Ещё

Бросок на Приштину: как российские десантники нарушили планы НАТО на Балканах 

Фото: AFP © Hector Mata
20 лет назад, в ночь с 11 на 12 июля сводный батальон Воздушно-десантных войск России из состава миротворческого контингента в Боснии и Герцеговине совершил 600-километровый марш-бросок и взял под контроль аэропорт «Слатина» под Приштиной. Операция стала полной неожиданностью для руководства НАТО и усилила позиции Москвы на переговорах с западными лидерами, что в конечном итоге позволило разместить в Косове российский миротворческий контингент. По мнению экспертов, действия России не позволили натовцам пойти на обострение конфликта, а марш-бросок на Приштину стал классикой специальных операций, достойной изучения в военных академиях.
Обострение межнациональных отношений в Социалистической Федеративной Республике Югославия (СФРЮ) началось еще в 1980-е годы. Конфликты возникали и между косовскими албанцами с одной стороны, и сербами — с другой. В начале 1990-х годов СФРЮ распалась, на территории бывшей федерации вспыхнули несколько войн. Вскоре радикалы подняли голову и в Косово, где при поддержке западных спецслужб была создана так называемая Армия освобождения (АОК). С 1998 года её боевики взяли курс на отделение Косово от Союзной Республики Югославия военным путём. Осенью того же года официальный Белград под давлением поддерживавшего АОК блока НАТО объявил в Косово перемирие, но уже в январе 1999 года из-за нападений албанских боевиков на мирное население боевые действия возобновились.

Бомбардировки Югославии

Ссылаясь на факт обнаружения в районе села Рачак тел погибших албанских мужчин в гражданской одежде, западные страны обвинили сербских силовиков в проведении этнических чисток. Выводы финских, белорусских и сербских экспертов, свидетельствовавшие о том, что убитые являлись переодетыми боевиками со следами пороха на руках, на западе были проигнорированы. 24 марта 1999 года блок НАТО без санкции ООН начал против Югославии военную операцию под кодовым названием «Союзная сила».
«В НАТО говорили о том, что операция носит миротворческий характер и направлена на защиту определённых этнических групп, но авиационные и ракетные удары свидетельствовали об абсурдности подобных утверждений. Под натовскими бомбами и ракетами разрушались гражданские объекты, и гибло мирное население», — рассказал в интервью RT академик Академии военных наук, полковник запаса Андрей Кошкин.
Бомбардировки Югославии продолжались около трёх месяцев.
По информации МИД России, жертвами натовских ударов стали около 2 тыс. мирных жителей, включая 89 детей. Более 10 тыс. человек получили тяжёлые ранения. Были уничтожены 14 крупных промышленных предприятий и десятки мостов.
3 июня 1999 года президент Югославии Слободан Милошевич был вынужден согласиться с навязанным западными странами планом «мирного урегулирования», включавшим вывод из Косово югославских военных и передачу края под контроль международных сил KFOR (англ. Kosovo Force) под руководством НАТО.

На шаг впереди

По словам руководителя Центра военно-политических исследований Института США и Канады РАН Владимира Батюка, в разгроме Югославии и в установлении западного контроля над Балканами изначально больше всего были заинтересованы европейские члены блока НАТО.
«Однако Соединённые Штаты не были бы Соединёнными Штатами, если бы не извлекли для себя из этой ситуации максимум выгоды. За то, что американцы якобы взяли на себя продвижение интересов партнёров на Балканах, США заставили европейцев согласиться на дальнейшее расширение НАТО на восток и реорганизацию, позволившую нарастить влияние Вашингтона в альянсе», — рассказал эксперт.
Кроме того, по словам Андрея Кошкина, Соединённые Штаты получали возможность разместить в Косово новую военную базу.
Вторжение сухопутных сил НАТО было назначено на 12 июня 1999 года. Военнослужащие альянса должны были зайти в Косово со стороны Македонии и занять международный аэропорт «Слатина» под Приштиной. Его взлётно-посадочная полоса была единственной в крае, позволявшей принимать любые типы самолётов, включая военно-транспортные.
К тому моменту на фоне агрессии НАТО против Югославии отношения между Россией и Западом серьёзно ухудшились. 24 марта 1999 года, узнав о начале бомбардировок Югославии, премьер-министр РФ Евгений Примаков, направлявшийся с визитом в США, развернул самолёт над Атлантическим океаном и вернулся в Россию. Вопреки призывам Москвы, конструктивный диалог с Белградом страны Запада начать не пожелали. Вместо этого Белграду был выдвинут ультиматум с требованием вывести свои вооруженные формирования и разместить в Косово натовские войска.
«Когда стало ясно, что ввод сил НАТО неизбежен, перед Россией возникла задача не допустить быстрого и безоговорочного перехода контроля над Косово в руки боевиков и их натовских союзников. Кроме того, Москве было необходимо подчеркнуть собственную роль в мировой политике и защитить свои геополитические интересы на Балканах», — рассказал Андрей Кошкин.
В связи с этим руководством РФ было принято решение занять «Слатину» российскими военными и ввести в Косово свой миротворческий контингент. Министерством обороны и министерством иностранных дел был разработан и согласован с президентом России Борисом Ельциным план операции. Согласно нему, один сводный батальон вооружённых сил России должен был выдвинуться в Косово с территории Боснии, где находился миротворческий контингент РФ. Остальных российских миротворцев планировалось перебросить в «Слатину» по воздуху.
«О нормативах подразделений НАТО — сколько им потребуется времени на развертывание и выдвижение — наша военная разведка проинформировала точно и своевременно. Специалисты произвели расчеты, когда нашему батальону следовало начать выдвижение, и какое количество времени он мог максимально затратить на выполнение марша. Был разработан оптимальный маршрут, предусмотрен порядок поддержания связи с министром обороны и генеральным штабом, определены меры по соблюдению скрытности и дезинформации натовского командования», — писал в своей статье «Бросок на Приштину» генерал-полковник запаса Леонид Ивашов, занимавший во время описываемых событий пост начальника главного управления международного военного сотрудничества министерства обороны России.

Классика специальных операций

До начала операции в аэропорт «Слатина» проникла группа из 18 бойцов ГРУ. Ею руководил майор (ныне генерал-майор, Герой России и глава Ингушетии) Юнус-Бек Евкуров. Группа взяла аэропорт под наблюдение и контролировала обстановку в его районе вплоть до прибытия основных сил. Детали действий российских военнослужащих до сих пор засекречены.
Российские миротворцы во время построения по прибытии на аэродром Слатина в Косово РИА Новости © Якутин
10 июня российский миротворческий контингент в Боснии получил приказ подготовить механизированную колонну, в которую входили БТРы, автомобили «Урал» и «УАЗ». Личный состав до последнего не знал о сути задачи, которую ему предстоит выполнять. Как пишет Леонид Ивашов, выезды российских миротворцев на патрулирование и разминирование были рутинным делом, и открытая подготовка очередной колонны не насторожила западных военных.
В ночь с 11 на 12 июня 206 солдат и офицеров ВДВ под командованием полковника Сергея Павлова выдвинулись в Югославию. За ночь входившие в колонну 15 БТРов и 35 автомобилей преодолели более 600 км. В 7 часов утра 12 июня российские десантники взяли под полный контроль аэропорт «Слатина», заняли круговую оборону и организовали блок-посты.
Около 11 часов к «Слатине» подошли британские войска — автомобили и танки. В небе появились натовские вертолёты. Но российская бронетехника заблокировала взлётно-посадочную полосу и маневрировала, не давая английским лётчикам возможности приземлиться в аэропорту.
Инженерное подразделение вооруженных сил Великобритании в районе аэропорта Слатина в Приштине РИА Новости © Якутин
Позднее участники событий в «Слатине» рассказывали журналистам, что прибывший на место командующий британскими миротворческими силами генерал Майкл Джексон жестами показывал своим танкистам, что они могут заезжать в аэропорт. Но российские солдаты взяли натовскую бронетехнику под прицел своих гранатомётов, и англичане не рискнули двигаться вперёд.
Командующий силами НАТО в Европе генерал Уэсли Кларк, по информации СМИ, отдал приказ британским военным «подавить» российских десантников и захватить «Слатину», но генерал Джексон отказался исполнять его, заявив, что не собирается начинать третью мировую войну.
Согласно планам российского руководства, переброска дополнительного контингента и снабжение десантников должно было осуществляться военно-транспортными самолётами, однако соседние Венгрия и Болгария отказали Москве в предоставлении воздушного коридора.
«Позже стало известно, что закрыла своё воздушное пространство для нас и Украина», — отметил Андрей Кошкин.
Между Россией и НАТО начались переговоры на территории Финляндии. В это время, в течение несколько дней сводный батальон российских десантников, у которого закончились вода и продукты, удерживал «Слатину», находясь в окружении натовских войск. На территорию аэропорта за это время была допущена лишь небольшая делегация британских военных во главе с Майклом Джексоном.
В результате переговоров руководство НАТО вынуждено было согласиться на ввод в Косово российского миротворческого контингента, который оставался в крае до 2003 года. В дальнейшем ему на смену пришли российские милицейские формирования.
«Марш-бросок на Приштину в крайне тяжёлый для России момент показал героизм и профессионализм российских десантников. Из противостояния с машиной войск НАТО мы вышли победителями. Ни один западный военный руководитель не посмел взять на себя ответственность за то, чтобы ввязаться в какой-либо конфликт с нашими войсками», — заявила в разговоре с RT эксперт аналитического центра «Платформа общественной дипломатии Сербии» политолог Екатерина Поморцева.
По её словам, сербы не считают себя проигравшими в косовском конфликте, так как выстояли под натовскими бомбардировками и не сдались.
«Разворот Примакова над Атлантикой, бросок на Приштину — это не просто «символические поступки», как о них любят говорить на Западе. Данные события показали сербам, что Россия имеет твердый фундамент, на котором строит свою политику. Этим фундаментом являются ценности союзничества и справедливости», — подчеркнула эксперт.
На центральной базе Российского военного контингента на аэродроме Слатина в Косово РИА Новости © Марина Марченко
По мнению Андрея Кошкина, решительность России сбила ритм наступления Североатлантического альянса.
«Натовцы не рискнули идти на обострение. Действия российских десантников на том этапе морально обезоружили Запад», — отметил эксперт.
«Марш-бросок на Приштину — это классика спецопераций, на которой нужно готовить офицеров в военных академиях. Это было в суворовских традициях: быстро, мужественно и не числом, а умением», — подытожил Кошкин.
Комментарии33
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео