В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

«Филиал НАТО» в Азии: Зачем США создают AUKUS

Страны АСЕАН видят угрозу региональной безопасности в созданном , Великобританией и военном блоке AUKUS. Как сообщил замглавы российской делегации в Первом комитете , делегации таких стран, как и озвучивали опасения, что новый альянс спровоцирует гонку вооружений в регионе. Ответов на вопросы о планах AUKUS, в частности, в ядерной сфере, ждет и Россия, которая разделяет обеспокоенность по поводу нового трехстороннего альянса. Для чего США его создают и как новый блок изменит расстановку сил в Индо-Тихоокеанском регионе, проанализировал эксперт Центра изучения перспектив интеграции Владимир Нежданов.

«Филиал НАТО» в Азии: Зачем США создают AUKUS
Фото: Евразия ЭкспертЕвразия Эксперт

Видео дня

15 сентября 2021 года стало известно о создании нового оборонного альянса «AUKUS», членами которого стали три англо-саксонских государства: Австралия, Соединенное Королевство и США. Договоренности сторон не ограничиваются исключительно оборонными соглашениями. , Лондон и Вашингтон намерены развивать сотрудничество в киберсфере, в области искусственного интеллекта и квантовых технологий. Кроме того, вооруженные силы Австралии получат возможности для строительства атомных подводных лодок.

«AUKUS»: предпосылки

Объявление о создании оборонного альянса Австралии, Великобритании и США стало настоящей неожиданностью не только для экспертного сообщества, но и для политиков. Создание альянса происходило тайно и форсированно, причем переговоры между Канберрой, Лондоном и Вашингтоном длились менее года.

Издание «The Telegraph» сообщает, что в марте 2021 г. главнокомандующий ВМС Австралии вице-адмираан провел встречу со своим британским коллегой адмиралом сэром Тони Радакином и запросил у Великобритании и США помощь в приобретении атомных подводных лодок. Параллельно с этим, в феврале-марте 2021 г., Австралия и Великобритания обратились к США по вопросу формирования альянса. Обсуждение формирования трехстороннего соглашения состоялось в кулуарах саммита «Группы семи» в июне 2021 г.

Специалистыse» отмечают, что возможность создания альянса «AUKUS» связана с новым подходом Великобритании к внешней политике: Лондон отказался от принятия договоренностей о внешней политике и безопасности в сделке ом после Брекзита. В этой связи развитие внешнеполитической стратегии «Global Britain» («Глобальная Британия») выступает ключевым аспектом поведения Лондона на международной арене. Лондон подчеркивает стремление Великобритании вернуться к формированию большой стратегии, сравнимой с периодом до распада колониальной системы. Великобритания обозначила приоритет развития военно-политического взаимодействия в Индо-Тихоокеанском регионе в том числе через кадровые перестановки. Так, например, сэр Радакин, участвовавший в переговорах по формированию «AUKUS», занял пост Главы Штаба обороны Великобритании.

С другой стороны, приход к власти в США администрацина в начале 2021 г. не привел к нормализации диалога Пекина и Вашингтона, и противостояние с КНР стало одной из основных черт американской внешней политики. Противоречия сторон, начавшиеся как торговый конфликт, постепенно выходят на идеологический уровень, громче звучат разговоры о разрыве («декаплинге») США и Китая.

Наконец, можно вести речь о заметной деградации китайско-австралийских отношений. Резкое ухудшение отношений Канберры и Пекина выражается в торговой войне, затронувшей массу товаров от энергоресурсов до предметов роскоши, а также в значительной диверсификации экономических связей Австралии.

Помимо этого, Азиатско-Тихоокеанский (Индо-Тихоокеанский) регион становится достаточно напряженным с военной точки зрения.

В частности, сохраняется напряженность на китайско-индийской границе; под вопросом остается разрешение спора в Восточно-Китайском море между КНР ей вокруг островов Сэнкаку (Дяоюйдао); накаляется проблематика Тайваня; Южно-Китайское море вовсе выступает ареной для нескольких территориальных споров, где, помимо прочего, США все чаще проводят учения со своими союзниками.

Таким образом, формирование «AUKUS» стало результатом деградации отношений США и Австралии с КНР, дополненных растущими международными амбициями Великобритании. При этом вплетение «AUKUS» в систему отношений США и их союзников позволяет говорить о принципиальной решимости Канберры, Лондона и Вашингтона купировать укрепление международного положения Пекина.

Формальный клуб или долгосрочный проект?

Ключевым документом, объявившим о создании «AUKUS», стало заявление лидеров США, Австралии и Великобритании, опубликованное на сайте Белого дома 15 сентября 2021 г. Текст этого заявления можно условно разбить на три тематических блока, которые акцентируют внимание на обеспечении безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе, упрощении обмена информацией и военными технологиями, в том числе в сфере кибербезопасности, искусственного интеллекта и квантовых технологий, а также передаче Австралии технологий строительства атомных подводных лодок.

Премьер-министры Австралии и Великобритании и президент США называют «AUKUS» «партнерством следующего поколения, которое выстраивается на фундаменте проверенного доверия».

Вместе с тем «AUKUS» встраивается в сеть партнерских отношений Индо-Тихоокеанского региона, дополняя сотрудничество в рамках «АНЗЮС» (ANZUS Security Treaty – Австралндия, США), партнерства США с АСЕАН, группировки «QUAD» (Quadrilateral Security Dialogue – США, Австралия, Японндия) и разведывательного альянса «Пять глаз» (Австралнада, Новая Зеландия, Великобритания и США).

Кроме того, Лондон подчеркивает, что «AUKUS» направлен на поддержание «мирового порядка, основанного на правилах» (rules-based international order). Подобный аспект демонстрирует идеологическую составляющую объединения, поскольку противовесом такого подхода предстает позиция России и КНР, которые выступают за укрепление центральной р ООН в мировых делах.

Значение для России

Комментируя формирование альянса «AUKUS», заместитель министра иностранных дел РРябков выразил обеспокоенность, охарактеризовав ситуацию как серьезный вызов международному режиму ядерного нераспространения. Россию беспокоит, что новое партнерство позволит Австралии получить атомные подводные лодки и войти в круг стран с наибольшим количеством вооружений этого типа.

Новый военный блок региональных гигантов становится вызовом для всех государств региона и для существующих институтов их военно-политического сотрудничества. При этом «AUKUS» становится и новым вызовом для российского Тихоокеанского флота. Вместе с тем, быстрое и скрытное создание военного блока может отражать готовность США пересмотреть свое сотрудничесс НАТО в региональном аспекте: неприятной версией развития событий по этому сценарию может стать создание США отдельного военного блока с Польшей и прибалтийскими государствами для сдерживания России.

Саммиты «Группы семи» и НАТО, прошедшие летом 2021 г., продемонстрировали стремление Запада к двойному сдерживанию России и КНР. НАТО уже неоднократно обращала внимание на Восток. «Азиатский поворот» подразумевал вход Альянса в Азию не в качестве военно-политического блока, а в качестве «альянса демократий». Как следствие, Североатлантический альянс становится перспективным союзником Индии и Японии в рамках четырехстороннего диалога по безопасности («Quad») и «AUKUS».

В этой связи следует заметить, что по итогам саммита НАТО изд Times of India» отмечало, что политика Байдена позволяет НАТО и «Quad» синхронизировать свои повестки и выступить двойным фронтом, сдерживая Россию и КНР (two-front response to counter China and Russia).

Таким образом, очевидна необходимость поддержания диалога между ведущими политическими и военными структурами Евразии для координации действий по выстраиванию принципиально новой системы безопасности. Создание партнерств типа «QUAD» и «AUKUS» увеличивает неопределенность в системе международных отношений и ведет к росту напряженности, сокращению доверия и увеличению рисков. Тем не менее, России не стоит полностью «растворяться» в партнерстве с КНР. Складывающаяся ситуация требуМосквы не только сохранения и защиты своих позиций, но и формирования возможностей для проведения маневренной дипломатии в период роста идеологизации и конфликтности мировой политики.

Владимир Нежданов, магистр международных отношений, эксперт Центра изучения перспектив интеграции