В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Великий обмен: Шойгу поменяет Ту-160 на эсминцы

Такая сделка способна помочь обеим странам быстро ликвидировать военно-техническое отставание от

Специализированный интернет-портал Корабел.ру, который позиционирует себя как «глобальная база данных по морской отрасли в и странах СНГ», опубликовал сенсационную новость. По сведениям портала, в свою очередь основанным на публикациях делового китайского издания NetEasе, Пекин вскоре может предложить нашей стране взаимовыгодный обмен военными технологиями.

В рамках возможного соглашения, утверждает Корабел.ру, китайцы заинтересованы получить от некоторые технические тайны производства стратегических бомбардировщиков типа Ту-160. И далее: «Если Москва раскроет свои секреты, то взамен сможет получить (от – «СП») эсминцы Type 55. В Китае считают, что всего одна такая сделка поможет обеим странам решить важные проблемы в военной сфере».

Если разобраться - в подобной идее, на мой взгляд, действительно заключена несомненная потенциальная выгода и для России, и для Китая. Потому что мы на самом деле, видимо, давно почти разучились самостоятельно строить крупные боевые надводные корабли для ведения боевых действий в океане. Когда опомнились, оказалось, что после распада СССР утеряны критической важности технологические цепочки. Разбежались или ушли в мир иной просто незаменимые специалисты. Отечественные верфи и КБ фактически превратились в руины.

Нечеловеческими усилиями все это нынче пытаются восстановить. Но кораблестроительная разруха, вероятно, зашла слишком далеко. Если мы теперь что и в состоянии уверенно и ритмично спускать на воду в этой сфере – то лишь малые ракетные корабли типов «Буян» и «Каракурт». Ну, еще корветы типа «Стерегущий» и «Гремящий».

Да, все перечисленные корабли оснащены отличным ударным оружием. Но с до обидного малым водоизмещением. Что сильно ограничивает их использование вдали от родных берегов.

Поэтому все надежды отечественного флота на этом направлении давно уже связаны исключительно с программой строительства серии многоцелевых фрегатов 1 ранга типа «Адмирал Горшков». Эскизный проект которого в «Северном проектно-конструкторском бюро» был разработан еще в 2003 году.

Корабли, надо признать, получились удачными. Но беда в том, что за минувшие с той поры почти два десятилетия мы изловчились ввести в боевой состав ВМФ РФ всего два таких фрегата. Кроме упомянутого «Адмирала Горшкова» еще «Адмирала Касатонова». Третий («Адмирал Головко») планируется передать заказчику тоже не завтра - в конце 2022 года.

И это при том, что если бы стране удалось осуществить первоначально озвученные планы, то к сегодняшнему дню мы бы должны были иметь не менее 15-20 таких боевых единиц. Однако и это дало бы возможность прикрыть только самые минимальные потребности восстановления боевой мощи российских флотов. В состав одного только Черноморского, на который теперь легла основная тяжесть операции в , обещано было включить шесть таких фрегатов. Как известно, пока в – ни одного. И никто не скажет, когда туда придет хотя бы первый.

Собственно говоря, унылым, но вынужденным признанием, что мы теперь, увы, настоящие кораблестроительные неумехи, и стало подписание в 2011 году контракта с Парижем на покупку у него сразу двух десантных вертолетоносцев типа «Мистраль». С тем, чтобы соучастие в их постройке по французским технологиям помогло нам вспомнить и собственные былые компетенции. И даже перенестись, наконец, в этом ремесле в 21-й век.

Но, как известно, с вертолетоносцами не срослось. В мае 2015 года разразившийся в Европе так называемый «украинский» кризис привел к расторжению контракта по инициативе французов. Посему ничего не вышло у нас и с «Мистралями», и с обретением российскими верфями современных технологий. Но прописавшиеся на них проблемы никуда не исчезли.

Именно по этой причине в отечественном медиа-пространстве периодически то вспыхивают, то бессильно затихают разговоры типа: «Вот ужо возьмемся мы назло супостату за создание атомных чудо-эсминцев типа «Лидер», модель которого была представлена общественности еще в 2013 году. Или за собственный авианосец. То ли типа «Шторм», то ли «Ламантин». Просто еще не решили».

Промежуточный итог этому небесплатному для казны РФ фонтанированию идеями пару лет назад саркастически подвело западное издание Defensionem: «Мы были в восторге. Затем вспомнили, что Россия не проектировала и не строила ничего крупнее фрегата с момента распада Советского Союза. И мы все хорошо посмеялись… Правда состоит в том, что ни одна российская верфь никогда не участвовала в строительстве чего-либо соразмерного и сложного».

Похоже - во всяком случае, пока! - в отечественном кораблестроении действительно «суждены нам благие порывы, но свершить ничего не дано». Без благожелательной иноземной подмоги. Таковой и вправду, вероятно, могла бы стать покупка у Китая современных эсминцев. Ну, или обмен с ним на технологии, в которых отчаянно нуждается сам Китай. Да-да, схожие с нашими потребности существуют даже и в выходящей на ведущие роли в мире в производстве современных вооружений «Поднебесной»!

Китайцы действительно наверняка не отказались бы от помощи российских конструкторов и инженеров в обновлении своей стратегической авиации. Потому что тут, в отличие от создания собственного Военно-Морского флота, они если и продвинулись, то совсем незаметно.

На сегодня основу Дальней авиации НОАК составляют тяжелые бомбардировщики типа Xian H-6 и их более поздние модификации. Страшно сказать: эти машины, если разобраться, - плоть от плоти советских еще реактивных дальних бомбардировщиков типа Ту-16. Первый публичный показ такого самолета в СССР состоялся над Красной площадью во время военного парада 1 мая 1954 года. Китайцы похожие «тушки», конечно, усовершенствовали до уровня Xian H-6K. Но ведь летают на этой архаике до сих пор!

Естественно, Пекин намерен вскоре и здесь показать миру собственную новейшую «кузькину мать». Поэтому после 2010 года приступил к созданию своего аналога сверхзвуковых самолетов уровня российского Ту-160 и американского В-1В. Или даже штатовского малозаметного В-2 Spirit.

В свое время китайское издание China Military Online написало о том, что дальность полета нового «стратега» должна составить 12000 километров (с одной дозаправкой — 18000 километров). Он, утверждала эта газета, сможет поражать цели в Северной Америке крылатыми ракетами большой дальности. Общий вес оружия на его борту, вероятно, составит не менее 10 тонн.

Это замечательно. Но вот беда: источник китайского же ресурса mil.news.sina.com.cn тогда же заявил, что новый супербомбардировщик, уже получивший наименование Xian H-20, впервые поднимется в небо «после 2020 года». Что, безусловно, выглядит достаточно «растяжимым» сроком. Но все же 2020-й в таком контексте упомянут вряд ли случайно. Между тем, он давно прошел. Но Xian H-20 в полете так пока никто и не увидел.

Проблем перед китайскими проектировщиками наверняка масса. Если судить по открытой печати, не последнее место среди них занимает создание двухконтурного турбореактивного двигателя (ТРДД) нового поколения на базе WS-15 и WS-18 (китайская копия советского еще Д-30КП-2).

Исходя из этого, в Пекине наверняка пристально следят, как в России идет работа над новой версией знаменитого «Белого лебедя» - Ту-160М2 с куда более современными, чем у Китая двигателями. Потому что самарский НК-32-02 со взлетной массой в 25 тонн был разработан в СССР намного позже, чем Д-30КП-2. В 1987 году. Его выпуск долго не осуществлялся только из-за проблем с финансированием, но был налажен Москвой с 2014 года.

ОКБ Туполева заявляет, что с новыми двигателями и с базовой нагрузкой (шесть крылатых ракет общим весом в девять тонн) Ту-160М2 сможет без дозаправки преодолеть 13950 километров. То есть на 1650 километров больше, чем в стандартной версии этого российского «стратега». Что просто не может не вызывать «белой зависти» у китайцев, у которых их основной пока Н-6 даже после модификации и без содействия самолета-танкера не в силах пролетать более 8300 километров.

Итак, судя по всему анонсированная Корабел.ру и китайским изданием NetEasе почва для торга между Москвой и Пекином, очень может быть, действительно существует. Мы вам – содействие в создании перспективного стратегического бомбардировщика. Вы нам взамен - технологии производства крупных боевых кораблей вроде самых современных эсминцев «Тип 055». Или хотя бы хорошую скидку при покупке таковых. Почему, как представляется, придется вести речь именно о покупке? Потому что быстро мы все равно своими руками ничего подобного не построим. А обстановка в мире такова, что время не ждет.

Для наглядности: что это за эсминец УРО такой, «Тип 055»? Полное водоизмещение до 13 тысяч тонн. Что значительно больше, чем у американских ракетных крейсеров типа «Тикондерога» (9800 тонн) и почти таких же по этому показателю российских проекта 1164 («Москва», «Варяг» и «Маршал Устинов»). Скорость до 30 узлов. Способен обнаруживать воздушные цели на удалении до 600 километров, а подводные – до 10 километров.

Вооружен буквально до зубов: общий боекомплект 112 зенитных, противолодочных и крылатых ракет. А еще - 130-мм артиллерийская система H/PJ-38, один 11-ствольный 30-мм автомат H/PJ-11 и зенитный комплекс HJ-10 с собственной пусковой установкой на 24 ракеты. Для борьбы с подводными целями имеются два трехтрубных торпедных аппарата калибра 324 мм.

Сравнить в российском ВМФ просто не с чем, включая «Адмирала Горшкова». И неизвестно когда у нас нечто подобное без помощи Китая появится, если кому-то очень высоко сидящему в Москве перспектива обозначенного торга с Пекином покажется несвоевременной или обидной для великой в прошлом океанской державы.

Ну и напоследок еще малость информации к размышлению. По подсчетам китайской газеты Sina, произведенным в 2019 году, цена одного эсминца «Тип 055» составляет 6,4 миллиарда юаней (порядка 1 миллиарда долларов). Фрегат «Адмирал Горшков», правда, обошел России всего вдвое дешевле (порядка 500 миллионов долларов). Но, судя по составу вооружения, (прежде всего – ударных противокорабельных ракет, которых на «Горшкове» всего максимум 16), боевые возможности этих кораблей просто несопоставимы.