Ещё

Ограничится ли Россия Египтом в Африке? 

Фото: ИноСМИ
11 декабря 2017 года президент России Владимир Путин совершил визит на Ближний Восток, посетив такие страны, как Сирия, Египет и Турция. Так, наблюдатель за происходящим счел бы визит Путина в Сирию, а именно на авиабазу «Хмеймим», оскорблением в адрес сирийского президента, если вспомнить действия одного из российских офицеров; визит в Анкару он назвал бы неоднозначным, а посещение Египта — шагом, открывшим перед Россией новые перспективы в Африке. В этом контексте следует особо учесть подписание соглашения о строительстве первой в Египте атомной электростанции стоимостью 29 миллиардов долларов, 25 миллиардов из которых в качестве долгосрочного кредита с низким процентом предоставит Каиру Москва. Кроме того, продолжает обсуждаться проект соглашения о строительстве российского промышленного района в экономической зоне Суэцкого канала, в который будет инвестировано около 7 миллиардов долларов. В ходе визита стороны также обсудили вопрос о необходимости расширения двустороннего военно-технического сотрудничества для укрепления возможностей египетской армии, а также возможность подписания протокола о возобновлении российского туризма в Египет. Эти соглашения, меморандумы и протоколы имеют важное значение для российской политики по расширению своего влияния в Африке, начиная с Египта.
Соглашения об экономическом и военном сотрудничестве представляют собой наиболее важные и эффективные методы установления стратегического партнёрства между странами. Эти договорённости создают условия для взаимовыгодного сотрудничества, которое побуждает страны поддерживать, укреплять и диверсифицировать свои связи в экономической и военной сферах, что в свою очередь означает консолидацию общих усилий на различных политических, военных, медийных и культурных уровнях. Примечательно, что турецко-российское сотрудничество началось с экономики, а затем получило политическое и военное измерения, что в результате побуждает стороны держаться вместе в процессе политического урегулирования сирийского конфликта. Если Россия и Египет продолжат развивать двустороннее сотрудничество, то это приведет к таким же результатам, которых первая добилась в отношении Турции. Однако российско-египетское партнерство не будет иметь характер интеграции, а скорее будет основываться на зависимости, поскольку больших политических, экономических и военных выгод при этом добьётся именно Россия. Фундамент взаимозависимых отношений между странами определяется затраченными ими ресурсами, однако на примере российско-египетских отношений мы видим, что Москва несет самую большую часть затрат на развитие сотрудничества.
В свете вышесказанного остается открытым самый главный вопрос: достаточно ли России сотрудничества с Египтом или он станет своего рода плацдармом для дальнейшего расширения влияния в Африке?
Ответ на этот вопрос нужно искать в интеллектуальных течениях, которые определяют логику геополитического и стратегического мышления России. Эти течения можно объединить в 5 школ.
1. Национальная либерально-демократическая школа. Эта школа призывает к адаптации к западной гегемонии посредством экономической, политической и военной интеграции с ЕС, созданию так называемого «единого европейского дома», а также к прагматическому союзу с Соединенными Штатами. В таком случае Россия будет рассматриваться западными странами в качестве союзника для балансирования и противостояния экономическому и геополитическому усилению Китая. Однако, если учитывать нынешний курс российской внешней политики, то этот подход мы считаем контрпродуктивным.
2. Геоэкономическая школа. Эта школа определяет стратегическое геополитическое положение России как страны, которая может стать «мостом», связывающим Азию с Европой и тем самым достичь экономического благополучия и более высокого уровня социального развития, что в свою очередь увеличит политический вес России на мировой арене. Вместо того, чтобы противостоять основным геоэкономическим блокам (Китаю, Западу, Центральной Азии и странам Тихого океана), необходимо создать геоэкономические взаимосвязанные оси, включающие ЕС, Китай, Японию и Соединенные Штаты. Для этого Россия должна придерживаться последовательной стратегии по интеграции в глобальную экономику. Следование Россией некоторым положениям этой школы можно увидеть на примере энергетических проектов по строительству трубопроводов, которые она растянула через соседние страны к Евросоюзу и Китаю, а также на примере присоединения к Всемирной торговой организации в 2012 году.
3. Евразийская школа. Представители этой научной школы считают, что у России есть инструменты необходимые для поддержания организационной роли, неформального контроля над регионом Евразии и сохранения в нем баланса посредством соответствующей политики военного и политического балансирования, а также реализации геоэкономических проектов. Они призывают всех признать, что окончание «холодной войны» означало конец фундаментальным и непримиримым противоречиям между Россией и Западом и необходимость обращения внимания на общие угрозы, такие как распространение ядерного оружия и подъем террористических организаций. «Евразийцы» подчеркивают, что Китай следует рассматривать скорее как партнера, нежели врага, путем создания дополняющих, а не конкурирующих проектов. Наконец, Япония и обе Кореи представляют собой важные страны для создания системы коллективной безопасности как внутри Евразии, так и за ее пределами. Также необходимо использовать Турцию и Иран, которые играют важную роль в обеспечении регионального баланса в Центральной Азии и на Кавказе. При этом представители этой школы подчеркивают, что вся деятельность в этих регионах должна осуществляться в сотрудничестве с российской стороной и под ее контролем, чтобы восстановить ее историческое геополитическое положение на международной арене. На фоне российского продвижения в Центральной Азии и на Балканах можно заключить, что эти положения относительно приемлемы в российской внешней политике.
4. Цивилизационная школа. Эта школа считает, что российские ценности сильно отличаются от западных. Кроме того, утверждается, что Россия представляет собой империю в границах бывшего Советского Союза, поскольку является гарантом геополитической стабильности и поддержания глобального баланса против «хищнических» имперских амбиций Запада, а нынешние политические границы России являются «искусственными».
Эта школа призывает к изоляции России от Запада, утверждая, что мы имеем дело с геополитическим конфликтом между странами Атлантики и Евразией, а также с экономическим и социальным конфликтом между богатым Севером и бедным Югом. Таким образом, ситуация будет развиваться по одному из трёх сценариев: создание нового мирового порядка, крах Запада и начало хаоса и, наконец, сценарий создания баланса интересов, в котором Россия будет играть роль гаранта мира, и для этого должна поддерживать хорошие отношения с Индией и Китаем. Это течение уходит корнями в российскую внешнюю политику.
5. Экспансионистская евразийская школа. Это единственная геополитическая школа, которая призывает к тому, чтобы внешнеполитические усилия России не ограничивались географическими границами Евразии, хотя она и называется евразийской. Представители этого течения научной мысли считают Россию «сердцем сердца» мира, то есть сердцем евразийского континента, и поэтому призывают к тому, чтобы Россия возглавила группу «сухопутных держав» против «морских держав», представленных Соединенными Штатами и странами НАТО. Для достижения этой цели они призывают к интеграции с евразийскими странами и сотрудничеству с геоэкономическими блоками: Евроафрикой, Азиатско-Тихоокеанским регионом, Америкой и Евразией. Геополитические и геоэкономические пояса будут сбалансированы и основаны на принципах равенства и взаимного признания, чтобы стать фундаментом для создания множества центров силы и ликвидировать американскую гегемонию. Эта школа определяет внешнеполитический курс России, и на примере ее действий в Крыму, Грузии и Сирии, сотрудничества с Китаем и Индией, а с недавних пор — движения в сторону африканского континента, мы можем увидеть, что главным инструментом борьбы с американской гегемонией являются оси Берлин-Москва-Париж, Москва-Тегеран и Москва-Токио. В то же время российское движение в сторону Африки имеет не меньшее значение для страны, которая стремится выйти к морям и океанам на севере, юге и востоке, тем самым создавая самодостаточную геополитическую империю.
Таким образом, с точки зрения последней школы, которая призывает Россию распространять влияние по всему миру, можно прийти к выводу, что Египет не является главной мишенью России, а представляет собой плацдарм для проникновения в Африку. Возможно, использование Москвой египетской военной базы в Сиди-Баррани недалёко от Ливии, ее поддержка генералу Хафтару, а также разговоры о военных сделках с Алжиром, Анголой, Намибией, Суданом отражают стремление Москвы использовать эти страны, и особенно Египет, для закрепления своего присутствия в Африке.
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео