Газета.Ru 1 августа 2018

Срыв сроков: корабли уплыли от ВМФ

Гособоронзаказ для российского Военно-морского флота в этом году может быть снова сорван, заявили в правительстве. Накладки с реализацией гособоронзаказа начались после 2014 года и отчасти связаны с вопросами импортозамещения. Однако это не единственная проблема ВМФ — строительству кораблей мешает также состояние отечественных верфей и низкий уровень менеджмента судостроительных компаний, считают эксперты.
Вице-премьер Юрий Борисов заявил, что гособоронзаказ по постройке и ремонту кораблей для Военно-морского флота России в 2018 году может быть сорван.
«Есть предпосылки срыва сроков поставок и по сдаточной программе 2018 года», — сказал Борисов в ходе селекторного совещания по размещению и реализации гособоронзаказа. Он также отметил, что большинство контрактов уже заключено, а деньги на реализацию по линии Минобороны выделены.
По словам вице-премьера, системные проблемы с реализацией гособоронзаказа для ВМФ наблюдаются с 2014 года.
«Начиная с 2014 года, мы практически ежегодно имеем дело с системными срывами сроков поставки кораблей и судов для ВМФ со стороны ряда судостроительных предприятий. Переносы сроков постройки и ремонта кораблей произошли и в прошлом году», — говорит Борисов. Стоит отметить, что многие известные срывы гособоронзаказа для ВМФ за этот период приходятся на Объединенную судостроительную корпорацию (ОСК).
Так, в 2015 году входящий в состав ОСК Амурский судостроительный завод не поставил Военно-морскому флоту ремонтируемую дизель-электрическую подводную лодку (ДЭПЛ) «Комсомольск-на-Амуре». В ремонте на заводе субмарина проекта 877 находилась более десяти лет. В боевой строй она вернулась только в январе 2017 года.
Аналогичная ситуация складывалась с корветом «Совершенный», который вошел в состав Тихоокеанского флота на год позже запланированного срока — в июле 2017 года. В 2016 году источники «Газеты.Ru» сообщали, что заложенные в Государственную программу вооружений ГПВ-2020 атомные подводные лодки (АПЛ) проектов «Борей» и «Ясень», оговоренных к поставке до 2020 года, примут в эксплуатацию на несколько лет позже — до конца 2021 и 2023 годов. А в 2017 году были перенесены сроки ввода ледокола «Арктика».
Директор Центра анализа стратегий и технологий и член Общественной палаты при Минобороны Руслан Пухов в разговоре с «Газетой.Ru» отметил, что  одна из главных причин регулярного срыва гособоронзаказа для ВМФ заключается в неудовлетворительном качестве менеджмента объединенных судостроительных компаний.
«Совершенно очевидно, что руководство компании не справляется с возложенной на нее государством ответственностью», — говорит Пухов.
«Эту негативную тенденцию [срыв сроков] нужно переломить», — подчеркнул Борисов, комментируя деятельность подрядчиков. По его словам, исполнители гособоронзаказа несут персональную ответственность за сроки строительства и соблюдение утвержденного графика поставок.
Именно поэтому, полагает Руслан Пухов, Министерство обороны на протяжении последних нескольких лет предпринимает целый ряд мер, чтобы передавать заказы на другие верфи.
«Но, к сожалению, невозможно делать на частных верфях атомные подводные лодки — они делаются на Севмаше, а он входит в структуру ОСК, — говорит эксперт. — Поэтому Минобороны пытается каким-то образом «отползти» от ОСК, но получается это только частично».
Всего собеседник «Газеты.Ru» отмечает три основных проблемы российского судостроения, к которым помимо менеджмента ОСК относятся также трудоемкий процесс импортозамещения двигательных установок для кораблей и устаревшее оборудование на верфях.
«Технологии газотурбинного двигателестроения крайне сложные. Есть всего три страны, три компании, которые делают двигатели подобного рода: General Electric, Rolls Royce и, собственно, советская «Зоря — Машпроект», — говорит Пухов.
Проблема с советской «Зорей» заключается в том, что производство турбин было сосредоточено в украинском городе Николаеве. После «оранжевой революции» 2004 года Россия стала предпринимать первые попытки импортозамещения, однако всерьез этой проблемой занялись после 2014 года, напоминает эксперт.
Помимо газотурбинных двигателей, есть трудности и с силовыми установками другого рода. В частности, до 2014 года Минобороны покупало дизельные двигатели у компании немецкой компании MTU, однако после введения эмбарго сотрудничество с компанией было прекращено. «То есть у нас есть дизельные двигатели, но предыдущего поколения — они уже устарели. Мы пытались покупать китайские, но по качеству есть нарекания», — отмечает Пухов.
Вторая проблема — часть оборудования на отечественных верфях давно не обновлялась. «А жить на гособоронзаказе и на экспорте чрезвычайно сложно, — говорит Пухов. — Гособоронзаказ цикличен, мировая конъюнктура на корабли тоже очень сложная, высокая конкуренция».
«То есть этот комплекс из трех причин — нельзя сказать, какая из них наиболее важная, — но все они приводят к тому, о чем сегодня и заявил заместитель председателя правительства», — резюмировал эксперт.
Комментарии
82
Читайте также
Военные устроят на Урале «танковую карусель»
В России созданы электродвигатели для экзоскелетов
Авиация ВМФ получит новые летательные аппараты
1
Тысячи бойцов подняты по тревоге в Оренбургской области