Ещё

Что стоит за активизацией террористов в Таджикистане 

Госкомитет нацбезопасности подтвердил задержание в стране 12 боевиков ИГ*, планировавших теракты на территории республики. На фоне сообщений о поимке экстремистов на усиленный режим несения службы перешла российская военная база в Таджикистане. Ранее неоднократно заявляла о росте угрозы террористических группировок в Центральной Азии. По мнению экспертов, значительная доля вины в сложившейся ситуации лежит на , которые не могут стабилизировать обстановку в соседнем .
13 ноября первый зампредседателя Госкомитета нацбезопасности (ГКНБ) Таджикистана Мансурджон Умаров сообщил о задержании 12 членов *. По его словам, подозреваемые готовили теракты в стране и были задержаны с поличным ещё неделю назад. На квартире одного из боевиков были найдены взрывные устройства.
На фоне появившихся в СМИ сообщений о задержании боевиков на усиленный режим несения службы перешла 201-я российская военная база, размещённая в Таджикистане, части которой дислоцированы в городах Душанбе и Курган–Тюбе.
Как отметил в интервью RT сотрудник сектора Средней Азии Центра изучения проблем стран ближнего зарубежья , атака против россиян действительно была возможна.
«В принципе ничего нереального в нападении на российских граждан в регионе нет. Такой случай уже имел место в 2016 году, когда была предотвращена попытка нападения на российскую военную базу в  в », — отметил RT эксперт.

Слабое звено

Информация о поимке предполагаемых террористов в Таджикистане совпала с другими сообщениями об активизации террористических группировок в этой стране.
Так, 7 ноября сторонник ИГ, содержавшийся в  ИТК-3 в Худжанде (Таджикистан), спровоцировал бунт заключённых, в результате подавления которого погибли 13 человек. О том, что «Исламское государство» стояло за этим инцидентом, заявило связанное с группировкой издание «Амак».
Ранее террористическая организация взяла на себя ответственность за нападение на туристов в Таджикистане в июле 2018 года. Тогда погибли четверо иностранцев: двое граждан США, гражданин и гражданин . Однако в их гибели Генпрокуратура Таджикистана обвинила местных радикалов — (ПИВТ).
В августе 2018 года к 26 годам лишения свободы в Таджикистане приговорили ячейку ПИВТ, планировавшую теракты во время празднования Навруза (Новый год у иранских и тюркских народов. — RT) и атаку на российскую военную базу в этой стране.
Как отметил в интервью RT руководитель отдела Средней Азии , Таджикистан из всех стран региона наиболее уязвим для террористической угрозы.
Наследие гражданской войны 1990-х, сложности в экономическом развитии в настоящее время, протяжённая граница с Афганистаном, зачастую проходящая в горных районах, которые трудно контролировать, — всё это приманивает террористов, пытающихся использовать в своих целях социальные проблемы, подчеркнул эксперт.
«С одной стороны Таджикистан — страна, граничащая с Афганистаном, и все афганские проблемы экстраполируются на неё в значительной мере, — сказал Грозин. — С другой Таджикистан — республика бедная, обделённая серьёзным ресурсным потенциалом, не способная, как некоторые соседи, решить свои внутренние проблемы за счёт сырьевого экспорта».
Однако, как отметил в интервью RT эксперт , несмотря на некоторые проблемы, власти Таджикистана предпринимают эффективные меры по борьбе с угрозой экстремизма. Так, в сентябре президент страны посетил Горно-Бадахшанскую Автономную область, ранее бывшую центром исламистской оппозиции. Её территория граничит с Афганистаном, откуда идут потоки оружия и наркотиков.
«Рахмон дал приказ изъять всё оружие, которое имеется у граждан, поговорил с неформальными лидерами. Опасности мятежа нет, но неожиданные инциденты случаются», — сказал Прохватилов.
В свою очередь, Грозин считает, что исключать возможность обострения в Горном Бадахшане в ближайшее время нельзя, но в то же время нужно обратить особое внимание на ситуацию в области безопасности и в соседней Киргизии.
«К сожалению, именно эти две страны — Таджикистан и Киргизия — являются главными мишенями террористической активности», — отмечает политолог.

Опорный пункт

По оценкам российской на конец прошлого года в Ираке и Сирии находились порядка 6 тыс. наемников из Центрально-Азиатского региона.
Одним из самых известных был «министр войны» ИГ полковник  — бывший командир ОМОН Таджикистана. По сообщению , он был уничтожен в Сирии в результате российского авиаудара в сентябре 2017 года.
Но многие его соратники выжили и продемонстрировали, что представляют собой серьёзную угрозу и за пределами зоны конфликта. Как отмечает Владимир Прохватилов, обычно эмиссары из-за рубежа составляют не более десятой части террористов, но именно на них ориентируются местные жители, никогда не выезжавшие в Сирию.
Это подтвердило и задержание в Москве террористической группы сторонников ИГИЛ, которая управлялась эмиссарами из Сирии, выходцами из Центральной Азии. Как отмечало ФСБ, «Планировалось совершение резонансных терактов в городе Москве с применением как огнестрельного оружия, так и самодельных взрывных устройств».
Ранее министр иностранных дел Казахстана назвал возвращение боевиков в страны Центральной Азии «реальной угрозой» для Астаны и региона целом.
По мнению экспертов, фактор соседства с Афганистаном оказывает негативное воздействие на весь регион Центральной Азии.
«Это проблема для всех, в том числе для таких успешных государств, как Казахстан или Узбекистан, который имеет границу с Афганистаном, но небольшую и проходящую на контролируемой территории, в отличие от таджико-афганских участков, — отмечает Андрей Грозин. — К сожалению, афганский фактор — это хронический элемент дезинтеграционного воздействия на внутриафганскую ситуацию».
В сентябре начальник Антитеррористического центра СНГ генер