Ещё

Дело «трезвого мальчика» постирали 

Дело «трезвого мальчика» постирали
Фото: Газета.Ru
Обвиняемая по делу о резонансном ДТП в Балашихе не звонила в «скорую». Это выяснилось на очередном заседании суда. В свою очередь отец ребенка продемонстрировал вещи, в которых находился его сын в момент гибели: мужчина утверждает что их отстирали, что по его мнению, свидетельствует о намеренном сокрытии улик. Тем не менее, суд отклонил просьбу отца отправить дело о ДТП на доследование.
, отец шестилетнего мальчика, который 23 апреля погиб под колесами Solaris в подмосковной Балашихе, на очередном судебном заседании продемонстрировал вещи ребенка, которые были на нем в момент рокового ДТП. О том, как прошло заседание в понедельник, 24 октября, «Газете.Ru» рассказали участники процесса, предоставив аудиозапись слушания.
Вещи мальчика принесли в зал суда в коробке — перед осмотром вещей судья поинтересовался в необходимости их демонстрации.
Ведь подробные описания одежды ребенка уже были приведены в комплексной комиссионной судебно-медицинской и автотехнической экспертизе, второй по счету. Этот документ имеется в распоряжении «Газеты.Ru», согласно которому вещи действительно описаны весьма подробно: описание куртки, штанов, майки, обуви и нижнего белья в экспертизе заняло более 10 страниц с учетом фотографий. Их изучали визуально и под микроскопом.
Согласно тексту экспертизы, повреждения на одежде ребенка, которого, как уверяют очевидцы, протащило под днищем следовавшего на высокой скорости автомобиля не менее 10 метров, нашли, в частности, на куртке.
«Повреждения с дефектами и несопоставимыми краями. Края неровные, разволокненные, местами с выраженным истиранием материала. В дне повреждений видны загрязненные элементы утеплителя куртки (вещество бурого цвета), — говорится в документе. — На переде правой половине куртки прослеживается выраженные наложения вещества похожего на грунт, ориентированного по складкам верха, и единичные мелкие следы вещества похожего на кровь, с нечеткими конурами. В области повреждений (участков истирания) прослеживается формирование мелких складок материала направленных вправо.
На свитере ребенка повреждений обнаружено не было. При этом, согласно тексту экспертизы, воротник свитера на всем протяжении пропитан веществом бурого цвета.
На спинке изделия, в средней части, на участке 150х150 мм имеются наложения следов вещества бурого цвета. Наложения вещества бурого цвета есть и на футболке в области выреза ворота, на спинке в нижней трети и на переде в нижней трети.
Подобным языком были описаны и состояние остальных вещей ребенка.
Однако Роман Шимко, настоял на том, чтобы открыть коробку и показать одежду всем собравшимся. Свои подозрения о том, что вещи намеренно застирали, чтобы скрыть реальные повреждения ребенка, которые были на самом деле гораздо страшнее, на этот раз мужчина огласил и в суде.
Сначала из коробки достали куртку ребенка, которая Алеше досталась еще от старшего брата (на внутренней части есть бирка с подписью Иван Шимко). Судья, осмотрев вещь, обратил внимание на то, что она частично порвана и имеет следы бурого вещества, напоминающего кровь. Но Роман Шимко попытался доказать свои опасения продемонстрировав свитер мальчика — он указал, что на рукавах есть белые полосы, которые могли остаться от стирального порошка, а после чего понюхал вещь и заявил, что чувствует и запах химического средства.
После чего Шимко стал сверять пятна крови на майке и свитере и обнаружил, что пятна от крови ребенка на них не совпадают. Последними суду продемонстрировали колготки и нижнее белье ребенка, на котором заметных загрязнений заметить не удалось.
На этом моменте Шимко, которому непросто было вновь увидеть вещи своего погибшего сына, громко спросил о том, где же на белье следы мочи, однако не смог донести до судьи, почему обратил внимание именно на это обстоятельство.
Дело в том, что как ранее «Газете.Ru» рассказывал независимый эксперт, консультирующий семью Шимко, после наезда у ребенка произошло массивное повреждение внутренних органов и разрыв селезенки. При этом следы кала и мочи должны были остаться на белье — если этих следов не обнаружено, получается, что одежду отстирали.
В завершении потерпевший Шимко еще раз понюхал все вещи и заявил, что они чистые, выстиранные, словно их только что достали из стиральной машины.
Пока отец объяснял свою теорию судье, адвокат Ольги Алисовой, , тем временем тоже решила понюхать вещи, но ничего по этому поводу не сказала.
В ходе заседания прокурор представила данные о том, что Алисова после ДТП в «скорую» все-таки не звонила, хотя заявляла это в своих показаниях и в выступлениях в суде.
Так, согласно запросу в диспетчерскую службу скорой помощи по данному ДТП, им поступило только два звонка. Самый первый — от соседки Шимко, которая видела ДТП из окна своей квартиры, и второй — от некой неизвестной женщины. Однако сделан он был не с телефона Алисовой — с ее номера, как оказалось, звонков в «скорую» не поступало. Однако какой-либо значимой победой эта новость для Шимко не стало — все его главные ходатайства были отклонены.
Так, проговорив суду все свои подозрения, Шимко заявил несколько ходатайств, о которых говорил ранее. В частности, он уже во второй раз попытался приложить к делу независимую экспертизу, которая обнаружила большое количество нарушений. Однако, поскольку проводивший ее специалист работал только с документами спорной экспертизы, показавший «опьянение» ребенка и цифру 2,7 промилле, но при этом не работал с телом мальчика, суд эту просьбу отклонил.
Тогда Шимко попросил вызвать в суд самого судмедэксперта и его ассистента, но и это ходатайство было отклонено.
Отказ ждал Шимко и при оглашении основного ходатайства — отправки уголовного дела о ДТП на доследование в  с тем чтобы объединить его с расследуемым в настоящее время деле о халатности, возбужденным по факту обнаружения в крови мальчика 2,7 промилле алкоголя. Так, все доводы, которые ранее приводил Шимко, стараясь указать на наличие некого преступного сговора между подсудимой Алисовой, экспертом Клейменовым и следователем , были направленны именно на то, чтобы слушать эти два дела вместе, не разделяя их.
По мнению Шимко, в частности одну только Алисову следует судить и по другим серьезным уголовным статьям. Но теперь решение судьи этого сделать не позволит.
По тогам заседания представители потерпевшего заявили об ангажированности суда. Также их не устроила позиция и поведение прокурора, которая не поддержала Шимко.
«Прокурор изначально должен находиться на стороне потерпевших, заявил журналистам после заседания один из адвокатов Шимко, Зубов. — В отношении прокурора будет подготовлено заявление об отводе, потому что такая позиция не приемлема для моего доверителя.
Дело ведется целенаправленно таким образом, чтобы судебный вердикт был вынесен только в отношении обвиняемой Алисовой, что исключает дальнейшее расследование в рамках этого уголовного дела действий соучастников преступления, которые пытались это преступление скрыть, и представить его как несчастный случай».
Напомним, что на днях огласил выводы третьей, окончательной экспертизы по делу о смертельном ДТП в Балашихе. Вердикт светил российской медицины однозначен — перед своей гибель ребенок не употреблял алкоголь, а шокирующие выводы судмедэксперта Михаила Клейменова, установившего опьянение ребенка на уровне 2,7 промилле объясняются его грубейшими ошибками.
При этом появившиеся в СМИ данные о том, что непосредственный начальник Клейменова, главный судмедэксперт Подмосковья был уволен, не подтвердились.
Видео дня. Гигантский удав выполз из жилой квартиры и теперь путешествует в районе Одинцово
Комментарии 19
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео