В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Когда Москва и Вашингтон уравняли потери атомных субмарин в мирное время

Люди старшего поколения наверняка помнят, что та беда, приключившаяся на советской АПЛ с баллистическими ракетами у атлантического побережья , и меры, которые были предприняты для спасения корабля и его экипажа, особым фоном легли на первую встречу в верхах и . Она готовилась в те же осенние дни и состоялась 11-12 октября в столице . То есть совсем "неподалеку", если оценивать по глобусу, от того места, где 35 лет назад разыгралась драма на борту К-219 под командованием капитана II ранга Игоря Британова.

Тогда, что тоже случилось впервые, граждан своей страны и мир вокруг советское руководство открыто, хотя и очень скупо, известило о случившемся.

Видео дня

"В течение 3-6 октября 1986 года экипажем нашей подводной лодки, на которой произошла авария, и личным составом подошедших советских кораблей велась борьба за обеспечение её непотопляемости, - говорилось в сообщении от 7 октября. - Несмотря на предпринятые усилия, подводную лодку спасти не удалось. 6 октября в 11 часов 03 минуты она затонула на большой глубине. Экипаж эвакуирован на подошедшие советские корабли. Потерь в составе экипажа, кроме тех, о которых сообщалось 4 октября 1986 года, нет. Обстоятельства, приведшие к гибели лодки, продолжают выясняться, но непосредственной причиной является быстрое проникновение воды извне. Реактор заглушен. По заключению специалистов, возможность ядерного взрыва и радиоактивного заражения среды исключается".

Теперь, спустя три с половиной десятилетия, эта морская катастрофа описана в деталях, со множеством неофициальных версий, о ней изданы книги и снято несколько фильмов - документальных, публицистических и даже игровых. Коротко напомним главное.

В экипаже знали о неисправности (протечках воды) в одной из ракетных шахт, но в силу разных причин замалчивали и 4 сентября ушли с этим на боевое дежурство. А спустя месяц, когда ракетоносец находился в подводном положении в 600 милях к северо-востоку от , в проблемной шахте №6 произошло возгорание ракетного топлива, за которым последовал взрыв. Крышка шахты была сорвана, сама ракета и ее боевая часть разрушены, поврежден корпус подводной лодки, в ракетном отсеке начался пожар.

Два матроса погибли при взрыве, командир ракетной боевой части отравился ядовитыми парами окислителя. Чтобы перевести в безопасное состояние один из двух реакторов аварийной субмарины, жертвенный подвиг совершил 19-летний матрос, трюмный машинист Сергей Преминин, призванный на службу во флот из .

Несмотря на все усилия экипажа и подоспевшую помощь - с надводных кораблей и самолетов, подлодка с двумя атомными реакторами, ракетами в ядерном снаряжении и торпедами затонула через несколько часов после начала ее буксировки. Экипаж, за исключением четверых погибших, перешел на гражданские суда. Спустя время, уже на берегу, от последствий отравления компонентами ракетного топлива умерли еще четыре члена экипажа.

В заключении комиссии, которая расследовала обстоятельства этой катастрофы, среди прочего было отмечено и поставлено в вину - экипажу и вышестоящему командованию - "сокрытие аварийной ситуации, проведение нештатных операций, слабое знание личным составом материальной части, неисполнительность и низкая подготовка по борьбе за живучесть корабля".

Уголовное дело, возбужденное в отношении командира К-219 Игоря Британова, при новом министре обороны СССР маршале было прекращено, тяжелые обвинения с подводников сняты. Но из состава ВМФ Британов и еще несколько старших офицеров были уволены по статье "служебное несоответствие".

А матрос Сергей Преминин за проявленное мужество был посмертно награжден орденом Красной Звезды - в июле 1987 года. Спустя десять лет, уже по новому ходатайству, ему присвоили звание Героя Российской Федерации (посмертно). В гарнизоне подводников , откуда уходила на боевую службу К-219, теперь есть памятник Сергею Преминину, его имя носит дом детского творчества. В честь героя названы улицы на его родине в Вологодской области - в , Великом Устюге и самой , а также набережная в Гаджиево.

Вспоминая эту тяжелую для нашего ВМФ потерю, обратим внимание на то, что она уравняла (на тот момент) число безвозвратно утраченных атомных подводных лодок США и СССР в мирное время. А первые такие утраты, как известно, случились не у нас.

10 апреля 1963 года во время испытаний на предельную глубину погружения погибла американская подлодка "Трешер" (USS Thresher, SSN-593) - вместе со всеми находившимися на борту: 129 человек, включая 17 гражданских специалистов. На глубине 2560 метров в разрушенном состоянии оказались ядерный реактор и 21 торпеда.

Через пять лет, 22 мая 1968 года, бесследно пропала при возвращении в базук USS Scorpion (SSN-589). Ее искали в течение 5 месяцев, задействовав более 60 кораблей и судов, 30 самолетов. В итоге - нашли обломки Scorpion на глубине 3047 метров в Южной Атлантике (400 миль к юго-западу от Азорских островов). Погиб и весь ее экипаж - 99 человек. Одна из наиболее вероятных причин гибели корабля - поражение ее же собственной торпедой: взрыв на борту или ошибочное самонаведение при пуске.

В соседнем районе Атлантики, в Бискайском заливе, 12 апреля 1970 года погибла во время учений "Океан" и советская АПЛ К-8, на которой случился пожар. Экипаж под командованием капитана Всеволода Бессонова четверо суток вел борьбу за живучесть и непотопляемость своего корабля. Но средств для этого не хватило: вместе с кораблем и его командиром погибли 52 моряка-подводника. А на глубине 4680 метров оказались реактор и четыре торпеды в ядерном снаряжении.

В результате четырех описанных трагедий (две - у США, две - у СССР) погибло 288 военных моряков и прикомандированных гражданских специалистов: 60 и 228, соответственно.

А если прибавить к этому две последующие потери в советском/российском ВМФ - атомные подлодки "Комсомолец" (7 апреля 1989 года, погибло 42 человека из 69 находившихся на борту) и "Курск" (12 августа 2000 года, погибли все 118 членов экипажа и прикомандированных), то счет человеческий практически сравняется.