Ещё
В Польше назвали «туза в колоде» Путина
В Польше назвали «туза в колоде» Путина
Политика
США назвали две новые страны для торговой войны
США назвали две новые страны для торговой войны
В мире
«Разбрасываться такими кадрами ни к чему»
«Разбрасываться такими кадрами ни к чему»
Политика
Россияне вступились за Водонаеву
Россияне вступились за Водонаеву
Шоу-бизнес

Россия и Турция хотят остановить войну в Ливии. Почему для них это так важно? 

Африканские страсти
Фото: Ricard Garcia Vilanova / AP
Многолетнюю войну в  вновь не удалось остановить: на переговорах в  глава повстанческой Ливийской национальной армии Халифа Хафтар отказался заключать соглашение о перемирии с международно признанным правительством во главе с премьер-министром Фаизом Сараджем. Фельдмаршал фактически поставил крест на многолетних попытках международных посредников прекратить войну, а его войска продолжили наступление на столицу Триполи. «Лента.ру» разобралась, почему мировое сообщество уже много лет не может помирить противоборствующие стороны, зачем к этому процессу подключились и  и что должно случиться, чтобы в стране наконец наступил мир.
Вечная война
Ливия остается расколотой с 2011 года — с момента свержения режима . Вскоре после его убийства в стране началась гражданская война. В Ливии в то время была высокая продолжительность жизни и низкие темпы инфляции, столкновения же начались на фоне серьезного кризиса власти: в обществе было много людей, которые признавали племенную систему. Каддафи во времена своего правления пытался лишить власти оппозиционные ему племена, однако сделать это так и не удалось — в Ливии их насчитывалось около 140, как минимум у 30 из них сохранялось серьезное влияние. И со свержением лидера появился повод снова побороться за власть.
В гражданской войне особенно ярко себя проявил Халифа Хафтар — опытный военный, на стороне с Каддафи участвовавший в свержении королевской власти в 1969 году. Долгое время он был одним из приближенных премьера, пока в 1987-м не попал в плен в , где несколько лет шла война. Тогда Каддафи, отрицавший вмешательство ливийских военных в ситуацию в соседней стране, отрекся от Хафтара. После этого военный отвернулся от бывшего соратника. Он бежал из плена (считается, что ему помогло ), пожил в  и вернулся в страну в 2011-м.
С началом гражданской войны генерал несколько раз пытался провозгласить себя главнокомандующим над повстанцами, но сначала безуспешно. Позднее лояльность он снискал на востоке страны, где с 2014-го начал проводить «операцию по освобождению». Постепенно захватил часть Ливии, привлек на свою сторону сторонников и парламент. Сейчас столицей хафтаровских сил является  — там заседает палата представителей и действует временное правительство. Официальная же столица Ливии — Триполи — и запад страны считаются вотчиной международно признанного правительства национального согласия (ПНС) Фаиза Сараджа.
Мировое сообщество неоднократно пыталось «помирить» премьера с фельдмаршалом и воссоединить расколотую Ливию. Их последняя личная встреча состоялась в июле 2017-го в Париже при посредничестве французского президента и спецпосланника по Ливии Гасана Саламе. Тогда стороны договорились об установлении режима прекращения огня и проведении общенациональных выборов весной 2018-го. Однако перемирие продлилось ровно столько, сколько Сарадж и Хафтар пробыли в Париже.
Фельдмаршал с тех пор не умерил своих амбиций: в апреле 2019-го он объявил о наступлении на Триполи, во время которого собирался «очистить город от террористов» (то есть ПНС). На данный момент бойцы ЛНА фактически осаждают город, закрепившись в его окрестностях. Обстановка стала накаляться, и мир снова попытался усадить двух лидеров за стол переговоров.
Карта военных действий в Ливии, Rr016 / Wikimedia
Бег с препятствиями
На прошлой неделе итальянское правительство, в частности премьер-министр Джузеппе Конте, пыталось устроить встречу Хафтара и Сараджа в . Однако она не состоялась, и помощь с переговорами начали оказывать Россия с Турцией. Лидеры стран и  8 января встретились в  и обсудили ситуацию в Ливии. По итогам они выступили с предложением к ПНС и ЛНА: ввести режим прекращения огня и собрать представителей обеих сторон для переговоров в Москве. Сначала Хафтар отверг российско-турецкую инициативу. Спустя сутки фельдмаршал передумал, упомянув вклад Путина и, судя по всему, намеренно умолчав о роли Эрдогана. Так  и Москва получили добро на подготовку встречи.
Переговоры по ливийскому урегулированию прошли 13 января в Доме приемов и продлились более 10 часов. В них участвовали министры иностранных дел и обороны России и Турции. При этом прямых переговоров Хафтар и Сарадж не вели, довольствуясь посредничеством Москвы и Анкары.
Телеканал Al Arabiya в это время публиковал некоторые пункты предварительного соглашения. Утверждалось, что среди них могла быть заморозка переброски турецких войск в Ливию, борьба с террористами, введение режима прекращения огня на неограниченный срок и создание «правительства примирения». В тексте соглашения, распространенном некоторыми арабскими СМИ, стороны призвали отказаться от силового решения конфликта.
Журналисты, в свою очередь, отмечали: российский и турецкий министры выглядели настолько уставшими, что создавалось впечатление, будто они пробежали кросс. Однако в итоге мирные переговоры стали походить на бег с препятствиями — перед соглашением выросла стена несогласия сторонников Хафтара. Сарадж и глава Высшего государственного совета Ливии Халед аль-Мишри поставили подписи под документом, а вот фельдмаршал взял перерыв до утра — и 14 января покинул Москву, несмотря на заверения главы российского МИД  в том, что «определенный прогресс достигнут».
Утверждается, что Хафтар не хотел останавливать военное наступление, чего требовали условия соглашения. Источники, близкие к командующему, заявили: документ не был подписан, так как требования ЛНА были проигнорированы. Ее представители добавили, что договор мог еще сильнее расколоть страну. По их мнению, после подписания ПНС хотело сохранить меморандум о взаимопонимании с Турцией — документ, который, по сути, позволил Анкаре ввести свои войска на территорию Ливии, чтобы поддержать Сараджа.
Судя по всему, Хафтара смутила именно турецкая сторона соглашения — фельдмаршал не захотел мириться с вмешательством Анкары. Его сторонники даже назвали московские переговоры столкновением с «турецкой жадностью». Себя и своего командующего они при этом называют теми, «кто живет с честью и умрет с честью».
В то же время позднее 14 января Хафтар заявил, что на самом деле положительно относится к итогу переговоров в Москве. Но для окончательного решения ему якобы стоит посоветоваться с населением: сообщалось, что фельдмаршал обратился за консультациями к лидерам племен, которые поддерживают ЛНА. Также известно, что после визита в Москву Хафтар и делегаты палаты представителей направились в Иорданию, чтобы провести переговоры с местным королем .
Преодолевая раскол
Урегулирование в Ливии Владимир Путин обсуждал не только с Анкарой: 11 января он встретился с канцлером Германии в Кремле. Переговоры продолжались дольше трех часов, и изначально ожидалось, что политики обсудят судьбу многострадального газопровода «Северный поток-2». Однако стало понятно, что и Путина, и Меркель скорее интересует судьба Ливии — они оба заинтересованы в прекращении войны.
«Важно принять меры по возобновлению политического процесса с конечной целью — преодоления раскола внутри страны и формирования единых государственных институтов», — заявил президент России после переговоров.
В то же время немецкий канцлер позднее решила предоставить площадку для переговоров в Берлине и организовать международную конференцию по региону, чтобы окончательно расставить все точки над «i». Однако стоит отметить, что на фоне происходящего предложение Меркель провести конференцию в Берлине с участием представителей множества стран, в том числе США, сочли не столько попыткой непосредственно разрешить конфликт, сколько способом запомниться в качестве успешного канцлера.
Россия же, судя по всему, сосредоточена на расширении своего геополитического влияния, а не только и не столько на нефти (на территории и у границ Ливии около семи нефтегазоносных бассейнов). При этом некоторые аналитики считают, что Москву интересует не только Хафтар: она также готова работать с Сараджем, особенно в сфере нефтяных контрактов.
На фоне происходящего Путин также прокомментировал сообщения о российских наемниках в Ливии. Президент отметил, что там действительно есть российские граждане, но они не представляют официальную позицию России и не получают денег от правительства. Почти одновременно с этим командующий вооруженными силами при правительстве национального согласия Насер Аммар заявил, что российские наемники были выведены с фронта.
По подсчетам Ливии, в стране находятся около 600-800 бойцов ЧВК Вагнера — неофициального вооруженного формирования, которое связывают с петербургским бизнесменом . Разные СМИ обнаруживают российский след в Ливии на протяжении нескольких лет. К примеру, в ноябре прошлого года Al Jazeera писала, что Россия вместе с Египтом и ОАЭ отправила своих наемников в Ливию, чтобы поддержать Хафтара. Москва неизменно опровергает эту информацию.
В декабре эмиратский телеканал Al Aan опубликовал видеоинтервью, в котором якобы российский наемник рассказывает о работе в Ливии. Телеканал отмечал, что россиянин отказался говорить о подробностях своей деятельности в Ливии, а ЧВК Вагнера назвал «торговой компанией». Сообщалось и о гибели россиян в ходе боев за Триполи — но и эту информацию Кремль опровергал. При этом, по подсчетам The New York Times, за последние полтора месяца в Ливию прибыли около 200 российских наемников. Газета указывает на то, что помощь Москвы постоянно растет: Хафтару якобы предоставили усовершенствованные самолеты Sukhoi Superjet 100, артиллерию и снайперов.
Эрдоган также заявлял, что в Ливии незаконно орудуют бойцы ЧВК. По его словам, такая ситуация неприемлема. При этом специалисты считают, что формированиям могли дать сигнал к отступлению после переговоров российского и турецкого лидеров — якобы давая понять, что помощь Москвы больше не нужна.
Трое в лодке, не считая всех остальных
Турция не просто так раздражена возможным вмешательством Кремля в ситуацию в Ливии. Анкара давно пытается отстоять свои позиции на Ближнем Востоке и часто сталкивается в регионе с Россией. Несмотря на вполне успешные договоренности по Сирии, Ливия в некотором роде стала камнем преткновения.
В 2010-2011 годах позиция Анкары по ливийской ситуации была сдержанной: турецкие компании участвовали в инвестиционных проектах в стране, на ее территории работали более 30 тысяч турок. Анкара не стремилась признавать повстанцев и предлагала свою помощь Муаммару Каддафи. Страна даже выступила с критикой , обвиняя альянс в посредничестве убийству ливийского лидера.
Однако постепенно позиция становилась все жестче, пока Эрдоган не заявил: если Москва не изменит свой курс, Ливия превратится во вторую Сирию. Предотвратить такой исход вызвался он сам: в ноябре Анкара и признанное правительство в Триполи подписали Соглашение о военном сотрудничестве и Меморандум о делимитации морских границ. Соратники Хафтара посчитали такие документы незаконными, а  одобрил переброску войск на помощь Сараджу.
Ситуация в Ливии беспокоит не только Россию с Турцией. В ливийской «лодке» противоречий оказались и , и США, и ООН, и . Так, последняя считает, что любые формы иностранного вмешательства во внутренние дела Ливии следует пресечь. В том же ключе высказываются и в Белом доме.
«Стороны должны принять срочные меры для разрешения конфликта, чтобы предотвратить вмешательство иностранных лиц», — заявили в американском правительстве.
Особенно сильно ситуацией озабочены соседние с Ливией страны. Появлялись сообщения о поставках оружия из Каира: в ноябре в Ливии заметили военный грузовой самолет С-130, предположительно, действующий от лица египетской стороны. О проблемах, вызванных ливийским конфликтом, говорили и в Чаде: по словам главы МИД Ибрагима Хасана Таха, особенную угрозу представляет суданское ополчение, якобы базирующееся на юге Ливии.
Война без мира
В целом мировое сообщество скорее хочет избежать военного сценария в Ливии. Эту точку зрения выразили и во французском МИД. В Париже заявили, что победа одной из сторон при помощи силы не принесет спокойствия, в отличие от политического урегулирования.
В то же время конфликт может начать новый виток, если Россия и Турция вместо простого посредничества все же решат оказать прямую помощь Ливии. Тогда ситуация обострится, и африканская страна станет полем войны между Москвой и Анкарой. Здесь стоит вспомнить, что Россия поставляет за рубеж собственную военную технику, в то время как Турция сама обращается к сопернице за помощью — к примеру, за ЗРК С-400 «Триумф». При этом турецкие военные находятся к Ливии ближе.
Ricard Garcia Vilanova / AP
Сложно сказать, как сами ливийцы относятся к новому противостоянию, разворачивающемуся у них под носом, хотя наемники у многих из них явно в немилости. Так, в комментариях под видео с предполагаемым бойцом ЧВК Вагнера пишут: «Эй вы, псы Путина, — Ливия станет вашей могилой!» Угрожают тем, кто хочет вмешаться в конфликт, и представители разрозненного правительства. «Скоро наступит ад для всех наемников, которые воюют против нашей родины», — заявил официальный представитель ливийской армии при ПНС Мухаммад Гнуну.
Несмотря на все попытки перемирия, конца ливийской войне пока не видно. А тем временем международные организации даже не могут собрать данные по ливийской экономике: надежной информации просто-напросто нет. По сведениям Всемирного банка, конфликт в Ливии привел к экономическому коллапсу еще в 2016-м: за пять лет противостояний нефтедобыча уменьшилась вчетверо, а ВВП сократился как минимум в два раза. По предварительным подсчетам, каждый год в Ливии погибают от 14 тысяч до 30 тысяч человек, более 150 тысяч вынуждены бежать из страны. Кажется, ад наступил давно — и он касается не только иностранных наемников, но и самих ливийцев.
Видео дня. 13-летняя школьница забеременела от 4-классника
Комментарии 90
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео