Далее:

Трамп откопал топор войны: увеличение оборонного бюджета США угрожает России

Трамп откопал топор войны
Фото:
Волна эйфории, охватившая россиян в связи с приходом в Белый дом Трампа, похоже, начала спадать. Те, кто, несмотря на предостережения — «не следует обольщаться», настойчиво продолжал верить в очередную перезагрузку отношений США и России, несколько разочарованы первыми заявлениями нового американского президента и его команды. Одно из них, прозвучавшее недавно, связано с «историческим увеличением расходов на оборону» и сразу вызвало вопрос: оборону от кого? Кто теперь главный враг США? И на какие нужды будут тратиться возросшие военные ассигнования?
Сразу хотелось бы напомнить, что США и без того имеют самый большой в мире военный бюджет. В 2017 году на военные цели Вашингтон планирует потратить $611 млрд. (По данным нашего военного ведомства — $635 млрд.) Кстати, $3,4 млрд из них целевым образом направят непосредственно на «сдерживание России».
Для сравнения: Индия в 2017 году тоже увеличила свой военный бюджет. Он составил более $40,5 млрд — это 12,78% от общего объема государственных расходов, что на 5,7% больше, чем в 2016-м.
Китай в 2016 году потратил на оборону более 954 млрд юаней (свыше $138 млрд). На 2017 году запланирован 1 трлн юаней. Правда, по экспертным оценкам, официальные показатели не отражают реальных расходов на оборону, на самом деле они гораздо выше.
Россия, напротив, в 2016 году, впервые за последние 20 лет, сократила расходы на оборону, которые составили $48,45 млрд против $51,84 млрд в 2015 году, переместившись из-за этого с четвертого на шестое место по объему военного бюджета, уступив место Саудовской Аравии и Индии. В 2017 году запланировано очередное снижение. Всего с учетом закрытых статей российская оборонная отрасль получит 2,84 трлн рублей. А к 2020 году по уровню военных затрат Россия может уступить Франции, спустившись на седьмое место.
На фоне этих цифр решение Трампа увеличить в 2018 году бюджет США на $54 млрд (Конгресс предлагает еще большее повышение) выглядит не слишком дружелюбно. По его словам, «это будет историческое увеличение расходов на оборону для того, чтобы восстановить истощенные вооруженные силы Соединенных Штатов в тот момент, когда мы в этом нуждаемся больше всего... Мы должны гарантировать, чтобы у наших храбрых военнослужащих были все инструменты для того, чтобы сдержать угрозу войны, и в случае необходимости воевать от нашего имени и достичь одного — одержать победу. Мы должны побеждать, мы должны начать снова побеждать в войнах... Так что мы или будем побеждать, либо не будем воевать вообще».
* * *
Так кого же Трамп так страстно желает победить?
Суммируя его предвыборные речи и первые официальные заявления, можно сделать вывод, что главным военным противником на сегодня он считает террористов «ИГ» (запрещенная в России организация), что несколько успокаивает. Но согласитесь, для победы над «ИГ» вряд ли потребовалось бы столь кардинальное увеличение военного бюджета. Неужели самая сильная армия мира не способна имеющимися у нее на сегодняшний день силами разбить пусть и могучую, но все же кучку террористов? Думаю, укрепление и без того самой мощной в мире армии потребовалось для превосходства над каким-то более серьезным противником.
В связи с этим куда более правдоподобными выглядят высказывания ряда представителей, близких к новой президентской администрации, которые утверждают, что увеличение военных расходов США необходимо для строительства новых кораблей и самолетов, которые должны обеспечивать американское военное присутствие в районе Ормузского пролива (соединяет Оманский залив с Персидским) и Южно-Китайского моря.
То есть надо понимать, что планы Трампа в первую очередь должны обеспокоить Иран и Китай, что, собственно, уже происходит. И здесь не следует забывать, что Россия рассматривает эти страны в качестве союзников и партнеров, а потому не сможет оставаться бесстрастным наблюдателем в случае возможного развития конфликта.
Но и самой России, как выясняется, расслабляться не следует. Первые громкие заявления Трампа о неэффективности НАТО и о том, что эта организация изжила себя, давно в прошлом. За пару месяцев, проведенных в Белом доме, Трампа из противника НАТО превратили в его «фаната». От бывших претензий осталась лишь одна: США не намерены полностью оплачивать из своего кармана европейскую безопасность. Остальное — без изменений. Министр обороны США Джеймс Мэттис успел даже заявить, что поддержит формирование новых сил НАТО вблизи российских границ, что США не собираются отказываться от военной поддержки Украины и других приграничных с Россией стран, чтобы «противодействовать агрессивным устремлениям РФ».
Правда, тут можно сделать поправку: разговоры об «агрессивных российских устремлениях» активизируются всегда, как только на горизонте начинает маячить раздел госбюджета, а сейчас в Штатах именно такой момент. Для оправдания растущих военных расходов, которые растут исключительно в интересах крупного оборонного бизнеса, нужен сильный враг. Россия для этого очень даже подходит.
Хотя на сей раз в существенном увеличении финансирования Пентагона есть и здравое зерно. США настолько привыкли считать свою армию самой сильной, что в последнее время не слишком заботились о модернизации ее вооружения. Возможно, это продолжалось бы еще долго, но операция российских ВКС в Сирии невольно заставила сравнить эффективность нашей авиагруппировки и группировки НАТО под руководством США. Сравнение оказалось не в пользу последней.
Неожиданно выяснилось, что почти 53% всех самолетов, входящих в состав американских ВМС, не могут подняться в воздух, так как денег на ремонт техники в военном бюджете заложено слишком мало. Особо критическая ситуация — в палубной авиации. Здесь более 35% самолетов не хватает запчастей, из-за чего ударные возможности истребителей F/A-18F Hornet и Super Hornet — основы американских ВМС — существенно ограничены.
* * *
Вообще, в процессе боевого применения техники обнажился целый ряд проблем, которые могут заставить военное руководство США пересмотреть отношение к некоторым амбициозным проектам — таким, как истребитель 5-го поколения F-22 Raptor или самолет F-35.
Вот что об этом рассказывает Евгений Федосов — доктор технических наук, специалист в области процессов управления авиационной техникой, академик РАН, научный руководитель ФГУП «ГосНИИАС», Герой Социалистического Труда (1983), под руководством которого в нашей стране создавалось вооружение и управление истребительных и ударных авиационных комплексов, систем ПРО-ПВО, управляемых ракет класса «воздух-воздух» и «воздух-поверхность».
— F-22 Raptor, — говорит академик Федосов, — задумывался как самолет, по эффективности превосходящий Су-27. Ограничений по стоимости изначально не было, и Raptor сразу «вылетел» за $100 млн (наши самолеты стоили $30–40 млн), оказавшись слишком дорогим даже для США. (По официальным данным, F-22 Raptor — самый дорогой в мире самолет такого класса, цена каждого борта сейчас превышает $412 млн. — Авт.) В результате покупку пришлось ограничить партией в 180 штук.
— Какие боевые задачи должны были выполнять F-22 Raptor?
— Практически все их поставили на Аляску, прикрывать воздушное пространство со стороны Ледовитого океана. Других функций эти самолеты не несут. Raptor так и не стал многофункциональным. В его ТТХ записано условие работы и по наземным целям, но группировка на Аляске предполагает работу только в режиме «воздух-воздух».
И вот сейчас, с учетом событий в Сирии, вдруг выяснилось, что США не могут там применить F-22 — а в Сирии ведь по земле надо работать. Пришлось доделывать партию машин, чтобы они смогли уничтожать в том числе и наземные цели. Так что Raptor, с моей точки зрения, не достиг превосходства над российскими самолетами. Во всяком случае наш Су-35 его превосходит.
— А что с F-35? Говорили, он будет дислоцироваться на европейских авиабазах, где постепенно заменит истребитель F-16 в качестве основного носителя тактического ядерного оружия НАТО.
— С ним американцы вообще совершили стратегическую ошибку. Решили построить универсальный самолет и для ВВС, и для палубной авиации ВМС, и для морской пехоты. Чтобы работать с палубы, самолет должен иметь укороченный взлет, вертикальную посадку. При этом должен быть скомпонован как базовая конструкция.
Кстати, когда США строили 4-е поколение, они эту задачу тоже ставили, но не получилось. Появилась линия F-18, линия F-15 и еще F-16 — три разных самолета. F-16 строили для НАТО, для массовой продажи своим союзникам. F-15 — в основном для себя. F/А-18 — палубный самолет. И вдруг на 5-м поколении они опять решили создать универсальную машину.
— Это логично — мы тоже стремимся к многофункциональности?..
— Они попытались совместить несовместимое. В итоге потеряли объем отсеков вооружения и горючего, а за счет этого — дальность и боевую нагрузку. Самолет вышел однодвигательным, в отличие от наших — двухдвигательных. Для палубного взлета-посадки нужна повышенная энерговооруженность, дополнительные боковые сопла для стабилизации. Двигатель занял почти весь объем самолета — получилась каракатица. Хуже, чем самолет 4-го поколения. 11 лет, если не больше, работали над ним, и до сих пор — масса ограничений. И это при том, что общие затраты по проекту превысили триллион долларов.
Был создан консорциум для этого самолета, в который входили основные страны НАТО и Израиль. Но некоторые стали отказываться от закупок. Возможно даже, эта программа будет остановлена.
* * *
Выходит, Трамп не так уж и неправ, когда увеличивает военный бюджет: у Пентагона накопилось слишком много проблем. Но самое неприятное для России — в том, что крупные финансовые вливания из тех $54 млрд могут пойти не только на авиацию и флот, но и на новые ядерные программы, угрожающие стратегическому паритету России и США. Основания для такого беспокойства есть.
Сначала в одном из интервью Трамп аккуратно предположил: несмотря на то, что США имеют внушительный ядерный потенциал, часть его вполне может «оказаться небоеспособной». Затем в своем микроблоге он сообщил, что «США должны значительно укрепить и расширить свой ядерный потенциал до того момента, когда мир образумится относительно ядерного оружия». Одновременно в западных СМИ появилась информация со ссылкой на высокопоставленные источники, что в телефонном разговоре с Владимиром Путиным Дональд Трамп якобы раскритиковал Договор СНВ-3.
Напомню, он был подписан в 2010 году при Обаме и предполагал сокращение развернутых ядерных носителей — МБР, баллистических ракет подлодок и ядерных ракет стратегических бомбардировщиков — до 700 единиц с каждой стороны и 1550 боезарядов на них.
И вот теперь Трамп предположил (это было в первых числах января), что это соглашение могло бы стать разменной картой в переговорах США и России. Дескать, мы вам отмену экономических санкций, а вы нам в ответ — сокращение ядерного потенциала.
Такой «бизнес-план» Москва, конечно, отвергла. Вернее, не посчитала нужным услышать. Серьезные политики его всерьез даже не обсуждали. Оценки высказывали только эксперты, единодушно подчеркивая: Россия по количеству развернутых носителей к цифре 700 даже не приблизилась. У нас их 530–540 единиц. Установленного Договором СНВ-3 уровня вооружений стороны должны достигнуть к февралю 2018 года. Для России это означает, что она должна не сокращать, а наращивать свои носители, но и тогда на нужную цифру к сроку вряд ли успеет выйти.
Хотя дело даже не в цифрах. По мнению генерал-полковника Виктора Есина — участника российско-американских переговоров по СНВ, экс-начальника Управления военной безопасности аппарата Совета безопасности РФ, начальника Главного штаба РВСН (1994–1996), «следует иметь в виду, что уравнивание военно-стратегического баланса включает в целом группировки вооруженных сил, а не только то ядерное оружие, которое в них имеется. Необходимо оценить и дальнейшие шаги нового президента США. В частности, что он собирается сделать в таких областях, как глобальная система ПРО, дальнобойная система высокоточного оружия в обычном, неядерном снаряжении, а также как он намерен относиться к запрету развертывания в космосе ударного оружия».
Однако и на этом «ядерная тема» не была закрыта. Утечки относительно изменения ядерных планов новой американской администрации продолжились. В середине февраля Федеральное агентство новостей, ссылаясь на высокие анонимные источники, опять выдало: президент США считает, что СНВ-3 не выгоден США, а нужен исключительно России. По данным агентства, именно так Трамп ответил Путину во время их телефонного разговора, когда тот предложил продолжить переговоры по СНВ.
Правда, в Белом доме подтвердить достоверность этой информации отказались, сославшись на то, что разговор двух президентов «был частной беседой». Зато американская Ассоциация по ограничению вооружений отнеслась к этой новости очень серьезно и обратилась к Трампу с просьбой не начинать гонку ядерных вооружений, а продолжить выполнение Договора СНВ-3.
По мнению членов ассоциации, заявляя, что Договор СНВ-3 выгоден лишь одной из сторон, Трамп демонстрирует свою неосведомленность по части ядерного оружия. На самом деле СНВ-3 ни США, ни России никаких преимуществ не дает, так как позволяет странам иметь ядерных ракет гораздо больше, чем того требуется для сдерживания друг друга. При этом сокращение ядерного арсенала очень выгодно американскому бюджету, так как снижает стоимость модернизации ядерных сил, на которую в ближайшие 10 лет Пентагон планирует потратить до $400 млрд.
* * *
Но, кто бы что ни говорил про неосведомленность Трампа относительно ядерных вооружений, уже ясно: в отличие от Обамы он явно неравнодушен к ядерной теме и нацелен на финансирование новых ядерных программ. На эти цели могут быть даже перенаправлены те средства, которые ранее шли на содержание НАТО.
Эксперты считают: часть этих денег пойдет и на оснащение самолетов F-35 модернизированной тактической ядерной бомбой B61. Эти старые американские авиабомбы модификации 3–4 находятся на двух базах в Германии, а также в Нидерландах, Бельгии, Италии и Турции — всего их порядка 200 единиц.
В 2010 году американцы начали их модернизацию: взамен всех имеющихся сделали одну универсальную — В-61 модификации 12, которая способна заменить не только старые тактические ядерные бомбы модификаций 3 и 4, но и модификации 7–11, использующиеся на стратегических бомбардировщиках. У бомбы обновлены корпус и система наведения, обеспечивающая ее высокую точность, то есть она стала управляемой и высокоточной.
Под нее модифицируются и носители — американские истребители-бомбардировщики F-15 и F-16 и европейский истребитель-бомбардировщик «Торнадо», который стоит на вооружении ВВС Германии. Там же планируется разместить и первые модернизированные В-61.
Приход Трампа в Белый дом в этих планах Пентагона ничего не поменял. А вот для России ситуация меняется принципиально. По словам генерал-полковника Есина, «если раньше было известно, в каких странах базируется такое оружие, то сейчас нельзя исключать того, что американские и европейские самолеты — носители этого ядерного оружия — смогут базироваться (и это уже происходит), к примеру, в Литве, Латвии, Эстонии. А это значит, что фактически меняется статус этого ядерного оружия. Оно перестает быть тактическим по отношению к России, так как будет способно достигать объектов центрального промышленного района нашей страны и крупных городов, включая Москву. Эти бомбы становятся существенным довеском к тем стратегическим наступательным силам, которыми обладают США».
В этой связи посыл Трампа относительно ядерного договора, который выгоден исключительно России, абсолютно не убедителен. Хотя следует отметить: у американцев к нам тоже имеется ряд претензий. Им, к примеру, очень не нравятся наши «Искандеры». В Вашингтоне говорят, что на новый модернизированный «Искандер-М» якобы поставили ракету большего размера. А если ее масса больше, значит, и летать она может дальше заявленных 500 км, что является нарушением Договора о ракетах средней и малой дальности (РСМД).
И вообще, заявляют в Пентагоне, крылатая ракета Р-500, сделанная для «Искандера», очень уж напоминает вашу морскую крылатую ракету «Калибр». И созданы они в одном и том же КБ. Но если дальность «Калибров» порядка 2600–3500 км, то где гарантии, что Р-500 не умеет летать дальше 500 км?
Подобные претензии высказывала администрация Обамы, и с приходом в Белый дом новой команды ничего не изменилось — претензии те же. Вот буквально на днях, 8 марта, зампред Объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США Пол Сельва, выступая в Конгрессе США, обвинил Россию в том, что она, дескать, развернула у себя крылатые ракеты наземного базирования, что нарушает Договор о РСМД и является угрозой для НАТО.
А 6 марта в эфире радиостанции AM 970 генерал армии США в отставке Уэсли Кларк пугал сограждан тем, что российская и китайская армии заметно превосходят американскую по темпам модернизации. При этом особое беспокойство отставного генерала вызвала современная российская бронетехника.
И после всего этого кто-то еще думает, что увеличение военного бюджета США направлено исключительно на повышение боевых возможностей американской армии в борьбе с «ИГ»? Да неужели?..
…Снимать розовые очки, конечно, не очень приятно, но, чем скорей избавишься от собственных иллюзий, тем в более выигрышном положении окажешься. Договариваться с потенциальным военным противником всегда лучше, когда смотришь на него незамутненным взглядом.
Исламское государство РВСН Администрация Президента РФ Совет безопасности РФ Еще 6 тегов
Виктор Есин Джеймс Мэттис Владимир Путин Евгений Федосов Еще 1 тег
Оставить комментарий