В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Эрдоган лёг грудью на защиту Чёрного моря

дипломатическим путем пытается удержать союзников по подальше от Чёрного моря, заявил турецкий министр обороны . Он призвал воздерживаться от провокаций и двусмысленных шагов.

Эрдоган лёг грудью на защиту Чёрного моря
Фото: Свободная прессаСвободная пресса

Видео дня

«Вход и выход союзников по НАТО в Чёрное море создаст повышенную чувствительность. У нас есть предложения по поддержанию стабильности в Чёрном море. Наш призыв: не горячитесь, не паникуйте. Неверная информация может привести к недоразумениям. Давайте не будем вызывать недоразумений или действий, которые могут быть восприняты как провокация», — сказал он в интервью газете Hürriyet.

Кроме того, говоря о предложениях союзникам по НАТО не входить в Чёрное море во время российской специальной военной операции на , министр отметил, что Турция стремится не допустить «нарушения равновесия в рамках принципа региональной собственности».

«Если здесь нарушится равновесие, вероятность того, что всё выйдет из-под контроля, очень высока. Давайте не будем превращать Чёрное море в конкурентную среду. Это то, о чём мы говорим открыто», — сказал Акар, отмечая, что входы и выходы союзников НАТО в Чёрное море «создадут повышенную чувствительность». В ответ на вопрос журналиста газеты, есть ли в данный момент в Чёрном море военные корабли стран, не являющихся прибрежными, Акар ответил отрицательно.

Напомним, согласно конвенции Монтре, присутствие в Чёрном море судов, принадлежащих государствам, не имеющим выхода к нему, ограничено. Конвенция сохраняет за торговыми судами свободу прохода через Босфор и Дарданеллы как в мирное, так и в военное время, но режимы для всех разные. Конвенция также ограничивает пребывание в Чёрном море военных кораблей нечерноморских государств сроком в три недели. В чрезвычайных ситуациях Турция имеет право запретить или ограничить проход военных кораблей через проливы. Что и был сделано вскоре после начала российской спецоперации на Украине.

Получается, что Турция, будучи членом НАТО все же нам подыгрывает? Насколько вообще позиция министра соответствует позиции политического руководства Турции?

— Скорее всего, это действительно позиция высшего руководства Турции, — считает доцент .

не хочет большого конфликта в Чёрном море, хочет избежать различного рода провокаций против кораблей НАТО, которые устроят украинские военные. Турция не хочет, чтобы в Чёрном море разгорелась война между Россией и Западом, в которой Турции придётся принять участие.

«СП»: — Турцию действительно пугает присутствие НАТО в Чёрном море? Они же сами члены НАТО…

— Турцию пугает не присутствие НАТО в Чёрном море, а то, к чему может привести это присутствие. К прямым военным действиям. Или, как было сказано выше, украинские военные могут атаковать какой-нибудь военный корабль страны члена НАТО, и сказать, что это сделали русские. В этой ситуации никто из стран-членов НАТО не сможет сказать правду, не сможет признать, что это сделала Украина. А значит, им придётся активировать пункт о коллективной обороне. Вот такие вот сценарии Турции откровенно не нужны.

«СП»: — Как понимать «нарушения равновесия в рамках принципа региональной собственности»? Что этот принцип означает для Турции?

— Возможно, речь идёт о балансе сил между Россией и Западом, благодаря которому мы не скатились Третью мировую войну. Баланс сил, баланс интересов и наличие адекватных людей у руля страны.

«СП»: — А что это за дипломатический путь, о котором говорит Акар?

— На этот вопрос лучше ответит руководство Турции. Какие и с кем оно ведёт секретные переговоры. Судя потому, что никто резко не протестует против закрытия Чёрного моря, эти переговоры успешны.

«СП»: — Что эта позиция Турции означает для нас? Мы должны её одобрять и поддерживать? Турция тут играет на нашей стороне?

— Турция играет не на нашей, а на своей стороне. Она заинтересована в дипломатическом маневрировании, она заинтересована в предотвращении полномасштабной войны. В данный конкретный момент эти интересы соответствует нашим, что и хорошо.

По словам заместителя директора Института стратегических исследований и прогнозов , Турция считает Чёрное море зоной своей особой ответственности, куда даже её партнеры по НАТО не могут «сунуться» без одобрения Анкары.

— Кроме того, у Эрдогана довольно сложная история взаимоотношений с и Вашингтоном. Известно, что по целому ряду вопросов их позиции принципиально расходятся. Ситуация на Украине дает возможность турецкому руководству проявить характер в диалоге со своими западными партнерами.

«СП»: — Министр говорит о «нарушения равновесия в рамках принципа региональной собственности»? О чём он? А раньше равновесие не нарушалось? Что изменилось?

— Разговоры о «равновесии» - это дипломатические реверансы и эвфемизмы. Возможно, турки считают, что для поддержания баланса сил России и НАТО в Чёрном море достаточно их собственных кораблей, и привлечение дополнительных военных судов из Британии или в данной ситуации нецелесообразно. Возникает ощущение, что это восточное многословие маскирует истинные цели Эрдогана. Не исключено, что между ним и существует неформальная договоренность о разделе сфер влияния в Черноморском регионе. Аналогичным образом в своё время решались вопросы на Сирийском фронте.

«СП»: — «Если здесь нарушится равновесие, вероятность того, что всё выйдет из-под контроля, очень высока. Давайте не будем превращать Чёрное море в конкурентную среду. Это то, о чем мы говорим открыто», — сказал Акар. Что он имеет в виду? Что считать выходом из-под контроля, и чем это чревато?

— Разумеется, Эрдогану невыгодно прямое столкновение флотов России и НАТО в непосредственной близости от берегов Турции. Он прекрасно понимает, что в напряжённой атмосфере специальной военной операции возможны непредвиденные инциденты, чреватые началом Третьей мировой. В Чёрном море сейчас дрейфуют украинские мины, из его акватории запускаются российские ракеты, осуществляются военные грузоперевозки. Нахождение американских или европейских кораблей непосредственно в зоне конфликта создало бы тотальную неопределенность и непредсказуемость в этом «горячем» регионе.

«СП»: — Турция дипломатическим путем пытается удержать союзников по НАТО подальше от Чёрного моря, действуя вне рамок Конвенции Монтрё, заявил министр. Как это понимать? Что за дипломатический путь, и насколько он действенен?

— Конвенция Монтрё допускает запрет со стороны Турции на прохождение военных судов через подконтрольные ей проливы. Очевидно, что говорить на языке запретов со своими партнёрами по НАТО Эрдогану не хочется, поэтому он ищет более мягкие и тактичные способы отказать. Сейчас Анкаре удобнее использовать для этого тонкие дипломатические инструменты и неформальные рекомендации в адрес американцев и европейцев. Турецкий лидер всегда предпочитал обсуждать подобные вопросы со своими зарубежными коллегами в закрытом формате, без лишних ушей. Аналогичные технологии он использует и сейчас.

«СП»: — Будет ли, по-вашему, Вашингтон давить? Какие у него есть для этого рычаги?

— Для начала надо понять, а действительно ли Вашингтон так хочет направить свои военные корабли в Чёрное море? Всё-таки американцам тоже не нужны лишние риски. Они прекрасно осознают последствия гипотетических военных инцидентов с участием ВМФ России и стран НАТО. В некотором смысле, блокировка турецких проливов выгодна американцам, ведь она даёт им удобный повод, чтобы проигнорировать просьбы Украины о военной помощи у берегов Одессы. Байден всегда может сослаться на запрет Эрдогана, дескать «все вопросы теперь к турецкому лидеру».