Ещё

Битвы эпох: три самые героические обороны русской истории 

Фото: Фрагмент панорамы «Оборона Козельска»
Многочисленные войны, которые довелось пережить России, были самыми разными, и ход каждой из них зачастую был переменчивым. Далеко не всегда русским войскам приходилось штурмовать города, куда чаще им приходилось защищать собственные города от штурмующих их противников.
Даже бегло упомянуть обо всех героических защитах русских городов в самые различные периоды истории невозможно физически. Но все же три из них выделяются даже в этом эпическом ряду — это сражение за Козельск в 1238 г., защита Севастополя во время Крымской и Великой Отечественной войн и, конечно же, Сталинградская битва в 1942—1943 гг.
Попробуем разобраться, как и почему именно эти города и их защитники показали образцы беспримерного мужества и воинской доблести, а также понять, почему именно сюда враг рвался враг наиболее отчаянно.

Защита Козельска 1238 г.

Все складывалось удачно у хана Батыя, пришедшего в 1236 г. с огромной ордой на Русь, ровно до того момента, как он наткнулся на маленький даже по средневековым меркам городок Козельск. Защищен Козельск был, по сути, одной лишь деревянной крепостью, в связи с чем, казался матерым ордынским военачальникам и рядовым воинам легкой добычей.
Действительно, что такое около 300 его защитников, если ордынским войскам удалось только что разгромить многотысячные войска Владимирского и Рязанского княжеств? Но козельцы практически повторили подвиг 300 спартанцев, сдерживавших огромную армию персидского царя Ксеркса.
Как и защитникам Фермопил, оборонявшим Козельск сильно помог рельеф местности. Если спартанцы и их союзники ловко использовали узость прохода в Фермопильское ущелье, то маленький русский городок выручили две реки — Жиздра и Другусна, которые надежно прикрыли его с двух сторон, да еще образовывали в этом месте крутой обрыв, карабкаться по которому батыевым конникам было совсем не с руки.
Другое дело, зачем сам Батый вообще решил тратить время на взятие не имеющего никакого стратегического значения Козельска? Отчего для него сошелся тут свет клином? Однозначного ответа на этот вопрос история не дает.
Скорее всего, роковую роль сыграло как раз упорство горожан, решивших защищать своего малолетнего князя Василия до последней капли крови. В результате с ходу овладеть городом ордынцам не удалось, не удалось и со второй, третьей и пятой попытки. Тут, видимо, Батый и закусил удила, решив взять непокорный город любой ценой.
Но одного желания хана оказалось мало, ему пришлось подтягивать резервы в лице орудовавших отдельно в городах Руси орд Кана и Бури. Только вместе с ними, доведя свое превосходство до многосоткратного, армии Батыя удалось наконец-таки одолеть защитников Козельска.
Но победа досталась им дорогой ценой — по оценкам древних летописцев, 300 дружинников и неизвестное количество мирных жителей, наверняка помогавших бойцам, уничтожили порядка 4000 захватчиков.
Сколько потеряла Батыева орда всего под Козельском — неизвестно, зато известно, что под этим городом она вынуждена была топтаться 7 недель. Это вызвало дикую ярость у захватчиков, в связи с чем, они уничтожили в Козельске всех, до кого смогли добраться, включая младенцев. А 12-летнего князя утопили в крови. Не факт, что это летописная метафора — нельзя исключать, что именно такой и была жестокая акция устрашения для тех из русских городов, которые решились бы повторить подвиг Козельска. Ну, а сам непокорный город Батый повелел величать «злым».

Оборона Севастополя в 1854—1855 гг.

А вот другим захватчикам впору было бы считать таковым русский город Севастополь, причем дважды.
Если сложить воедино те страны, что пытались овладеть этим городом, то обозначился бы практически блок ключевых стран НАТО, за исключением США. Сначала, в 1854—1855 гг., Севастополь пытались взять приступом и измором Англия, Франция, Сардиния (часть современной Италии) и Турция. Сто лет спустя в союзе с Германией главную базу Черноморского флота штурмовали войска Румынии.
Во время Крымской войны удара в тыл ждали русские войны и со стороны «нейтральных» тогда Пруссии и Австро-Венгрии. Это стало не единственной, но, пожалуй, главной причиной поражения России в той кампании.
Из-за угрозы совместного похода стран Запада русская армия вынуждена была действовать на главном крымском направлении малыми силами. Что, однако, не оправдывает нерешительность командования России на этом решающем участке.
Командующий нашими войсками князь А. С. Меньшиков не помешал спокойной высадке англо-французского десанта под Евпаторией. Трудно сказать, было ли это откровенным головотяпством или откровенным предательством. Но вместо того, чтобы попробовать атаковать союзников, когда они еще не закрепились на крымском берегу, русская армия зачем-то пассивно ждала неприятеля у реки Альма.
И дождалась — в ходе сражения маневренная группировка англо-французских сил разгромила вялые части Меньшикова. Это, собственно, и позволило неприятелю начать 11-месячную осаду Севастополя. Причем с хорошим провиантом — союзники в Евпатории получили в полное свое распоряжение склады с пшеницей. Трудно поверить, что тут обошлось без измены.
Много странностей приключилось и в ходе Балаклавского сражения 1854 г. Начать с того, что в ходе него русским командованием была поставлена весьма локальная задача — разгромить базу снабжения войск, осаждающих Севастополь, а не захватить Балаклаву или деблокировать осажденную базу Черноморского флота. Добившись на первом этапе успеха, руководившей операцией российский генерал П. П. Липранди не рискнул потеснить противника со всех занимаемых позиций, предпочтя зачем-то направить кавалерию в долину.
Ну, а там, надо отдать должное неприятелю, чудеса храбрости проявили шотландские стрелки, выстроившиеся в «тонкую красную линию». В результате они сумели остановить атаку российской конницы. И теперь дело могло закончиться уже разгромом отряда Липранди.
И закончилось бы, вероятно, если бы не несогласованность в командовании союзников, в результате которой легкая британская конница была брошена фактически в полуокружении отбивать ранее захваченные русскими, свои орудия. Кончилась эта авантюра практически полным истреблением цвета английской кавалерии. Ну, а в целом боевая ничья под Балаклавой не дала преимущества ни одной из сторон, что сильно затянуло ход боевых действий.
История практически полностью повторилась в 1942—1943 гг. — в этот раз гарнизон Севастополя и моряки-черноморцы героически отбивали вражеские атаки примерно 9 месяцев. Но, увы — деблокировать осажденный город им не удалось.

Сталинградская битва 1942−1943 гг.

И тем не менее свою роль Севастополь сыграл — оказываемое в нем советскими войсками до самого последнего момента сопротивление не позволило гитлеровцам начать в полной мере свое генеральное наступление по плану «Блау» в 1942 г. раньше июля. Возможно, именно это обстоятельство помешало им в конечном счете овладеть другим городом-крепостью, чье название давно уже стало именем нарицательным — Сталинградом.
Так или иначе, в планах нацистского командования не предусматривались бесплодные атаки в течение долгого времени на подступах к Севастополю. Овладеть им фашисты смогли лишь после применения сверхтяжелой артиллерии — систем «Карл» и «Дора». Иначе подобраться к знаменитым фортам они были не в состоянии.
Поэтому, уже зная прекрасно, что любой пропущенный летний месяц потом оборачивается для них разгромом, начать операцию по захвату кавказских нефтяных промыслов гитлеровцы никак не решались. Не решались, потому что в тылу у них оставался героический Севастополь, что грозило, по оценке самого Гитлера, нефтедобыче в Румынии.
Но и после начала долго оттягиваемого наступления у нацистского руководства продолжались метания — где ключевой участок, на Кавказе или под Сталинградом? В результате 4-ую танковую армию гитлеровская ставка бросала то в группу армий «А» для прорыва к Баку, то в группу армий «Б», чтобы овладеть Сталинградом.
Кстати, только этим можно объяснить то, почему нацистские войска рвались к Волге именно здесь. Почему старались завладеть этим, в общем-то, провинциальным городом, не считаясь с потерями и даже не защищая фланги.
Этим же объясняется и упорство советских солдат, стоявших насмерть, сражавшихся в самом прямом смысле за каждый дом. В результате не только сам Сталинград стал символом мужества и беспримерного героизма, но и переходивший десятки раз из рук в руки Мамаев курган. Эта господствующая высота, позволяюла контролировать ситуацию тем, кто ее занимал.
«Дом Павлова» — ничем не примечательное четырехэтажное здание, также стало крепостью, овладеть которой фашистам так и не позволил ее маленький но героический гарнизон.
Но даже их отчаянное упорство не спасло бы в конечном счете Сталинград, если бы советским командованием не была проведена гениальная по простоте замысла и четкости исполнения операция «Кольцо». Благодаря ей Красной армии удалось наконец поквитаться за горечь котлов 1941 г., но, самое главное — фактически переломить ход всей войны.

Вехи героического пути

Конечно, чудеса героизма советские бойцы и командиры совершали не только при обороне Севастополя и Сталинграда, а буквально от начала до конца Великой Отечественной. Ну, а первыми, кто ясно и четко показал, что гитлеровцы не смогут победить, были, как известно, защитники Брестской крепости. Они сражались в полном окружении, не имея не только достаточного количества боеприпасов, но и продовольствия и воды. И они держались до последнего.
Собственно, вся война — это путь от их надписей «Умираю, но не сдаюсь» и «Прощай, Родина!» до росписей их последователей на стенах рейхстага. Это вехи одного героического пути, который привел весь советский народ к великой Победе.
Комментарии5
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео