В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Военно-воздушные силы и ПВО Беларуси: состояние, тенденции,  закупки вооружений

23 августа на подмосковный форум «Армия-2021» приехала делегация белорусского . В тот же день глава ведомства провел переговоры с руководством , которая должна поставить в республику еще 4 Су-30СМ в октябре этого года. Как отметили ранее в , у и также существуют планы по укреплению белорусской системы ПВО, в связи с чем не исключены поставки С-400. В каком состоянии находятся военно-воздушные силы , как они развивались и какие обновления их ждут, изучил независимый военный обозреватель .

Военно-воздушные силы и ПВО Беларуси: состояние, тенденции,  закупки вооружений
Фото: Евразия ЭкспертЕвразия Эксперт

Видео дня

В августе в Республике Беларусь традиционно празднуется День военно-воздушных сил. Это хороший повод провести небольшую «инвентаризацию» материально-технической базы ВВС и войск ПВО и кратко обсудить перспективы их дальнейшего развития.

ВВС в первые годы независимости

Истоки нынешних сил ВВС и ПВО Беларуси можно обнаружить в виде группы соединений в составе 2-й отдельной армии ПВО СССР, действовавшей с 1960 по 1991 гг., частей управления ПВО СВ Белорусского военного округа, а также соединений 26-й Воздушной армии ВВС СССР. В начале 1990 х гг. с распадом Советского Союза республике достался внушительный парк авиации разнообразного назначения – от тяжелых сверхзвуковых бомбардировщиков-ракетоносцев до современных истребителей-перехватчиков. В августе 1992 г. номинально в составе как ВВС, так и ПВО Республики Беларусь числилось более 1000 боевых самолетов.

Таб. 1. ВВС и войска ПВО по состоянию на 1992-1993 гг. Данные: справочники-ежегодники IISS Military Balance, а также открытые источники.

Разумеется, воздушный флот таких масштабов, по численности сопоставимый с ВВС крупных стран Западной Европы, оказался «не к месту» в новообразованном государстве. Часть материально-технической базы была сразу передана российской стороне (в частности, новейшие на тот момент стратегические бомбардировщики Ту-22М и фронтовые бомбардировщики Су-24).

В ходе последующей реорганизации значительное число боевых соединений одно за другим были расформированы, военная техника и вооружение выведены из эксплуатации. Устаревшая военная авиация производства 1970 х гг. и ранее практически сразу оказалась списана и отправилась на разделку на металл, в то время как более современная авиация активно распродавалась на вторичных рынках. Так, за последние 20 лет различным покупателям, в основном в Африке и на Ближнем Востоке, было продано более 200 самолетов и вертолетов, в том числе более 50 истребителей МиГ-29, более 50 штурмовиков Су-25, 11 бомбардировщиков Су-24 и 2 истребителя Су-27, а также до 50 вертолетов Ми-8 и Ми-24.

Реструктуризация ВВС

В целом, конечно, проблемы, с которыми столкнулась Беларусь, не уникальны для постсоветского пространства. Огромный парк самолетов и вертолетов со значительным числом как откровенно устаревших, так и высокоспециализированных платформ, да еще и с характерным для советской авиации четким разделением между ударной и истребительной компонентой оказался слишком тяжелым бременем для небольших экономик бывших республик Советского Союза. Кроме того, развал и разрушение единого военно-промышленного комплекса существенно усложнили задачу материально-технического обслуживания и ремонта имеющейся авиации.

В этих условиях понятно, почему Беларусь, как и многие ее соседи по региону, не смогла сохранить «наследство» из весьма современной боевой авиации, и спустя всего десятилетие даже сравнительно новые борта – производства конца 1980 х гг. – оказались в нелетном состоянии.

В начале 2000 х гг. руководством страны было принято вполне разумное решение об интеграции военно-воздушных сил в систему ПВО страны. При этом важно отметить, что именно авиационная компонента из состава ВВС передавалась войскам ПВО, а не наоборот. Во многом это естественное продолжение советской доктрины, где истребители-перехватчики были структурно отделены от ВВС как отдельного рода войск и вместо этого тесно интегрировались в единую систему ПВО страны, будучи частью соответствующего рода войск. На практике это означает, что абсолютным приоритетом воздушных сил страны стала оборона и охрана воздушного пространства Беларуси, в то время как все прочие задачи были отведены на второй план.

Воздушные силы сегодня

На сегодня авиация ВВС и войск ПВО Республики Беларусь представлена двумя эскадрильями истребителей МиГ-29 в составе 61 й истребительной авиабазы на аэродроме в г. Барановичи, а также эскадрильей штурмовиков Су-25 в составе 116 й гвардейской Радомской Краснознамённой штурмовой авиационной базы.

61 я авиабаза совсем недавно получила поставленное из России звено из 4 новых истребителей Су-30СМ. Штурмовики Су-25 в основном эксплуатируются в учебно-тренировочных целях наряду с небольшим парком самолетов Л-39 и Як-130. К 2015 г. не менее 10 истребителей МиГ-29 прошли модернизацию до уровня БМ («белорусский модернизированный») на 558 м авиаремонтном заводе, в 1990 е гг. сумевшем сохранить на экспортных заказах возможности по капитальному ремонту и модернизации боевой авиации. По своим возможностям истребители данной модификации приближаются к российским МиГ-29СМТ.

Эксплуатируется также до 40 вертолетов (многоцелевые Ми-8, ударные Ми-24 и тяжелые транспортные Ми-26) и несколько военно-транспортных самолетов, в том числе два тяжелых Ил-76.

В целом военная авиация Беларуси в последние десять лет вышла на стабильный уровень пусть минимальной, но достаточной боеспособности. Истребительная авиация позволяет осуществлять регулярное патрулирование границ воздушного пространства страны, а небольшой парк штурмовой авиации – оказывать поддержку с воздуха в контртеррористических операциях.

В то же время понятно, что имеющиеся силы совершенно недостаточны для самостоятельного противодействия сколь-либо серьезному противнику и в условиях сколь-либо крупного конфликта будут выступать лишь вспомогательной силой в составе Единой системы ПВО России и Беларуси.

За последние 10 лет Беларусь приобрела у России 12 учебно-боевых самолетов Як-130 и 4 истребителя Су-30СМ. Эскадрилья Як-130 стала отличным промежуточным решением для поддержания боеспособности авиации страны – эти легкие машины сравнительно дешевы в эксплуатации и позволяют одновременно осуществлять подготовку летного состава, а также отрабатывать и при необходимости выполнять широкий спектр боевых задач в качестве ударного штурмовика, истребителя, разведчика. Понятно, что боевые возможности УБС весьма ограничены, но в условиях серьезных финансовых ограничений Як-130 представляет собой идеальную «универсальную платформу» для мирного времени.

Обновление истребительного парка

Несколько более сложная ситуация с поставкой Су-30СМ. В 2017 г. на авиасалоне в был заключен контракт на поставку 12 тяжелых многоцелевых истребителей данного типа. Как уже сообщалось в материалах «Евразия.Эксперт», первое звено самолетов Су-30СМ было передано белорусской стороне в 2019 г. Тем не менее, два года спустя поставки по данному контракту пока не возобновились. Более того, 22 августа 2021 г. глава Минпромторга РФ отметил, что по результатам уже прошедших поставок 4 машин «контракт 2017 года между Минобороны Беларуси и корпорацией «Иркут» можно считать исполненным». По всей видимости, это означает, что дальнейшие поставки в случае их реализации могут проходить по отдельному контракту, условия которого будут согласованы в виде отдельного соглашения.

Камнем преткновения остаются финансовые вопросы. Несмотря на то, что истребители Су-30СМ за счет крупносерийного производства в интересах ВКС России и ранее – экспортных заказчиков Су-30МКИ остаются наиболее выгодным российским предложением по соотношению «цена – качество», ограниченные возможности Беларуси все равно не позволяют приобретать такие машины даже по внутренним закупочным ценам российских госконтрактов.

По своим характеристикам Су-30СМ относится к классу тяжелых истребителей, к достоинствам которого можно отнести большой радиус действия, более мощную бортовую РЛС и увеличенную боевую нагрузку. Оборотной стороной является гораздо более высокая стоимость полетного часа и в целом повышенные расходы на эксплуатацию. При этом для выполнения повседневных задач (в первую очередь патрулирования воздушного пространства Беларуси) Су-30СМ не предоставляет значимых преимуществ по сравнению с более легкими МиГ-29, потребляющими в полете заметно меньше топлива.

Именно поэтому гораздо более актуальным для Республики Беларусь было бы приобретение эскадрильи истребителей аналогичного «легкого» класса.

Однако по состоянию на 2017 г. такого предложения не существовало: МиГ-35 на тот момент все еще находился на стадии подготовки к государственным испытаниям, в то время как более ранние модификации МиГ-29СМТ и МиГ-29М2 все же заметно уступают платформе Су-30СМ по своим боевым возможностям. Свою роль здесь играет и внутренняя конкуренция между «российским» МиГ-29СМТ и «белорусским» МиГ-29БМ.

С другой стороны, Россия, в свою очередь, пока не закупала крупносерийно истребители платформы МиГ-29/МиГ-35 и вместо этого последовательно приобретала в больших объемах самолеты на платформе Су-27 – в том числе, Су-35, Су-34 и Су-30СМ. Последний, по всей видимости, стал неофициальным «истребителем ОДКБ», поставляясь также в и . Здесь просматривается вполне понятное стремление к унификации авиапарка, а также заложенный потенциал для совместного использования на удаленных театрах боевых действий благодаря расширенному радиусу действия.

Перспективные закупки

Подводя итоги, стоит отметить, что вполне можно ожидать как возобновления уже намеченных поставок Су-30СМ, так и альтернативное решение в виде приобретения взамен серии истребителей МиГ-35 по мере долгожданного развертывания серийного производства этих машин в интересах ВКС России. Последний сценарий, кстати, не исключает и некоторого «бартера», при котором Беларусь может вернуть уже поставленные Су-30СМ в обмен на аналогичную партию более легких «МиГов». Многое здесь, конечно, будет зависеть как от финансовых возможностей белорусской стороны, так и от готовности России предоставить льготные условия поставки или даже покрытие части стоимости контракта в виде военной помощи.

Еще одна любопытная, пусть и заметно менее вероятная перспектива – потенциальное приобретение Беларусью легкого истребителя однодвигательной конструкции. Строго говоря, платформа МиГ-35 не относится к «бюджетной» категории и вместо этого прямо конкурирует с продвинутыми европейскими истребителями «промежуточного класса», в частности, с Eurofighter Typhoon и Dassault Rafale. И хотя предложение МиГа гораздо выгоднее последних, при цене свыше $50 млн за единицу (если экстраполировать цену по египетскому контракту от 2019 г. на приобретение 50 МиГ-29М2 по общей стоимости в $2 млрд) двухдвигательный МиГ может смотреться не столь привлекательно на фоне некоторых однодвигательных конкурентов более легкого класса.

В частности, речь может идти о легком истребителе совместной китайско-пакистанской разработки – JF-17. Обладая вдвое меньшим максимальным взлетным весом по сравнению с МиГ-35, он использует тот же самый двигатель РД-33, при этом однодвигательная конструкция позволяет существенно сократить как стоимость самого самолета, так и последующие расходы на эксплуатацию. С оценочной стоимостью в $20-30 млн его теоретическая себестоимость может быть в два-три раза меньше продвинутых российских истребителей МиГ-35 и Су-30СМ. Учитывая, что прецеденты военно-технического сотрудничества Беларуси и уже существуют, сценарий приобретения JF-17 не выглядит таким уж невероятным.

С другой стороны, вряд ли в таком случае стоит ожидать аналогичные уступки или финансовую помощь по линии ОДКБ. В то же время, совсем не просто так в последние годы занималась разработкой проекта экспортного легкого истребителя Checkmate, представленного в этом году на выставке МАКС. С заявленным ценником в те же $20-30 млн за единицу нетрудно заметить, что этот проект позиционируется в той же нише, что и последняя модификация JF-17 Block 3 «с авионикой пятого поколения». Вполне вероятно, что именно такой «бюджетный» истребитель может стать выгодным предложением для таких стран, как Беларусь.

Артем Мальцев, независимый военный обозреватель