Проект EastMed лишил смысла газовые амбиции Турции

Перспективы , и на шельфе Средиземного моря являются сомнительными, считает заместитель директора Института национальной энергетики .
Проект EastMed лишил смысла газовые амбиции Турции
Фото: ФБА "Экономика сегодня"ФБА "Экономика сегодня"
Турция предъявила амбиции на средиземноморский газ
Турецкое издание «Хюрриет» сообщило, что судно «Барбадос Хайреддин Паша» продолжит геологоразведочные исследования на нефть и газ в восточном Средиземноморье, где турки заметно усилили активность.
Турция и ее соседи не урегулировали вопрос с исключительной экономической зоной. По Морской конвенции 1982 года исключительная экономическая зона составляет 200 миль от побережья каждой суверенной страны.
В такой зоне разрешен свободный проход кораблей, но право на экономическую деятельность принадлежит государству-суверену. В случае Турции и ее соседей ситуация усугубляется компактностью Восточного Средиземноморья и статусом .
В этой акватории 200 морских миль одного государства накладываются на 200 морских миль другого государства — в такой ситуации странам нужно договориться в двустороннем порядке о разграничении границ или о совместном использовании акватории.
Существует пример соглашения России и по совместному использованию вод Азовского моря.
Между Грецией и Турцией отношения напряженные — эти страны уже вступали в боестолкновения, находясь в , серьезный конфликт существует на Кипре, поскольку на северной части создала непризнанное турецкое государство.
Оно называется «Турецкая Республика Северного Кипра» и играет существенную роль в газовых вопросах, поскольку кипрский шельф является лакомым кусочком в восточно-средиземноморских энергетических начинаниях.
Добыча газа на шельфе Кипра приведет к конфликту
«Неурегулированный статус Северного Кипра является одной из ключевых проблем турецких энергетических планов. Еще турок ограничивает то, что кипрские ресурсы являются значимыми в рамках признаваемого проекта EastMed. Право на них с точки зрения и международного права принадлежит Республике Кипр», — констатирует Фролов.
Газопровод EastMed должен доставить в Евросоюз сырье с газовых израильских и кипрских месторождений.
«Проект EastMed не является бесспорным и вызывает массу вопросов: в нем не участвует ни одна крупная энергетическая компания, только это не мешает данному начинанию существовать в политическом поле Брюсселя», — резюмирует Фролов.
Вчера его поддержали американцы, продолжая целенаправленную политику по лоббированию интересов Тель-Авива.
«В Восточном Средиземноморье мы имеем регион с нерегулируемым статусом, где присутствует конфликт интересов по контролю за газовыми месторождениями. Греция, Кипр и Евросоюз здесь противостоят Турции», — заключает Фролов.
Можно провести аналогию с Нагорным Карабахом и представить, что в данном регионе найдены месторождения золота или нефти. Планы по их добыче столкнулись бы с такими же сложностями, какие сегодня есть у турок в районе острова Кипр.
«Только в Средиземном море еще сложнее: тут собираются добывать как «армяне», так и «азербайджанцы», а третьи страны инвестируют в этот энергетический проект. Такая аналогия наиболее ярко демонстрирует перспективы Турции», — констатирует Фролов.
Теоретически Турция может начать что-то добывать, но это приведет к огромному международному скандалу с возможностью применения военной силы одной страной НАТО против другой. Республика Кипр в Альянс не входит, но она поддерживается Грецией.
Добыча газа в Средиземном море не очень выгодна
«Что касается перспектив добычи газа в Восточном Средиземноморье, то они хорошо видны по проекту EastMed. Он базируется на нескольких месторождениях газа, которые сравнительно невелики. При этом строительство газопровода сложно осуществимо технически из-за величины глубин — ситуация в Средиземном море сложнее, чем в Черном море», — резюмирует Фролов.
EastMed планируется укладывать на глубинах до 3,5 тысяч метров, что непросто для любого инфраструктурного проекта.
«Все это требует огромных капиталовложений, которые пока не просчитаны до конца. Технико-экономического обоснования у данного проекта нет, но это не помешало еврочиновникам радостно его пролоббировать», — заключает Фролов.
Еврочиновники постоянно встречаются с израильтянами и рассуждают о диверсификации поставок газа в Евросоюз.
«Проект можно осуществить технически, но это будет дорого и отчасти бессмысленно, потому что разговор идет о прокладке труб на большую глубину при обсуждаемом объеме газовых поставок в 16–20 млрд кубов», — констатирует Фролов.
Для такого проекта это небольшие объемы, что не помешало EastMed получить статус общественно-важного и выйти из-под действия Третьего энергопакета, с помощью которого в Брюсселе ограничивают «Северный поток — 2».
«Европейцев не смущают постоянные скандалы вокруг Кипра и плавающие там военные суда. В европейской риторике Россия является агрессивной страной, а Турция — миролюбивым государством», — резюмирует Фролов.
Пока ни один крупный европейский инвестор не проявил интереса к EastMed, но это не мешает его лоббированию и обсуждению на политическом уровне. В конце концов был же построен TANAP, а он также экономически неэффективен.
Действия Турции добавляют абсурда сложной ситуации в регионе, хотя у Анкары есть козырь в виде Северного Кипра. Планы греков, киприотов и израильтян затрагивают северную часть острова, поэтому стороны продолжат торговаться и угрожать друг другу.
18+