В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Верх цинизма и наглая фальсификация

Окончание. Начало можно посмотреть здесь. Почётный член размышляет над фактами и фейками о Второй Мировой войне. Одновременно советское правительство намерено принять все меры к тому, чтобы вызволить польский народ из злополучной войны, куда он был ввергнут его неразумными руководителями, и дать ему возможность зажить мирной жизнью. Примите, господин посол, уверения в совершенном к Вам почтении. Народный комиссар иностранных дел СССР В. Молотов». 17 сентября Рабоче-Крестьянская Красная Армия (РККА) силами Украинского (под командованием командарма 1-го ранга С.К. Тимошенко) и Белорусского (под командованием командарма 2-го ранга М.П. Ковалёва) фронтов выступила в освободительный поход и заняла российскую территорию по «линии Керзона», чтобы немецкие фашисты не захватили её. Народы Западной Украины и Западной Белоруссии приветствовали Красную армию. Государственная граница СССР, установленная в 1939 году, в целом прошла по «линии Керзона». Недруги России сознательно «упускают» факт ввода войск Красной армии в Польшу после того, как правительство Польши 16 сентября сбежало в , бросив на произвол свой народ, героически сражавшийся с захватчиками. Приплели Таким образом в 1939 году была восстановлена историческая справедливость, точно так же, как в 2014 году восстановлена историческая справедливость в отношении Крыма и . Как известно, на основе народного референдума жителей Крыма произошло добровольное вхождение Крыма и Севастополя в состав Российской Федерации. А на читинском семинаре заявил, что «В. «хапнул Крым». Выступавший на семинаре руководитель украинского бюро Г.Л. Чижов поддержал его и «посчитал в корне неверным поведение России в отношении Крыма». Присутствующие на семинаре были возмущены заявлениями этих господ. Вернёмся в 1939 год и обратимся к премьер-министру Великобритании . В своём многотомном труде о второй мировой войне он вспоминал: «…в меморандуме для военного кабинета, написанном 25 сентября, я холодно отметил: «…Русские мобилизовали очень большие силы и показали, что они в состоянии быстро и далеко продвинуться от своих довоенных позиций. Сейчас они граничат с , и последняя совершенно лишена возможности обнажить Восточный фронт. Для наблюдения за ним придется оставить крупную германскую армию. Насколько мне известно, генерал Гамелен (главнокомандующий французской армией в начале второй мировой войны) определяет ее численность по меньшей мере в 20 дивизий, но их вполне может быть 25 и даже больше. Поэтому Восточный фронт потенциально существует». В выступлении по радио 1 октября 1939 года Черчилль заявил: «…для защиты России от нацистской угрозы явно необходимо было, чтобы русские армии стояли на этой линии. Во всяком случае, эта линия существует и, следовательно, создан Восточный фронт, на который нацистская Германия не посмеет напасть…». Восточный фронт Итак, 16 сентября польское правительство, захватив золотой запас, сбежало в Румынию. К тому времени немецкие войска стремительно выходили на линию – Владимир-Волынский – Брест – , что соответствовало линии разграничения сфер влияния, определенной секретным протоколом «пакта Молотова – Риббентропа» и в то же время совпадало с «линией Керзона» — границей между Россией и Польшей, предложенной английским лордом Керзоном по просьбе русских белогвардейцев ещё в 1919 году. В день перехода войсками Красной армии государственной границы с Польшей героический сын польского народа, главнокомандующий польской армии Эдвард Рыдз-Смиглы издал приказ: «Приказываю общее отступление в Венгрию и в Румынию самыми короткими путями. С большевиками не сражаться, разве что в случае атаки с их стороны или попыток разоружить отряд». Как позднее вспоминал начальник войска польского Вацлав Стахевич, польские части были «дезориентированы поведением большевиков, потому что те в основном избегают открывать огонь, а их командиры утверждают, что они пришли на помощь Польше против немцев. Советские солдаты в массе своей не стреляют, к нашим относятся с демонстративной симпатией, делятся папиросами и т. д., всюду повторяют, что идут на помощь Польше». «Сидячая война» Уинстон Черчилль, хотя и «холодно», признал освобождение Западной Белоруссии и Западной Украины справедливым. Признал, что Красной армией создан Восточный фронт и это отвлекает значительные немецкие силы (20-25 дивизий) от Западного фронта, где и Англия вели в 1939 году «странную войну» с Германией. Что такое «странная война»? Период второй мировой войны с 3 сентября 1939 по 10 мая 1940 года на Западном фронте историки назвали «Странная война», «Ненастоящая война» или «Сидячая война». У Франции и Англии было значительное превосходство в воздухе, Франция располагала большим количеством танковых дивизий, а у Германии на этом фронте не было ни единой танковой дивизии. Войска Англии и Франции имели полное преимущество над немцами на Западном фронте, но полномасштабные вооруженные действия так и не развернули. Не тревожил их в это время и вермахт. Война стала «каким-то гигантским сценарием молчаливого соглашательства». Правительства Чемберлена и Даладье предпочли бездействовать. Пассивные действия англо-французских войск дали возможность Германии в сентябре 1939 года разгромить Польшу, в апреле 1940 года оккупировать и . «Странная война» закончилась 10 мая 1940 года мощным наступлением гитлеровской армии на Францию и её капитуляцией 22 июня. А теперь вернёмся к Черчиллю. Он был давним недругом СССР, и его свидетельство особенно ценно. Сэр Уинстон Черчилль оказался честнее и объективнее господина Никиты Соколова. Может, это потому, что Черчилль не был выпускником «Московской школы гражданского просвещения»! Таким образом, Советский Союз не «вступил в войну на стороне Германии», как утверждал господин Соколов и другие авторы этого гнусного мифа, а решал собственные политические и военные задачи в интересах безопасности своего государства и народа. Акт защиты родственных народов Известный российский историк П.И. Сутулин в статье «Был ли Сталин союзником Гитлера?» писал: «15 сентября Риббентроп отправил Шуленбургу, немецкому дипломату, послу Германии в СССР в 1934-1941 годах, телеграмму, в которой высказался о намерении Советского Союза представить свое вторжение в Польшу как акт защиты родственных народов от германской угрозы: «Указание мотива такого сорта — действие невозможное. Он прямо противоположен реальным германским устремлениям, которые ограничены исключительно хорошо известными зонами германского влияния. Он также противоречит соглашениям, достигнутым в , и, наконец, вопреки выраженному обеими сторонами желанию иметь дружеские отношения, представит всему миру оба государства как врагов». Однако когда Шуленбург передал Молотову это заявление своего шефа, тот ответил, что хотя планируемый советским руководством предлог и содержит в себе «ноту, обидную для чувств немцев», однако другого повода для ввода войск в Польшу не видит. Советский Союз не собирался вводить свои войска в Польшу до того момента, как она исчерпает возможности к сопротивлению, и ввёл войска «как акт защиты родственных народов от германской угрозы». Продолжаю цитировать П.И. Сутулина: «И вполне вероятно, что в случае эффективных оборонительных действий польской армии против Германии, и тем более в случае реального, а не формального вступления в войну Англии и Франции, Советский Союз вообще отказался бы от идеи присоединения Западных Украины и . Однако союзники de facto не оказали Польше вообще никакой помощи, а в одиночку она была не в состоянии оказать сколь-либо ощутимое сопротивление Вермахту». Франция и Англия предали Польшу в 1939 году. Советским войскам предписывалось при встрече с немецкими войсками не давать поводов для провокаций и не допускать захвата немцами территорий, населённых белорусами и украинцами. При попытках же такого захвата, несмотря ни на что, вступать в бой и оказывать гитлеровцам решительный отпор. Первая перестрелка советских войск с немцами произошла 19 сентября в районе города Львова. На следующий день прошли переговоры советского и немецкого командования. П.И. Сутулин приводит факты отдельных военных столкновений: «…23 сентября у Видомля конный разъезд разведбата 8-й стрелковой дивизии был обстрелян пулеметным огнем 6 немецких танков, в результате чего 2 человека было убито и 2 ранено. Ответным огнем советские войска подбили один танк, экипаж которого погиб. 29 сентября в районе Вохыни 3 немецкие бронемашины открыли огонь по саперному батальону 143-й сд. 30 сентября в 42 км восточнее Люблина с немецкого самолета был обстрелян 1-й батальон 146-го стрелкового полка 44-й стрелковой дивизии. Восемь человек получили ранения…». Были и другие столкновения. Между военным руководством Советского Союза и Германии проводились неоднократные переговоры, чтобы избежать столкновений. На этой основе П.И. Сутулин делает вывод: «…были предприняты все меры для того, чтобы РККА и Вермахт в ходе действий в Польше вообще друг с другом не соприкасались, какое уж тут сотрудничество». Алексей Соловьев, почётный член Академии военных наук Российской Федерации, член Союза журналистов России. В публикации использованы издания: А. Буллок «Гитлер и Сталин – жизнь и власть», У.Черчилль «Вторая мировая война. (В 3-х книгах), А. Исаев, М. Морозов, В. Гончаров, А. Дюков «Мифы Великой Отечественной войны», «Великая Отечественная война 1941-1945 годов» в двенадцати томах, изданных в 2011–2015 годах.

Верх цинизма и наглая фальсификация
Фото: Забайкальский рабочийЗабайкальский рабочий