Ещё

Как Турция изменилась спустя год после неудавшегося путча 

Фото: Reuters

Ровно год назад в ночь с 15 на 16 июля 2016 года группа военных заговорщиков попыталась отстранить от власти турецкого президента Реджепа Эрдогана и премьер-министра страны Бинали Йылдырыма. На улицы крупнейших городов вышла военная техника, а самолёты мятежников нанесли удары по зданию парламента. Была атакована и резиденция президента. Лояльным Эрдогану армейским частям и подразделениям полиции при содействии вышедших на улицы простых граждан удалось остановить путчистов. В организации попытки переворота власти Турции обвинили мусульманского религиозного деятеля Фетхуллаха Гюлена, живущего в США. За неудачной попыткой переворота последовали массовые чистки в армии и госаппарате. В стране до сих пор действует чрезвычайное положение. Как изменилась Турция за прошедший год и стоит ли ждать нового переворота — в материале RT.

Обратный эффект

По мнению экспертов, главным политическим результатом неудачной попытки свергнуть Эрдогана стало усиление позиций турецкого президента. Оставшись в стране и добившись подавления путча, он получил колоссальную общественную поддержку, призвав граждан к сопротивлению. «У Эрдогана есть большая поддержка в обществе, в том числе. И он, может достаточно уверенно себя чувствовать в течение длительного периода времени», — отметил в беседе с RT директор Санкт-Петербургского Центра изучения современного Ближнего Востока Гумер Исаев.

Эту поддержку он и использовал впоследствии, когда организовал референдум, существенно усиливший его позиции. 16 апреля 2017 года на плебисците о переходе от парламентской к президентской республике 51% жителей страны, пришедших на избирательные участки, проголосовал за расширение полномочий президента. Большинство принятых на референдуме поправок в Конституцию Турции вступят в силу в ноябре 2019 года, когда в стране пройдут президентские и парламентские выборы. Лишь два изменения вступили в силу сразу после голосования: президенту теперь позволено состоять в политической партии и он может назначать членов специального совета, который утверждает в должностях судебных работников.

«Кто бы ни стоял в действительности за переворотом, его основным выгодоприобретателем является нынешний президент Турции», — заявил RT политолог-востоковед, заместитель директора НИИ культурного и природного наследия им. Д. С. Лихачёва Евгений Бахревский. — Разгромив многих своих противников, он радикально усилил собственные позиции, выиграл конституционный референдум в условиях чрезвычайного положения».

Ещё один отголосок переворота — режим ЧС, введённый сразу после попытки путча и действующий до сих пор.

По мнению экспертов, чрезвычайные меры также способствовали усилению личной власти Реджепа Эрдогана. «Эрдоган, вводя режим чрезвычайного положения, пошёл по пути ближневосточных лидеров. Мы знаем, что в Египте в течение десятилетий действовал режим ЧС, позволявший властям делать что угодно», — утверждает Гумер Исаев.

«По оценкам многих аналитиков, Турция стремительно превращается в обычную ближневосточную страну, которой присущи авторитарные методы управления, — считает Евгений Бахревский. — При этом в ситуации, когда гражданские войны и всякого рода очаги нестабильности практически окружают Турцию, переход к сильной лидерской власти от парламентской демократии может быть расценен как естественный».

Карательные меры

Подготовка референдума проходила на фоне масштабных чисток нелояльных элементов в силовых структурах и гражданских ведомствах. «Количество людей, подвергшихся увольнению, сокращению, потерявших рабочие места — около миллиона человек», — рассказал RT Гумер Исаев.

По словам президента Турции Реджепа Эрдогана, за причастность к попытке переворота были арестованы 43 тыс. человек, 93 тыс. были уволены из органов государственной власти. Эти цифры были озвучены им в январе 2017 года, после чего власти продолжили аресты и увольнения.

По данным, озвученным министерством юстиции Турции, к июню 2017-го были арестованы 50 510 человек. Уголовные дела были возбуждены в отношении 169 013 подозреваемых. Среди арестованных по подозрению в причастности к перевороту и деятельности организации Фетхуллаха Гюлена 169 генералов, 7098 офицеров, 2431 судебный работник и 24 губернатора.

При этом первый судебный процесс над участниками переворота начался только 22 мая 2017 года. До этого в декабре 2016 года на скамью подсудимых попали 29 полицейских, отказавшихся подавлять путч. В мае 2017 года обвинения были предъявлены лицам, которых прокуратура страны сочла непосредственными участниками и организаторами переворота. Обвинения были предъявлены 221 человеку, среди которых 26 генералов, 26 подполковников и полковников и 37 обвиняемых представляют средний офицерский состав.

15 июня 2017 года был вынесен первый вердикт суда: 23 обвиняемых были приговорены к пожизненному заключению, двое были оправданы. Мухсин Кутси Барыш — бывший командир полка президентской гвардии Турции — получил 12 лет лишения свободы. Судья международного суда ООН Айдын Седаф Акай был приговорён к 7,5 годам лишения свободы, за «членство в террористической организации».

7 июля 2017 года оправдательные приговоры получили 23 солдата-срочника, участвовавшие в захвате офиса губернатора Стамбула во время попытки госпереворота. Их командир — унтер-офицер Юсуф Йылдыз был приговорён к пожизненному лишению свободы.

Большая часть арестованных, особенно среди гражданских лиц, обвиняется в причастности к деятельности структур, связанных с Фетхуллахом Гюленом. В отношении него приговор ещё не вынесен, однако известно, что турецкая прокуратура требует приговорить 76-летнего проповедника к 2000 лет лишения свободы и в довесок дать ему два пожизненных срока. Как отмечают эксперты, когда-то сильное движение Гюлена, бывшее в начале 2000-х союзником партии Эрдогана, теперь полностью уничтожено на территории Турции.

«Руководству Турции удалось в значительной степени сконцентрировать власть в своих руках и ликвидировать своих главных идеологических противников — движение Фетхуллаха Гюлена. Оно полностью разгромлено», — отметил RT политолог-востоковед Александр Сотниченко.

Ссора с Западом

Ещё одним из важнейших результатов попытки переворота стало ухудшение отношений с Западом. Эксперты отмечают, что поводов для этого у властей Турции было достаточно. Самолёты, бомбившие турецкий парламент, взлетали с военной базы НАТО Инджирлик, где в то время находились и американские военные. В попытке переворота приняли активное участие офицеры турецких ВВС — рода войск, который считается наиболее интегрированным в общенатовские структуры. Среди обвиняемых в организации переворота — бывший главком ВВС Турции генерал Акын Озтюрк и начальник Инджирлика генерал Бекыр Эрджан Ван. Ряд офицеров, обвинённых в заговоре, после его провала попросили политического убежища в США, Германии и Греции.

В проправительственных СМИ Турции после провала попытки переворота появились сообщения о причастности к путчу Соединённых Штатов. Оглашались даже конкретные имена. Так газета Yeni Safak назвала координатором путча генерала армии США, командующего силами НАТО в Афганистане Джона Ф. Кэмпбелла. По сведениям другого, лояльного Эрдогану издания Akşam, участники переворота согласовывали свои действия с ЦРУ. Якобы от Центрального разведывательного управления за переворот отвечал Грэм Фуллер, американский писатель и аналитик, ранее бывший резидентом ЦРУ в Кабуле, а потом заместителем Национального совета по разведке, близкий к Фетхуллаху Гюлену.

Отказ США выдавать Гюлена и постоянные обвинения в адрес Эрдогана в авторитаризме со стороны стран ЕС и США также не способствовали улучшению отношений между Турцией и Западом и за прошедший год, несмотря на приход к власти в США Дональда Трампа, ничего особенно не изменилось. Германия была вынуждена уйти с базы Инджирлик, а США, как сообщают РИА Новости, обсуждают с Грецией перспективы перевода НАТОвской базы из Инджирлика на Крит.

«Отношения с Западом в результате переворота, безусловно, ухудшились. Официальная трактовка событий, на которую ориентируется большая часть общества, говорит о косвенной причастности США и других натовских стран к перевороту, — утверждает Евгений Бахревский.

«Правительство Турции обвинило в военном перевороте Соединённые Штаты Америки, поэтому градус антиамериканизма в турецком обществе в значительной степени возрос, — отмечает Александр Сотниченко. — Всё больше и больше турецких интеллектуалов, людей, которые формируют политический дискурс, выступают за более независимую политику Турции, в том числе и выход из НАТО».

«США потеряли способность организовывать перевороты, скрытые операции и разведывательные операции в Турции. Турция в настоящее время более независима, чем раньше», — заявил RT контр-адмирал ВМС Турции в отставке Сонер Полат.

По его словам, Турция движется в сторону евразийской внешней политики, направленной на независимость от западных держав и взаимодействие с Россией. «Рано говорить, что произошло радикальное изменение основных параметров внешней политики Турции, но абсолютный факт то, что Турция медленно, но верно движется в сторону Евразии», — считает Полат.

Сближение с Россией

Отношения с нашей страной также претерпели определённые изменения. В отличие от западных держав Москва не стала обвинять Анкару в репрессиях при ликвидации последствий военного мятежа. Россия стала первой страной, куда отправился президент Эрдоган после подавления путча. «Отношения с Россией начали восстанавливаться незадолго до попытки переворота, — отмечает Евгений Бахревский. — В Турции приобрела популярность версия о том, что именно благодаря России Эрдоган избежал ареста или даже уничтожения в ходе событий ночи 15-16 июля 2016 года».

«Несмотря на все специфические особенности Эрдогана как партнёра, он нам давно и хорошо известен. Полагаю, в любом случае для России это более удобная фигура во главе Турции, чем хунта генералов, тесно связанных с Пентагоном», — прокомментировал эксперт возможные мотивы поддержки турецкого лидера нашей страной.

При этом РФ обвиняла Турцию в антироссийских действиях — уничтожении в ноябре 2015 российского Су-27, которое привело к временному охлаждению отношений между странами. Кроме того, в декабре 2016-го в Турции был убит российский посол Андрей Карлов.

По мнению Сонера Полата, несмотря на улучшение отношений России и Турции, они могли бы быть более близкими, если бы не желание каждой стороны, в первую очередь, поладить с Вашингтоном. «В нормальных условиях это событие (попытка переворота — прим. RT) привело бы к установлению стратегических отношений между Турцией и Российской Федерацией. И хотя некоторые важные шаги были сделаны, этого, к сожалению, не случилось из-за нереалистичных ожиданий обеих сторон в отношении Трампа», — заявил турецкий контр-адмирал. «Если наши страны желают расширить свои национальные интересы в Сирии, единственный путь — коллективно сформулировать общую стратегию для того, чтобы противостоять разделяющим нас силам», — полагает эксперт.

Одним из главных итогов визита Реджепа Эрдогана 9 августа 2016 года в Санкт-Петербург и последовавшей за этим серии русско-турецких переговоров, как отмечают эксперты, стало усиление сотрудничества в области безопасности, что сделало возможным запуск Астанинского переговорного формата и формирование тройки России, Турции и Ирана как главных гарантов переговорного процесса в Сирии. Улучшение отношений России с Турцией позволило, с одной стороны, сирийским войскам взять Алеппо, когда Турция, которая годами поддерживала местных боевиков, не стала вмешиваться в происходящее, а с другой, дало Турции в конце августа 2016-го возможность ввести войска на север Сирии и начать операцию «Щит Евфрата» — формально направленную против ИГИЛ*, но на деле нацеленную на то, чтобы обезопасить свои южные границы от курдских боевиков. Однако именно эта операция продемонстрировала недостатки турецкой армии, значительная часть командиров которой до этого подверглась репрессиям.

Ослабление армии

Опрошенные RT эксперты считают операцию «Щит Евфрата» крайне неудачной. По их словам, она свидетельствует о не лучшем состоянии турецких вооружённых сил после ликвидации попытки путча. «Из армии постарались изгнать всех, кого подозревали в недостаточной лояльности к власти, что, по идее, армию должно было укрепить», — отмечает Александр Сотниченко. Однако чистки привели к обратному.

«Подавление последствий переворота сказалось на вооружённых силах Турции отвратительно, негативно», — заявил RT директор Центра политической конъюнктуры Иван Коновалов. — Теперь говорить о боеспособности турецкой армии мы вообще не можем».

«Операция «Щит Евфрата, которую Турция проводила на севере Сирии, показала, что турецкая армия недостаточно подготовлена для того, чтобы проводить широкомасштабные сухопутные операции, ибо слишком уж долго турецкие войска брали штурмом небольшой город Эль-Баб», — отмечает Александр Сотниченко.

Вооружённые силы Турции при поддержке союзных боевиков пытались отбить Эль-Баб у ИГИЛ* с ноября 2016 года, но взяли его только в конце февраля 2017-го. «Турки потерпели поражение, потому что ни одной задачи, которую они себе ставили, они не выполнили, кроме того, что не дали соединиться курдским анклавам», — считает Иван Коновалов. — Они Эль-Баб взяли только потому, что мы помогли… Мы вмешались, нанесли несколько правильных хороших ударов, сработала наша разведка, заблокировали пути подхода для снабжения боевиков, всё, они оттуда вышли. А если бы этого не было, Эль-Баб был бы сейчас как Мосул, как Ракка», — утверждает эксперт.

«После подавления переворота, в Сирии Турция вынуждена действовать, опираясь на армию, в которой больше нет половины генералов… Эффективность действий такой армии налицо», — объясняет главную причину турецких неудач Евгений Бахревский.

Эксперты уверены, что следующая задача, которую должен решать Эрдоган, после проведения чисток нелояльных офицеров в армии — воспитание новой армейской элиты. «Кстати тут у России есть серьёзные возможности, — считает Александр Сотниченко. — Ранее турецкие офицеры готовились помимо Турции ещё и в Америке. Теперь такого рода сотрудничество приостановлено. Можно попытаться влезть в эту нишу и заключить договор о подготовке офицеров в России».

«Было бы преувеличением заявлять, что попытка переворота вызвала важные изменения в отношении между правительством и Высшим военным командованием. Однако некоторые новые законодательные практики, регулирующие структуру и организацию вооружённых сил без согласования и даже без ведома военного руководства, скорее всего, негативно скажутся на этих отношениях в долгосрочной перспективе», — утверждает Сонер Полат.

Осложняет отношения с военным командованием и фигура генерал-лейтенанта в отставке Аднана Танриверди, возглавляющего ЧВК «Sadat», который после подавления путча стал официальным военным советником Эрдогана. В 1996 году Танриверди был уволен из турецкой армии за исламистские взгляды. Сейчас турецкие СМИ называют его куратором программы воспитания новых армейских кадров, лояльных Реджепу Эрдогану и его умеренно-исламистскому курсу. Он же якобы руководит и подготовкой протурецких боевиков в Ливии и Сирии.

Повторение пройденного

Турецкая армия, которая традиционно считает себя хранительницей традиций светского государства, националистических идеалов Мустафы Кемаля Ататюрка и силой, ответственной за поддержание порядка в стране, за последние полвека провела три военных переворота — в 1960, 1971 и 1980 годах. В 1997 в Турции имел место так называемый «постмодернистский переворот», когда под давлением Совета безопасности было вынуждено уйти в отставку исламистское правительство Наджметтина Эрбакана. В 2010 году правительство Реджепа Эрдогана провело референдум, который внёс поправки в Конституцию Турции, убрав положения, которые использовались армией для вмешательства в политическую жизнь страны.

По мнению Александра Сотниченко, изменения в конституции и жёсткая ликвидация последствий переворота 2016 года исключают повторение таких инцидентов в будущем. «Я думаю, что возможность военного переворота полностью исключена. Всех, кто был нелоялен к власти, из армии изгнали», — утверждает эксперт.

По словам Сонера Полата, несмотря на ликвидацию структур Фетхуллаха Гюлена в Турции, всё равно сохраняется опасность того, что его сторонники могут организовать покушения на своих противников. «В настоящее время из-за своих тяжёлых потерь и бдительности нации они не смогут организовать ещё одну попытку переворота, — отмечает турецкий эксперт. В то же время нельзя исключать того, что они могут сделать своими мишенями ключевые политические фигуры».

Иван Коновалов, в свою очередь, утверждает, что новый переворот в Турции в ближайшее время исключать нельзя. Однако, по его словам, организуют его не вооружённые силы. «Я не думаю, что это будет армейский переворот, — считает политолог. — Если это произойдёт, то это будут спецслужбы».

«Эрдоган уверился, что спецслужбы вроде бы на его стороне, но большинство офицеров из этих спецслужб имеют контакты с американцами, а то, что за тем переворотом стояли американцы, — это даже бессмысленно обсуждать», — утверждает эксперт.

*«Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — террористическая группировка, запрещённая на территории России.

 Ещё 28 источников 
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео