объясняется такой разброс, непонятно. Зато в описании вакансии сказано о «денежных плюшках»: на день рождения, День радио, Новый год и так далее. На что могли тратить зарплаты «мертвых душ»?
Денис Кусков гендиректор аналитического агентства Telecomdaily «То, что кому-то ценному хотели доплатить — это, очевидно, одно из предположений. Есть несколько вариантов, как это делается: премирование, надбавки (как у любых госслужащих в размере половины оклада, полного оклада или двух окладов). Такая ситуация не просто возможна, она присутствует во множестве структур. Это является, наверное, незаконным, с определенной точки зрения, но нужным для ведения работы».
Кстати, повсеместное использование «мертвых душ» относится и к проблеме тех, кого в правительстве считают тунеядцами. Выгодно всем: работодатель получает доход, а фиктивный сотрудник становится полноценным членом общества — за него платят страховые взносы. В целом же получается замкнутый круг: взять из кассы деньги на нецелевые, но нужные расходы — придут органы; повысить зарплату госслужащему — возмутится общественность. Объяснения, что это ценный работник, которого примут в любой частной компании с высоким жалованьем, не поможет. Все равно это будет выглядеть, как «чиновники повысили себе зарплаты». Гоголевский способ при всей его порочности — самый простой и относительно безопасный. Все же все понимают, хотя и не всегда.
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео