В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Раздел влияния: Иран и Турция в полушаге от конфликта

Ситуация в и становится стресс-тестом для отношений и . Между странами произошёл серьёзный скандал после того, как представители иранского дипкорпуса назвали военные операции против курдских леворадикалов в Ираке незаконными. Этому предшествовали жёсткие заявления главы иранского Мохаммада Джавада Зарифа по поводу Сирии. Несмотря на то что на протяжении последних лет эксперты говорили о тесном тактическом партнёрстве двух государств, приходит время, когда их пути расходятся. О том, что это значит для курдских сил и для Ближнего Востока в целом, — в материале NEWS.ru.
Иракские политики выражают разочарование разгоревшимся между Турцией и Ираном скандалом из-за трансграничных турецких операций против (РПК), в то время как сам официальный Багдад, похоже, встал на сторону .
Спор возник из-за высказываний иранских дипломатов о том, что Анкара подрывает суверенитет Ирака. Заявление было сделано послом Исламской Республики в Ираке Ираджем Масджеди. Тот публично подчеркнул, что руководство его страны выступает категорически против турецкой интервенции в Ирак, а также призывает президента свернуть военное присутствие на территории этого государства и соблюдать международные границы.
Мы в принципе отказываемся принимать — будь то Турция или какая-либо другая страна — военное вмешательство и продвижение в Ирак или военное присутствие там, — заметил Масджеди.
Выразительности этим высказываниям придало то, что они были сделаны в интервью курдскому новостному агентству Rudaw.
После этого турецкое дипведомство было вынуждено вызвать иранского посла в Анкаре Мохаммада Феразменда, а посол Турции в Багдаде Фатих Йылдыз публично высказался о том, что Тегеран будет последним, кто прочтёт лекцию об уважении международных границ.
Вооружённые силы (ВС) Турции систематически наносят удары по позициям РПК на севере Ирака, где расположены склады и лагеря боевиков. Несмотря на то что Багдад отказывается санкционировать эти трансграничные меры, в последнее время он заметно снизил градус критики в адрес Анкары. Иранская сторона некоторое время назад, по неподтверждённым сообщениям, поддерживала турецкие действия против курдских боевиков, представляющих собой угрозу и для Тегерана.
Сейчас же Иран, похоже, отказался поддерживать увеличение числа турецких операций в Ираке и Иракском Курдистане и ужесточил свой подход к турецкому влиянию в Синджаре, где действует езидская ветвь РПК, заметил в разговоре с NEWS.ru исследователь курдов, автор книги «Курды Северной Сирии» Владимир ван Вильгенбург.
{{expert-quote-11519}}
Author: Владимир ван Вильгенбург [ исследователь курдов, автор книги «Курды Северной Сирии» ]
Турция в последние годы расширила своё присутствие и свои базы в регионе Курдистана на фоне операций против РПК. В октябре прошлого года между и Багдадом было достигнуто соглашение об удалении поддерживаемых Ираном и лояльных РПК ополченцев из Синджара, и Турция поддержала это, однако Иран и РПК выступили категорически против.
Аналитик заключает, что дружественные РПК вооружённые формирования в Синджаре смогут извлечь выгоду из позиции Ирана по этому району и, вероятно, смогут сохранить своё присутствие.
Тревогу вызывает то, что противоречия между Ираном и Турцией иракской ареной не ограничиваются. Шефу иранской дипломатии Мохаммаду Джаваду Зарифу приписывают критику турецкой политики в Сирии. Так, недавно он якобы назвал линию Анкары в отношении севера Арабской Республики ошибочной. Тегеран находится в числе основных внешних покровителей официального , в то время как Анкара видит необходимость в поддержке чаяний умеренных фракций сирийской оппозиции. Все трансграничные операции ВС Турции на севере Сирии проводились в тесной координации с этими формированиями.
Несмотря на то что Турция и Иран образуют тактический альянс и вместе с Россией входят в «астанинский формат» сирийского урегулирования, аналитики считают, что противоречия двух ближневосточных государств со временем могут только обостриться. Так, в своём эссе для Newlines Magazine эксперт по Ближнему Востоку Камран Бохари замечает: ни одна, ни другая страна не стремятся к конфликту, но их цели, сформированные общими географическими условиями, наоборот, увеличивают потенциал конфликта. Южный Кавказ остаётся второстепенной ареной для конкуренции Анкары и Тегерана, потому что его государства сильны, однако ослабленные Ирак и Сирия «в ближайшие годы станут основным пространством для турецко-иранских баталий», считает Бохари.
Отдельно эксперт отмечает: в политических кругах часто говорят о необходимости сворачивать иранское влияние в регионе, но вопрос в том, кто возглавит подобные усилия, потому что сделать это без участия внешних сил невозможно. По оценкам Бохари, вряд ли захотят проводить ещё одну крупную военную кампанию, особенно на Ближнем Востоке, а заботится только о подступах к своим рубежам. Это делает Турцию единственной державой, которая имеет как намерение, так и способность противостоять иранскому влиянию, считает аналитик. По его словам, в долгосрочной перспективе такой конфликт неизбежен.