Эксперт пояснил, с чем связана внезапная проверка боеготовности войск в России

Газета.Ru 21 июля 2020
Фото: РИА Новости
В  завершается внезапная проверка боеготовности Вооруженных сил, объявленная министром обороны 17 июля. В проверке приняли участие войска Западного и Южного военных округов, соединения ВДВ, а также соединения и воинские части морской пехоты Северного, Тихоокеанского, Балтийского, Черноморского флотов и Каспийской флотилии. С деталями этого мероприятия разбирался военный обозреватель «Газеты.Ru» .
21 июля в России завершается внезапная проверка боеготовности Вооруженных сил. Всего к мероприятиям привлекались около 150 тыс. военнослужащих различных видов Вооруженных сил и родов войск, 414 летательных аппаратов, 26820 единиц вооружения, военной и специальной техники, 106 кораблей и судов обеспечения. Объединения, соединения и части приняли участие в 56-ти учениях различного уровня и масштаба на 35 полигонах и участках местности, а также 17 морских полигонах.
Мнения российского экспертного сообщества по поводу проводимой в армии и на флоте внезапной проверки боевой готовности разошлись диаметральным образом. К примеру, высказывались такие суждения, что «затеянная по приказу Кремля внезапная проверка войск явно имеет „универсальное“ свойство — послать сигнал тем зарубежным провокаторам, которые, возможно, рассчитывают втянуть Россию в войну на юге.
О связи проверки боеготовности наших войск и учений „Кавказ-2020“ с ситуациями в соседних странах озвучивались и прямо противоположные оценки. В частности, высказывалось мнение, что „это полный бред и проверка никак не связана ни с событиями на Южном Кавказе, ни с ситуацией вокруг “.
Между тем ситуация обострилась до такой степени, что утром 18 июля по инициативе состоялся телефонный разговор министра обороны с главой российского ведомства Сергеем Шойгу.
По некоторым данным, обсуждалась внезапная проверка боеготовности российской армии и не связана ли она с ситуацией на армяно-азербайджанской границе.
В этой связи надо детально разобраться, насколько применимо к столь масштабной проверке боевой готовности Вооруженных сил определение „внезапная“ и насколько подобные проверки могут быть связаны с военно-политической обстановкой в сопредельных странах.
Подобные мероприятия в российской армии (да и в любой другой) готовятся исключительно заблаговременно, в соответствии с планами подготовки Вооруженных сил на текущий год и не являются какой-то сиюминутной импровизацией — типа включились сирены, забегали солдаты и командиры, разбирая личное оружие, открылись ворота ангаров для боевой техники, и все закрутилось и завертелось.
Во-первых, на самом высоком уровне необходимо заранее разработать план (замысел) проверки. То есть какие объединения, соединения, части привлекать к проверке, в каком составе и с каким вооружением выводить войска в районы оперативного предназначения, какие учебно-боевые задачи в ходе проверки они должны выполнить и на какие рубежи при этом выйти.
Со стороны руководителей Вооруженных сил (помимо высокого профессионализма) тут необходимо даже педагогическое мастерство. Ведь проверка в конечном итоге проводится не ради проверки, а ради того, чтобы чему-то научить своих подчиненных.
Отработка подобного документа — далеко не одномоментное дело. Надо подготовить первоначальный вариант текстовых и графических документов, согласовать их со всеми заинтересованными сторонами, представить на утверждение первым лицам армии и флота, получить замечания, вновь отработать с учетом правок высшего руководства (да еще и не один раз). В общем, в самом лучшем случае с таким набором документов можно управиться за нескольких недель. Кроме того, необходимо разработать весь пакет документов для проверяемых частей. И это тоже весьма объемная работа, требующая немалого времени для ее выполнения.
Затем надо подготовить посреднический аппарат. В конце концов, ведь кто-то должен оценивать действия проверяемых. А посреднический аппарат на крупных проверках — это, по меньшей мере, несколько сот генералов и старших офицеров. Их надо тщательно отобрать, проинструктировать, перевезти к пунктам постоянной дислокации проверяемых частей и соединений тем или иным транспортом (в основном средствами ВТА), обеспечить их размещение и питание.
Есть в этом деле и тонкие моменты. Скажем, проверяющий должен быть в звании не меньшем, чем проверяемый, а его служебное прохождение должно обеспечить полную и объективную оценку действий проверяемого. К примеру, посредник при начальнике штаба армии должен пройти все служебные ступени именно до этой должности. Только тогда он сможет и проконтролировать проверяемого, и дать ему советы.
Помимо всего прочего, внезапная проверка боевой готовности должна быть обеспечена всеми необходимыми ресурсами, всеми расчетно-снабженческим единицами — боекомплектами, заправками, сутодачами (количество продовольствия на одного довольствующегося в сутки).
Иными словами, топливом, продовольствием, боеприпасами, причем во многих случаях средствами поражения, применяемыми исключительно в ходе боевой подготовки.
К примеру, при проверке готовности стратегических ядерных сил совершенно немыслимо запустить межконтинентальную баллистическую ракету (стратегическую крылатую ракету) с реальной боевой частью. И тем самым начать ракетно-ядерную войну. Здесь требуются исключительно учебные изделия.
Самое главное — подготовить все необходимые ресурсы за короткий срок (сиюминутно и одномоментно) никак не получится.
Наконец, должна быть своевременно приведена в нужную степень готовности вся полигонная база, то есть заранее и тщательно продумана сложная мишенная и помеховая обстановка. И с кавалерийского наскока за несколько часов эту задачу тоже не решить.
Весьма важное место в ходе внезапной проверки боевой готовности занимает транспорт. Представителям военного ведомства в мирное время невозможно заявиться на крупный железнодорожный узел и потребовать в течение часа предоставить им для переброски войск в районы оперативного предназначения, к примеру, 150 железнодорожных платформ, 40 людских вагонов и 8 классных вагонов. Решение этих вопросов тоже проходит заблаговременно и в плановом порядке. Говорить о какой-то внезапности с железнодорожниками в мирное время не получится по определению.
И обозначенные выше проблемы — это всего лишь чрезвычайно малая часть той огромной организаторской работы, которой военному ведомству предстоит провести перед началом подобных проверок, да еще и уложиться в отведенные для подготовки сроки.
Конечно, внешне это выглядит эффектно, однако реальные действия не могут быть каким-то одномоментным актом и начаться в течение ближайшего часа. Военные конфликты неожиданно начинаются только для профессионально непригодных руководителей. А на практике примерно уже за полгода становится окончательно ясно — кто, с кем схватится, и при каких условиях.
На деле проверка боевой готовности — плановый элемент боевой и оперативной подготовки Вооруженных сил.
И не стоит тут нагонять лишнего тумана и таинственности. При этом не стоит и полагать, что подобные оценки каким-то образом влекут за собой сомнения в целесообразности подобных проверок и возможный пересмотр весьма жестких сроков приведения частей и соединений Вооруженных сил в высшие степени боевой готовности.
Наконец, совершенно очевидно, что планируемое и готовящееся в течение столь долгого времени мероприятие — проверка боевой готовности Западного и Южного военных округов — просто никак не может быть связано с обострением обстановки на армяно-азербайджанской границе. Это просто совпадение по времени — не более того.
Комментарии
Армия , Статьи , Подготовка к учебному году , Сергей Шойгу , Закир Гасанов , Михаил Ходаренок , Министерство обороны , Газета.Ru , Азербайджан , Баку
Читайте также
США испытали гиперзвуковые ракеты на B-52
Армия Греции приготовилась дать отпор Турции
10
Последние новости
Белоруссия организует военные сборы на границе с Россией
Эксперт рассказал об обороноспособности России без союза с Белоруссией
Ближе к России: Пентагон объяснил переброску войск в Европе