Ещё

Освобождение Африки — дело, которым Россия всегда будет вправе гордиться 

Фото: РИА Новости
Михаил Демурин, для РИА Новости
Двадцать пятое мая в международном календаре значится как День освобождения Африки. В этот день в 1963 году на 1-й конференции африканских стран в Аддис-Абебе (Эфиопия) была создана Организация африканского единства, объединившая тогда тридцать юных государств континента. Это событие увенчало первый этап деколонизации Африки, пришедшийся на конец 1950-х — начало 1960-х годов и охвативший территории, находившиеся в британском, французском, испанском и бельгийском владении. Страны португальской Африки обрели независимость только в середине 1970-х годов.
Не буду задерживаться на перечислении общеизвестного или того, что можно посмотреть об Африке и наших отношениях со странами этого континента в любом поисковике. Лучше поделюсь некоторыми наблюдениями и мыслями в качестве непосредственного участника завершающего этапа обретения африканскими народами своей независимой государственности. Все-таки за плечами двенадцать лет (1980-е годы и начало 1990-х) работы по проблематике Юга Африки, из которых восемь пришлось провести в одной из «горячих точек» того времени — Мозамбике.
СССР и крушение колониальной системы
Жители освобожденных от португальской колониальной власти районов МозамбикаrightСоветский Союз сыграл решающую роль в том, какими быстрыми темпами и в каком направлении пошел процесс крушения колониальной системы империализма. Кто-то может ухмыльнуться по поводу этого «советского штампа» — «колониальная система империализма», — но ведущие державы Запада действительно проводили в Африке, как и на других континентах, скоординированную системную политику. За примером далеко ходить не надо. Мои друзья в Мозамбике рассказывали мне о попытках их первого лидера антиколониальной борьбы Эдуарду Мондлане заручиться если не помощью, то хотя бы нейтральным отношением Вашингтона к стремлению народов португальских колоний обрести самостоятельность. Мондлане был искренен в этом желании. Будучи в принципе сторонником социалистического выбора, он тем не менее выступал за «панафриканский нейтралитет в холодной войне», считал, что созданному им Фронту освобождения Мозамбика ("Фрелимо") следует избегать однозначной ориентации на СССР (как, впрочем, и Китай). Исторические обстоятельства, однако, распорядились иначе: для США более ценными в тот период были отношения со своим союзником по НАТО Португалией, а также с важным политическим партнером и источником стратегического сырья — южноафриканским режимом. Именно их линию на подавление национально-освободительных движений Вашингтон поддержал и использовал в своих целях.
Задачи противостояния мировой империалистической системе диктовали СССР приоритетность военно-политических интересов в поддержке процесса деколонизации.
Вместе с тем этими соображениями политика Советского Союза в отношении молодых государств так называемого «развивающегося мира», конечно, не ограничивалась.
rightИстория нашей страны дает немало примеров поддержки дела независимого развития других стран и народов. Достаточно вспомнить, как при Екатерине II Россия поддержала борьбу американского народа за независимость. Или как в начале XX века русское общество встало на сторону буров в Англо-бурской войне. Даже в тех случаях, когда речь шла о присоединении к России новых территорий — будь то Сибирь, Средняя Азия или Закавказье, — вопрос для населявших их народов решался не в плоскости выбора между принадлежностью к чужой империи и самостоятельным развитием. На одной чаше весов был союз с северным соседом с сохранением своей самобытности, на другой — ассимиляция другими геополитическими и цивилизационными силами.
Политика СССР в Африке: идейная составляющая и стратегический интерес
Как и во всем деле освобождения порабощенных народов, идейная составляющая политики СССР в Африке всегда присутствовала, причем на завершающем этапе существования Советского Союза влияние становилось все более взаимным. Хорошо помню захватывающий дух переустройства жизни и создания новой страны, в который мне удалось окунуться, работая в 1980 году вместе со специалистами Госплана СССР в Национальном плановом комитете Мозамбика над перспективным планом развития этой страны. Многие наши специалисты (врачи, преподаватели, геологи, агрономы, транспортники, сельхозники, военные и другие) ехали в Африку, чтобы заработать денег. Советские медики оказывают помощь в госпитале. Народная Республика Мозамбик
rightПриезжая в подобные Мозамбику страны, они попадали в атмосферу реального дела, активной созидательной жизни, труда, который дает зримую отдачу. Это многое меняло в их головах.
В эти годы такие африканские страны, как Ангола, Мозамбик, Эфиопия, а также еще не освободившиеся народы Намибии и ЮАР продолжали реально воевать за свою независимость, причем воевали они с тем же противником, который был главным противником и для нас. Участие во всем этом наших кубинских друзей, а также перебравшихся на африканский континент чилийцев — сторонников свергнутого американцами Сальвадора Альенде усиливали все те идейные и эмоциональные моменты, о которых я написал выше и которые к тому времени в СССР уже иссякли.
За десятилетие, в течение которого мне довелось наблюдать Мозамбик, я увидел реальные плоды новой власти. Да, эти результаты стали возможны благодаря немалым финансовым и материальным «вливаниям» СССР, Кубы, ГДР, других стран социалистической системы, но это были вложения и в нашу безопасность. Представьте себе на минуту, что в 1970-е и 1980-е все стратегические ресурсы Юга Африки работали бы на США и их союзников. Это и многое другое, что тогда получал СССР от сотрудничества с его многочисленными друзьями на Африканском континенте, имело немалый вес в общей копилке внешнеполитических ресурсов СССР. Индустриальная школа, построенная при содействии СССР. Народная Республика Мозамбик.
В начале 1990-х эта копилка была разбита и разграблена, но не наша политика в Африке тому виной. Скорее, наоборот: то, что СССР делал в Африке, было одним из поводов для его противников усиленно работать на его разрушение.
"Соцориентация": реальная независимость и борьба за власть
Была ли некая искусственность в том, что некоторые из все еще живших в условиях традиционного общества африканских стран вставали на путь построения основ социализма (тогда это называлось «соцориентация»)? Нет, никакой искусственности в этом не было. И не потому, что в условиях холодной войны у них не было другого выбора — он был. Просто это был бы выбор в пользу неоколониализма, нового поглощения западным миром, и примеров тому немало.
Выбор в пользу социалистической модели давал молодым африканским государствам возможность при некоторых неизбежных ограничителях самостоятельно творить свою политику, сохранять свою культуру, развивать свое общество. Причем делать это, приобщаясь ко всему тому огромному объему культуры и знаний, который открывала им наша страна. Они это очень хорошо понимали и ценили, хотя в силу особенностей политики Португалии в своих колониях, а позже «заморских территориях», и не испытывали такого антагонизма к бывшим колонизаторам, как, скажем, народы, находившиеся прежде под британской пятой.
rightБытует мнение о низком образовательном и культурном уровне африканских элит. Это неверное мнение. Первые поколения борцов за независимость в значительной части происходили из обеспеченных слоев местного населения, причем не только африканских, но и индийских корней, основы образования они чаще всего получали у протестантских проповедников в самом Мозамбике или в соседней ЮАР, потом учились в Лиссабонском университете. Позже, когда их начинала преследовать португальская тайная полиция, те, кто мог себе это позволить, перемещались, например, в Сорбонну или США. Позже они ехали учиться в Москву и Ленинград, другие города нашей страны, получали хорошее гражданское и/или военное образование различного профиля. Студенты физического факультета Кишиневского государственного университета Элиаш Вашку и Эрминмо Жозе Тембе из Мозамбика в одной из лабораторий КГУ  Характерен пример одного из моих друзей тех лет — члена ЦК правящей партии. Наши встречи у него дома начинались с обеда, устроенного в соответствии с национальной традицией, и общения с его многочисленными родственниками. Только отдав дань уважения старшим, мы шли на второй этаж, где была, условно говоря, «Европа»: обширная библиотека с подборкой, в том числе журнала «Вопросы философии» за многие годы (он был выпускником философского факультета Ленинградского университета), прекрасная коллекция редких тогда видеокассет с записями лучших классических балетов — его хобби… Там уже мы говорили о политике, литературе, истории, будущем…
Отношения в «эпоху перемен» и взгляд вперед
rightБудущее уже через несколько лет обернулось совсем иначе, чем мы себе это представляли. Наши африканские друзья своим традиционалистским чутьем раньше нас почувствовали, что Советский Союз дает слабину. Они попытались в чем-то нас предостеречь, но, поняв тщетность этих попыток, просто опередили в приспособлении к новым условиям. Помню, как в 1989 году, приехав в третью командировку в Мапуту, я покупал лангустов в совместном мозамбикско-японском предприятии, владельцем которого была бывшая крупная работница партии «Фрелимо». Вид на город Мапуту — столицу Народной Республики Мозамбик
Но не это, конечно, главное. Главное, что костяк этой партии сумел завершить гражданскую войну и сохранить за собой все рычаги власти в тяжелейшее время, когда СССР исчез, Россия их бросила, а Куба была уже не в силах оказывать необходимую помощь. Только на мгновение в самом начале 1990-х в мозамбикской элите промелькнули свидетельства растерянности, кто-то предложил свалить всю вину за социалистический выбор на «давление со стороны Москвы», но это предложение в их внутренней дискуссии было отвергнуто. Все хорошо понимали, что на самом деле все обстояло иначе: те, кто привел страну к независимости, воспользовались поддержкой СССР для укрепления своей власти.
Потом наступил следующий этап истории Мозамбика и африканского континента — без СССР. К этому моменту те, кто привел свою родину к независимости и защитил ее, уже прочно закрепились не только во власти, но и в вернувшейся на капиталистические рельсы национальной экономике. Экономике, кстати говоря, богатой многими ценными полезными ископаемыми, в том числе в случае с Мозамбиком — месторождениями природного газа.
rightЭти элиты до сих пор помнят, благодаря кому они смогли это сделать. Помнят об этом и народы соответствующих стран: такой помощи на пути развития их независимой государственности, да и их собственного культурного возрастания, не оказала ни одна страна мира. Это дает возможность России при желании «вернуться» в Африку в той мере, в которой это было бы ей на благо в современных обстоятельствах. Африканские страны от этого тоже только бы выиграли.
Поэтому 25 мая — хороший повод вспомнить о сделанном нашей страной в Африке и для Африки. Дело освобождения народов мира, которое с первых лет своего существования и на протяжении всей своей истории делал Советский Союз, — это одно из величайших культурно-исторических свершений, которым у нас всегда будут основания гордиться.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео