Далее:

Блокада Донбасса расколола Украину

Организаторы блокады хотели надавить на киевскую власть, а наказали своих соотечественников
Организаторы блокады хотели надавить на киевскую власть, а наказали своих соотечественников
Фото:
Со вчерашнего дня в Украине введено чрезвычайное положение (ЧП) в энергетике. Это означает, что подача электроэнергии может ограничиваться в ручном режиме, а температура отопления в домах может быть снижена. Таким образом правительство пытается дотянуть до конца отопительного сезона в условиях блокады поставок угля из ДНР и ЛНР. Но режим ЧП не решает проблему в целом и порождает политические риски для украинской власти.
Рассмотреть вопрос о введении чрезвычайных мер в энергетике планировалось еще в понедельник, однако его отложили. Заседание правительства, на котором было принято решение, состоялось в среду вечером. К тому времени стало известно, что запасов угля на тепловых станциях осталось на 10–30 дней нормальной работы. По данным Минэнерго, к середине февраля в Украине было примерно 850 тыс. т антрацита, а среднемесячное потребление в зимний период составляет 1,2 млн т. По исчерпании топлива станции не смогут вырабатывать электричество.
Как пояснил «НГ» специалист отрасли, попросивший не упоминать его имени, единая энергосистема Украины построена таким образом, что атомные блоки производят стабильное количество электроэнергии (чуть более половины всего объема), а работа тепловых станций позволяет регулировать общий объем во всей системе. «В часы пиковых нагрузок требуется увеличить производство, при минимуме потребления – наоборот, снизить. В системе должна постоянно поддерживаться частота 48–50 Гц. Сокращение производства из-за дефицита топлива приведет к снижению частоты, что в худшем случае может обрушить всю энергосистему. Чтобы этого не произошло, потребуется принудительно снижать потребление – то есть прибегать к практике так называемых веерных отключений», – пояснил он суть решения о режиме ЧП.
«Хочу подчеркнуть, что отключения будут происходить только в крайних случаях, и мы будем заранее об этом информировать», – сказал премьер-министр Владимир Гройсман на заседании правительства. Он распорядился, чтобы со вчерашнего дня все областные администрации Украины вместе с местными энергокомпаниями и расположенными в областях промышленными предприятиями разработали аварийные графики энергопотребления. Министр энергетики и угольной промышленности Украины Игорь Насалик сообщил, что объекты социальной сферы – больницы, школы, детсады планируется обеспечивать электричеством бесперебойно. Он отметил, что режим ЧП будет действовать один-два месяца.
Владимир Гройсман подчеркнул, что правительство предпримет все возможные меры, чтобы не допустить коллапса энергосистемы, то есть займется хозяйственной частью вопроса. Что же касается политической части и вопросов, связанных с нацбезопасностью, то этим должен заняться Совет нацбезопасности и обороны: «Я обратился в СНБО с предложением рассмотреть, детально рассмотреть все аспекты влияния блокады на жизнь граждан».
Как известно, радикально настроенные граждане, назвавшие себя бывшими участниками антитеррористической операции в Донбассе, еще в декабре анонсировали блокаду поставок товаров через линию разграничения. Они пояснили этот шаг тем, что за время боевых действий люди, имеющие влияние на ситуацию, создали масштабные теневые бизнес-схемы на торговле между Украиной и территорией республик Донбасса. Пока подобная торговля будет выгодной, война не прекратится, пришли к выводу активисты.
В конце января они заблокировали движение по двум из четырех имеющихся железнодорожных веток. Источник «НГ» пояснил, что по этим направлениям (в Луганской области) поступала примерно треть объема угля, направляющегося в Украину: «Чтобы избежать дефицита топлива, специалисты в начале февраля перенаправили часть этого объема на третью ветку – через Донецкую область. Но с 10 февраля и она была заблокирована. Четвертая ветка является тупиковой (ведет к одной электростанции), поэтому на общую ситуацию не влияет. Значит, сейчас у нас полная блокада поставок угля».
Правительство утверждает, что заменить антрацит, поступавший из Донбасса, нечем. Импортный антрацит теоретически может поставляться из США, Австралии, ЮАР, но контракты подписываются заблаговременно, значит, поставки в Украину могли бы начаться к следующему отопительному сезону. Кроме того, цена такого угля значительно выше, что привело бы к повышению и так неподъемных тарифов на тепло и электроэнергию. Да и пропускная способность украинских портов не позволяет организовать прием и перевалку 9 млн т импортного антрацита взамен такого же объема, ежегодно поставлявшегося из Донбасса.
Министр Игорь Насалик сказал украинским СМИ, что участники блокады оставили украинской власти два варианта выхода из кризисной ситуации: либо просить Россию о поставках антрацита, либо покупать российский газ для запуска газомазутных блоков тепловых станций.
Украинские чиновники отмечают, что кроме антрацита заблокированы также поставки коксующихся углей, а это грозит остановкой коксохимических заводов и металлургических комбинатов. В таком случае Украина может потерять целую отрасль. «Блокада сегодня – это преступление, именно по части угля», – считает глава украинского правительства. Он призвал ветеранов АТО «размежевать борьбу с контрабандой и борьбу с украинским народом».
У участников блокады – своя правда. Они утверждают, что поставки угля – только примерно четвертая-пятая часть всего, что провозится через линию разграничения. И обвиняют власть в «торговле с оккупантом». Депутат Семен Семенченко, поддерживающий участников блокады, написал в соцсети, что в 2015 году Польша и Япония предлагали украинской власти свою помощь (и льготные кредиты) для переоборудования тепловых станций на работу с другими видами топлива. Например, с газовым углем, который добывается во Львовской области и может быть импортирован из соседней Польши. «Прошло два года. Что было сделано по факту? Правильно, ничего», – написал депутат, предположив, что украинское руководство «не желает отказываться от торговли с оккупантами… и финансировать ЛДНР».
Украинские чиновники утверждают, что уголь в Донбассе добывается на шахтах, которые зарегистрированы как украинские юридические лица, и перевозится украинскими компаниями для украинских потребителей. То есть все налоги от такой деятельности поступают в госбюджет Украины, а на территории ДНР и ЛНР украинские владельцы шахт платят только зарплаты рабочим. Рядовые украинцы, как и участники блокады, не верят, что подобное возможно, и подозревают, что договоренности с руководством ДНР и ЛНР тоже имеют финансовую основу. Министр Игорь Насалик в недавнем интервью телеканалу «1+1» отверг обвинения: «Мы не торгуем. Идет обмен товаром».
Общественный активист Юрий Бутусов считает, что украинские бойцы, которые ценой жизни удерживают линию фронта, и граждане в тылу, переживающие экономические невзгоды, которые власть объясняет войной, «имеют право знать, кто и почему открывает участки линии фронта для «обмена товарами» с врагом». Он отметил, что блокада стала поводом задать власти вопрос о стратегии отношений Украины с ДНР, ЛНР и с Россией.
Вопросы заданы. И они вызвали политическую бурю. В парламенте очевиден раскол по поводу блокады. Радикальная партия Олега Ляшко разделила позицию власти. Лидер «Батькивщины» Юлия Тимошенко, напротив, выступила в поддержку участников блокады, которым «хватило мужества пойти против кланово-олигархической системы». А представители власти, по словам Тимошенко, наживаются на теневых схемах торговли через линию разграничения: «Оккупант процветает на украинской земле за счет коррупции в высших эшелонах власти Украины. Мы же так войну не закончим! Мы это понимаем? Положим десятки тысяч жизней только потому, что кто-то хочет зарабатывать на этом десятки миллиардов?» Лидер «Батькивщины» убеждена, что власть ввела ЧП в энергетике из-за «нежелания прекратить коррупционный бизнес с оккупированными территориями».
«Оппозиционный блок» тоже выступил с критикой решения о введении ЧП, но совершенно по другим причинам. «Кризис поставок угля необходимо решать не за счет веерных отключений для обычных граждан, а путем прекращения блокады транспортных путей в Донбассе», – сказано в заявлении политической силы. Эта часть оппозиции ставит вопрос о дееспособности власти, которая не может найти управу на несколько сот радикалов: «Не желая применять закон в отношении преступников, устроивших блокаду, власть поставила под угрозу нормальную жизнь украинцев».
Ранее в украинских СМИ дважды появлялась информация о подготовке к силовому разгону участников блокады. В конце января штаб блокады предупредил, что в таком случае прибегнет к методам партизанской войны. В феврале некоторые активисты предупредили власть, что в случае силового сценария они захватят тепловые электростанции. Политолог Александр Кочетков считает, что попытка применить силу – худший вариант в нынешней ситуации, поскольку она может запустить сценарий кровавого противостояния по всей Украине.
Примечательно, что на востоке страны с прошлого воскресенья собираются митинги с требованием прекратить блокаду. На западе, напротив, ее поддерживают. Львовский облсовет на днях обратился к президенту Петру Порошенко: «Государство Украина обязано позаботиться о том, чтобы у мирного населения (по обе стороны линии разграничения в Донбассе. – «НГ») было самое необходимое: продукты питания, медикаменты, энерго-, тепло- и водоснабжение. Но сегодня очевидным является то, что посредством коррупционных схем фейковые республики, контролируемые Российской Федерацией, наполняют свои бюджеты, из которых финансируется деятельность террористов». Поэтому львовские депутаты потребовали ввести мораторий на торговлю с неподконтрольными районами Донбасса, начать расследование по поводу того, кому и почему до сих пор выдавались разрешения на оптовые поставки продукции.
Руководитель Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко считает, что раскол в политической среде и в обществе по поводу блокады отражает раскол по поводу Минских соглашений. «Блокаду поддерживают те, кто фактически хочет отказаться от так называемого восточного Донбасса или от оккупированных территорий. То есть те, кто считают их чужими, выступают против каких-либо контактов с этими территориями и против Минских соглашений как таковых», – сказал он украинскому изданию «Донбасс информационный». Политолог отметил, что «невозможно просто так по живому разрезать территорию Донбасса». Он пояснил: «Там есть единая инфраструктура: Мариуполь получает воду и свет с той стороны, из ДНР. Электростанция, которая находится в Счастье, дает свет и на территорию, контролируемую Украиной, и на территорию ЛНР. Из Авдеевки линия электропередачи питает Донецкую фильтровальную станцию, которая находится на территории, контролируемой ДНР, и вода оттуда идет как на Донецк и Горловку, так и на Авдеевку. Вы понимаете, как там все перепутано, и инфраструктура пока остается единой. Ее просто так не разделишь. А вот эти люди, сторонники простых решений, исходят из примитивных воинственно-патриотических убеждений и считают, что можно вот так просто разрубить этот гордиев узел одним махом, то есть проведением блокады». Политолог отметил, что власть долгое время не обращала внимания на эти вопросы, а теперь столкнулась со снежным комом накопившихся проблем. Режим ЧП позволяет только отложить их решение, но создает риск роста протестных настроений на «мирной» части территории Украины.
Петр Порошенко Олег Ляшко Александр Кочетков Владимир Гройсман Еще 5 тегов
Оставить комментарий