ТАСС 28 июня 2019

Пять лет после халифата: что стало с «Исламским государством»

Фото: ТАСС
Пять лет назад, 29 июня 2014 года, глава джихадистского движения "Исламское государство Ирака и Леванта" (ИГИЛ, прежнее название запрещенной в РФ террористической группировки «Исламское государство», ИГ) Абу Бакр аль-Багдади провозгласил области, занятые группировкой, «халифатом», а самого себя — «повелителем правоверных». На пике могущества радикалы занимали 30% территории Ирака и более трети Сирии. В 2017–2019 годах существованию самопровозглашенного «государства» был положен конец. О том, где прячутся разбитые игиловцы сегодня, — в материале ТАСС.
Тайные тропы террористов
В марте 2019 года ИГ потеряло свой последний опорный пункт — село Багуз на границе Сирии и Ирака. Часть боевиков сдалась в плен и попала в тюрьмы, где, по данным ООН, содержится до 55 тыс. радикальных исламистов и их родственников. Многие другие предпочли спасаться бегством. В их числе и глава группировки аль-Багдади, скрывающийся в подполье на территории Ирака. Местом его пребывания называют провинцию Анбар.
Этот регион, соседний с Багузом, притягивает к себе и других джихадистов. Разбитые в открытом бою игиловцы ушли в подземные туннели, которые сами и построили в Анбаре, когда власть «халифата» казалась незыблемой. Помимо схронов с оружием в тайных укрытиях имеются запасы продовольствия и одежды. Численность террористов, не сложивших оружие, оценивают в пределах тысячи — трех тысяч человек.
В апреле-мае 2019 года сторонники аль-Багдади сосредоточили свои силы на точечных ударах по врагам — местным политикам и племенным лидерам. С точки зрения тактики это означает, что теперь ИГ ведет борьбу по-другому: вместо попыток построить утопическое государство довольствуется террористическими вылазками, как десятки исламистских группировок в разных частях света.
В ущельях Афганистана
Загнанные в подполье в Ираке, боевики ИГ продолжают вылазки в других странах Ближнего Востока, причем иногда с бо́льшим успехом, чем на родине этого террористического движения. Группировки, принесшие клятву верности «халифу» аль-Багдади, особенно сильны в Афганистане, Египте, Ливии и Йемене. В этих странах они появились, когда «халифат» был еще силен, и не разрывают связей с аль-Багдади сегодня, несмотря на его неудачи. «Очень многие из региональных отделений ИГИЛ не так давно обновили клятву верности „халифу“. Даже затеяна реформа внутренней структуры ИГИЛ с выделением новых „провинций“ вместо прежних», — рассказал ТАСС старший преподаватель ВШЭ востоковед Григорий Лукьянов.
Афганское отделение ИГ — самое успешное предприятие джихадистов за многие годы. Подобно изначальному «халифату», его наследники в Средней Азии смогли взять под контроль часть территории, ускользнувшей из рук правительства. «Афганский ИГИЛ контролирует не просто горы и ущелья, но и несколько важных населенных пунктов», — рассказал ТАСС ведущий эксперт Центра изучения современного Афганистана Андрей Серенко. За отнятые у законных властей территории джихадисты ведут борьбу с другой исламистской группировкой — талибами (также запрещена в РФ). Особенно кровопролитные сражения состоялись летом 2018 года у границы с Туркменией. Успех оказался на стороне талибов, однако, в отличие от своей головной организации в Ираке и Сирии, игиловцы Афганистана далеки от разгрома.
По словам Серенко, ряды сторонников «халифата» пополняются выходцами из постсоветского пространства, включая республики Северного Кавказа. Наших соотечественников экстремисты ценят за высокий уровень образования, особенно медицинского. Определить, сколько россиян воюет в составе ИГ, непросто. «Неясно, сколько всего насчитывается игиловцев, — данные разнятся. Рамки очень широки: от тысячи до десяти тысяч бойцов ИГИЛ в Афганистане», — резюмирует востоковед.
Синайский полуостров в Египте — еще одно место сбора тех, кто не разочаровался в «халифате». Действующая в регионе исламистская группировка совершает террористические акты от имени аль-Багдади. Чаще всего под огонь попадают местные христиане, представители власти или туристы. Последний по времени теракт состоялся в этом месяце: 5 июня джихадисты-игиловцы расправились с восемью полицейскими в городе Эль-Ариш. Преступление это можно считать типичным для ИГ, поскольку оно произошло в день завершения поста Рамадан. Ранее участники группировки регулярно проводили свои вылазки именно в это время.
Дети ИГ Провозгласив в 2014 году «халифат», Абу Бакр аль-Багдади поставил перед собой особую задачу: создать «исламскую нацию» из переселенцев, которые заключат браки между собой. Власти ИГ направляли особые усилия на стимулирование деторождения. Итогом их политики стало появление на свет десятков тысяч малышей, иногда от родителей, которые не встретились бы друг с другом, если бы не ИГ.
Сегодня «сироты джихада» размещены в лагерях временного проживания, где условия часто не соответствуют международным стандартам. В одном только лагере Аль-Хол в Сирии находится до 73 тыс. членов семей джихадистов, 49 тыс. из которых — дети. 95% малышей — в возрасте до 12 лет. Вынужденные узники жалуются на перебои с чистой водой, недостаток пищи и медикаментов.
Некоторые из детей имеют право на репатриацию за рубеж, откуда приехали их родители. Однако процесс затягивается. Государства Европейского союза дают понять, что не заинтересованы в семьях игиловцев и предпочли бы, чтобы те подольше оставались в Сирии. Великобритания создала прецедент, лишив свою уроженку, присоединившуюся к сторонникам аль-Багдади, гражданства. Германия соглашается забирать главным образом детей-сирот. Общественное мнение большинства европейских стран, включая Италию и Францию, настроено резко против возвращения родственников экстремистов на родину.
В поддержку детей ИГ выступила верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет. По ее словам, права несовершеннолетних родственников джихадистов попраны. «Иностранцев — членов семей боевиков необходимо репатриировать в страны, откуда они прибыли, если только нет оснований судить их за преступления», — настаивает Бачелет.
Может ли ИГ возродиться?
Страх того, что исламисты аль-Багдади еще не сказали своего последнего слова, остается. Перед глазами у жителей Ирака исторический пример. В провинциях, контролировавшихся ИГ, в 2004 году уже состоялось исламистское восстание. Мятеж радикалов тогда подавили, но спустя десять лет он вспыхнул снова под флагом «халифата» и оказался еще более разрушительным. Причину успехов ИГ обычно объясняют трениями между мусульманами-суннитами и их соотечественниками-шиитами.
Воспользоваться внутренними конфликтами в Ираке и Сирии джихадисты могут, ведь проблемы этих стран далеки от разрешения. Однако возвращение «халифата» в обозримом будущем большинство востоковедов считает невероятным. «Жесткая реакция России, США, арабских стран показала, что тактика ИГИЛ по созданию государства неэффективна», — считает Григорий Лукьянов.
Игорь Гашков
Комментарии
Африка , Ближний Восток , Игорь Гашков , Мишель Бачелет , Андрей Серенко , Абу Бакр аль-Багдади , Григорий Лукьянов , ЕС , ООН , Талибан , ВШЭ , Исламское государство , ИТАР-ТАСС , Афганистан , Египет , Ирак , Йемен , Ливия , Сирия
Читайте также
В Ливии нашли боевых магов из Нигера
3
Марокканские моряки спасли 161 мигранта
1
Последние новости
СМИ: Военный совет и оппозиция Судана достигли политического соглашения
Президент Шри-Ланки возложил ответственность за теракты в стране на наркоторговцев
СМИ: Ливия решила выслать в Великобританию брата исполнителя теракта в Манчестере