Далее:

А чой-то ты без фрака?

Депутат Госдумы Виталий Милонов выступил с предложением ввести форменную одежду для парламентариев. Идея, однако, не получила поддержки у его коллег. «Это затраты из бюджета. Надо ли эти затраты производить, даже если они будут не сильно большие. Зачем это делать сейчас? Из этого надо исходить, анализируя подобного рода предложения и инициативы», — пояснил заместитель председателя комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Дмитрий Вяткин.
Тем не менее вопрос подходящей одежды для заседаний волнует слуг народа в самых разных странах. В большинстве, впрочем, ограничиваются указанием, что костюм должен выглядеть пристойно и по-деловому, иногда оговаривая отдельные строгости для посетителей со стороны — так, в израильский Кнессет запрещено приходить в шортах, бриджах, рваных брюках, рубашках без рукавов, одежде с политическими лозунгами, одежде, открывающей живот, и «вьетнамках». А в канадском парламенте статья 13 Регламента прямо запрещает мужчинам-депутатам появляться на заседаниях в водолазках и шейных платках, однако допускает («по определенным поводам, например в день Роберта Бернса») шотландские килты.
Дресс-код британского парламента, одного из старейших в мире, вырабатывался веками. Некоторым правилам много столетий. Так, с 1313 года запрещается входить в палату в доспехах и при оружии (единственное исключение — парламентский пристав, Serjeant at Arms, до сих пор находящийся в зале при шпаге). К доспехам относится и военная форма. Под этот же закон почему-то попадают также медали и значки — депутатам запрещено демонстрировать их на одежде. Специальные же красные ленты рядом с крючками в депутатской раздевалке, некогда служившие для хранения сабель и рапир членов парламента, сегодня обычно используются для их зонтиков.
Спикер палаты общин традиционно одевался в короткие панталоны-кюлоты, черную мантию, парик, жилет и сорочку со стоячим воротничком, но последним, кто строго следовал этикету, был Бернард Уэтерилл, занимавший этот пост с 1983 по 1992 год. Его преемники Бетти Бутройд и Майкл Мартин избавились от парика и кюлотов, а нынешний спикер Джон Беркоу вообще ограничивается лишь небрежно накинутой поверх дорогого пиджака (в 2011 году пресса уличила его в трате денег налогоплательщиков на фрак, галстук и костюм) мантией. Что касается рядовых депутатов, то писаные и неписаные парламентские правила предполагают, что «джентльмены носят пиджаки и галстуки».
В целом британские законодатели следуют этому принципу, хотя иногда выступают с инициативами определенных послаблений. Так, в 2002 году депутат-лейборист Кевин Бреннан предложил коллегам приходить на заседания по четвергам без галстуков, но понимания не нашел. Летом 2014-го депутат-консерватор Генри Смит высказал (правда, в своем Twitter, а не на заседании) мнение, что из-за сильной жары можно было бы позволить парламентариям приходить на сессию в шортах — также без какого-либо успеха. Стоит заметить, что в случае нарушения дресс-кода спикер имеет полное право принять соответствующие меры — в 2013 году депутат от зеленых Кэролайн Лукас была удалена из зала заседаний за футболку с феминистским лозунгом и отказ прикрыть ее пиджаком.
Что касается живописных одеяний членов палаты лордов, то, увы, носят их они лишь раз в год, во время церемонии открытия парламента. Кстати, эти наряды, которые с 1689 года шьет лондонская фирма Ede & Ravenscroft, функционально как раз напоминают униформу. Количество полос (белого полотна шириной 3 дюйма и золотого шитья шириной 2 дюйма, соответственно 7,62 и 5,04 сантиметра) на мантии определяется статусом. Четыре полных полосы положены герцогам, три с половиной маркизам, три ровно графам, две с половиной виконтам, а бароны довольствуются всего двумя.
Если в чопорной Британии споры о парламентских одеяниях носят достаточно спокойный и непринужденный характер, то в молодых демократиях Черного континента кипят по-настоящему африканские страсти. Парламент ЮАР почти год посвятил обсуждению введения дресс-кода для депутатов, а в особенности запрета на появление в стенах Национальной ассамблеи лиц в резиновых сапогах, передниках строительных касках и красных комбинезонах. Дело в том, что именно такую форму избрали для себя 25 депутатов от радикальной партии «Борцов за экономическую свободу» Джулиуса Малемы.
В мае 2016 года, однако, парламентарии пришли к выводу о невозможности единого дресс-кода. Как пояснила депутат от оппозиционного «Демократического альянса» Наташа Мадзоне, «дресс-код в мультикультурной стране с конституцией, обеспечивающей право на самовыражение, был бы неуместен». Южноафриканские депутаты вообще всегда были достаточно изобретательны по части одежды. Так, Грэм Макинтош, четырежды заседавший в парламенте с 1974 по 2014 год, неизменно приходил на сессии в шотландском килте цветом клана своих предков.
Если южноафриканцы решили пока обойтись без дресс-кода, то все 332 депутата парламента Уганды при вступлении в должность получают памятку, в которой подробно расписаны все их права и обязанности — от рассадки в зале заседаний до допустимой одежды. Как гласит наставление, мужчины должны одеваться «достойно», а именно в «костюм, брюки, пиджаки/сюртуки, рубашки и галстуки». Допустимы также костюмы-сафари и национальная рубаха-канзу (разновидность галабеи). Женщинам предписаны «блузы и юбки или платья и жакеты»; депутатам-военным можно заседать в форме. Отдельной строкой — напоминание о «достойной» обуви, хотя «в исключительных случаях, с разрешения спикера, член парламента может надеть обувь, не являющуюся по необходимости достойной» (что конкретно имеется в виду в этом туманном определении, угандийские депутаты, вероятно, могут узнать лишь опытным путем).
В республике Малави депутат Национальной ассамблеи Мэри Навича летом 2016 года выступила с предложением разрешить парламентариям обоего пола приходить на заседания в национальной одежде (сейчас это разрешено только депутатам-женщинам и лишь при условии «аккуратности» наряда). Свою позицию Навича аргументировала необходимостью поддержки малавийского производителя и демонстрации примера молодежи страны в деле укрепления афроцентристской духовности.
Борьба за нравственность в Африке вообще часто идет бок о бок с контролем над депутатской внешностью. Так, в 2011 году депутат парламента Кении Гидион Мбуви был с позором удален из зала заседаний за то, что явился хотя и в приличном костюме, но с серьгами в ушах. «Никогда в истории, с той поры, как Бог создал мир, не подражали мужчины женщинам!» — воскликнул по этому поводу коллега Мбуви по палате Бифволи Ваколи. Вполне возможно, впрочем, что депутат Ваколи пользовался несколько устаревшей информацией.
Порой борьба за чистоту нравов принимает несколько парадоксальный характер. С января 2016 года в парламенте Малайзии запрещены традиционный малайский наряд баджу мелаю и рубашки из батика — только темного оттенка костюм и кожаные туфли. Однако с 2008 года по указу правительства баджу мелаю обязаны носить по четвергам вместо европейского платья все чиновники страны; также его надевают по официальным поводам послы королевства. При этом дамам оставили право ношения в стенах Дома Народа и Дома Нации (так называются официально нижняя и верхняя палаты парламента страны) национальных женских нарядов баджу курунг и кебая лабу. Зато под запрет попали юбки по колено — ноги должны быть прикрыты (допускаются длинные брюки).
Африка В мире Европа Великобритания Еще 3 тега
Оставить комментарий