В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Минобороны обвинило Пентагон в испытаниях с токсичными веществами на Украине

Пентагон проводит испытания возбудителей инфекционных заболеваний и токсичных веществ на Украине. Об этом рассказал в ходе брифинга начальник войск радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ) ВС РФ Игорь Кириллов, передает РИА Новости.

Минобороны обвинило Пентагон в испытаниях с токсичными веществами на Украине
Фото: ТАССТАСС

По словам главы войск РХБЗ, их тестируют на украинских военнослужащих и душевнобольных. Он утверждает, что Минобороны США также реализовывает военно-биологические программы.

Видео дня

«Опубликованные документы подтверждают сотрудничество Киева и Вашингтона, а также попытки установления контроля над патогенами в украинских лабораториях путем внедрения системы ПАКС, элементы которой передавались под маркировкой "собственность правительства США"», — отметил .

Также он напомнил об анализе документов, обнаруженных в украинских лабораториях рядом с российской границей. Информацию о разработке биологического оружия подтверждают, в частности, договоры с организациями «Блэк энд Вич» и «Метабиота» — подрядчиками .

Они изучали природно-очаговые и особо опасные инфекции. Среди прочего, в рамках проекта Тэп-2 исследовался возбудитель опасной бактериальной инфекции сап, передающейся человеку от непарнокопытных животных (главным образом, лошадей) и сопровождающейся гнойным поражением лимфатических узлов, кожи, мышц, легких и других внутренних органов.

В России сочли биолаборатории у своих границ угрозой

24 ноября замглавы МИД России Сергей Рябков указал, что в самой непосредственной близости от границ России ведется работа по разработке биологического оружия.

«Цель понятна — предотвратить любую возможность раскрытия истинного характера и задач, стоящих перед военно-биологическими программами США», — сказал он. По его словам, данные исследования на Украине финансируются военными ведомствами третьих стран и к ним подключаются иностранные эксперты. добавил, что для России неприемлема такая ситуация, которая рассматривается исключительно как угроза национальной безопасности. Дипломат подчеркнул, что Россия будет и дальше бороться с военно-биологической деятельностью США.

В августе вице-спикер Константин Косачев допустил, что если существуют технологии разработки биологического оружия и имеются практические навыки по тому, чтобы эти технологии использовать на практике, то нет никаких гарантий, что они не будут использованы. «Тем более, когда Украина во все возрастающей степени оказывается в ситуации страны, которая сдает свои позиции», — отметил он, уточнив, что из 300 американских лабораторий в мире более 30 действуют или действовали на территории Украины.

В свою очередь, заместитель высокого представителя по вопросам разоружения Адебей Эбо заявил, что у организации нет ни мандата, ни технических возможностей, чтобы расследовать данные России о биолабораториях на Украине. При этом он также повторил слова высокого представителя ООН по вопросам разоружения Изуми Накамицу, которая сказала, что организации неизвестно ни о каких программах биологического оружия.

Испытания на украинцах

13 ноября главный государственный санитарный врач Луганской народной республики (ЛНР) Дмитрий Докашенко обвинил Запад в том, что тот испытывал наркотические анальгетики на Украине. Он объяснил, что испытание препаратов проходило именно на Украине, а не в странах-разработчиках, поскольку это снижало затраты, оплата добровольцам и специалистам была ниже, чем в Европе, а нахождение в Донбассе, недалеко от передовой, минимизировало риски быстрой огласки результатов в случае неудач исследований.

Ранее российский военнослужащий с позывным Крым рассказал, что украинские диверсанты из-за препаратов не чувствуют огнестрельные ранения. Он объяснил, что его подразделение столкнулось с диверсионно-разведывательной группой Вооруженных сил Украины, но противник повел себя странно, когда по нему открыли огонь. «Мы попадаем в них, а они двигаются, как зомби какие-то», — поведал он, вспомнив, как «раненые шли дальше и улыбались».