27 апреля 2012, Lenta.ru

Настоящий диктатор

Международный трибунал по Сьерра-Леоне 26 апреля вынес обвинительный вердикт в отношении бывшего президента Либерии Чарльза Тейлора. Впервые в современной истории бывший глава государства ответит за многочисленные военные преступления, совершенные им внутри страны и за рубежом во время пребывания у власти.
Приговор Чарльзу Тейлору вынесут только через несколько недель, но уже ясно, что, скорее всего, остаток своих дней 64-летний экс-диктатор проведет в одной из британских тюрем. Надо сказать, что бывшему президенту в этом смысле, можно сказать, повезло. Его предшественник на этом посту закончил намного хуже: в 1990-м году Самюэлю Доу сломали обе руки, кастрировали, отрезали ухо, которое потом заставили съесть, и только после этого убили. Вся процедура записывалась на видео, а мучитель Доу — нынешний сенатор Принс Йорни Джонсон — пил в это время холодное пиво и наблюдал за происходящим. Справедливости ради надо отметить, что и сам Самюэль Доу десятью годами ранее пришел к власти в результате военного переворота, во время которого были убиты предыдущий президент Уильям Толберт и почти все его соратники. Президент Либерии, похоже, — не самая безопасная работа на свете.
Самюэль Доу. Фото из архива ©AFP Вообще, история Тейлора будет не полной без истории его родины. Либерию в середине XIX века основали освобожденные американские рабы, отправившиеся через океан в Африку в поисках негритянской «земли обетованной». Процессу активно способствовали американские гуманисты из белой элиты того времени. Они, например, купили у вождей западноафриканских племен 13 тысяч квадратных километров земель, расплатившись товарами на сумму в 50 долларов (немногим более 600 долларов США в современных ценах). На этих землях и стали селиться прибывающие из Америки бывшие рабы.
Предполагалось, что Либерия, как они назвали свою страну, будет построена по образу и подобию США. Конституция, законы, политическое устройство — все было скопировано с американских образцов. Однако в действительности ситуация стала развиваться несколько иначе. Прибывшие из США негры объявили себя более развитой расой, нежели жившие по соседству с ними туземцы, что стало причиной многочисленных конфликтов. Кроме того, либерийцам не давали спокойно жить французы и англичане, окружившие их своими колониями. В условиях постоянного внешнего и внутреннего противостояния про демократию и гражданские свободы все как-то позабыли, поэтому стана быстро превратилась в типичную африканскую диктатуру.
Как бы то ни было, пока у власти находились потомки американских переселенцев, составляющие в Либерии меньшинство, режим был относительно пристойный. Во всяком случае, массовых убийств не практиковалось. Но вот после переворота, осуществленного «туземным» Доу и поддержанного американцами, дела пошли совсем скверно. Начались политические репрессии и экономический спад. Убийства, пытки и исчезновения людей стали обычным делом, а выборы превратились в откровенный фарс. Бывший сержант, объявивший себя генералом, сделал все возможное и невозможное, чтобы в стране началась гражданская война
О существовании Чарльза Тейлора мир узнал именно в это время. Будущий диктатор — отучившийся в США потомок «туземной» женщины и американских переселенцев — занял пост министра финансов в правительстве Доу. Поначалу его карьера шла вполне успешно, однако в 1983 году выяснилось, что Тейлор окончательно перепутал государственные финансы со своими собственными. Спасаясь от неминуемых осложнений с законом, он срочно вылетел в США. Однако администрация Рональда Рейгана находилась в прекрасных отношениях с тогдашним либерийским диктатором, поэтому Тейлора вскоре арестовали и отправили дожидаться экстрадиции в бостонскую тюрьму строгого режима. Казалось бы, конец истории: на родине бывшего министра уже дожидалась расстрельная команда… Но нет.
В 1984 году в Бостоне произошло что-то очень странное. Тейлор сумел сбежать. Или его отпустили. Или отпустили под видом побега. Что случилось на самом деле, никто уже точно не скажет. Сам же он позднее заявлял, что его освободили люди из ЦРУ. За свою милость они попросили от него сущую безделицу: начать в Либерии гражданскую войну, свергнуть Доу, а после — дружить с Америкой (если эта версия верно, то, получается, ЦРУ собиралось вести в Африке какую-то собственную игру).
Молодого и амбициозного Тейлора долго уговаривать не пришлось. Он тайно выехал в Мексику, где сел на самолет, и объявился уже в Ливии. В середине 1980-х годов Муаммар Каддафи, терзаемый идеями «африканского единства», готовил в специальных лагерях командиров повстанцев со всего континента. Выпускники этих «школ» должны были разъехаться по своим странам и начать там революции. Оружием и деньгами обещал помочь все тот же Каддафи.
Кстати, в одном из ливийских лагерей Тейлор познакомился с Фодеем Санко — гражданином Сьерра-Леоне и будущим лидером «Объединенного революционного фронта» — повстанческой организации, ответственной за бесчисленные преступления против своих же сограждан. Это знакомство сыграет существенную роль в жизни Тейлора.
В 1989 году учеба в ливийском лагере подошла к концу, пора было браться за работу. Тейлор отправился в Кот-д'Ивуар, где на ливийские деньги сколотил «Национальный патриотический фронт Либерии» — армию, основной целью которой было свержение Доу. Поддержку новоиспеченному повстанцу оказывали также Того и Буркина-Фасо. 24 декабря НПФЛ перешел границу и вторгся в Либерию. Началась гражданская война. О ходе боевых действий подробно рассказывать не имеет смысла. Достаточно сказать лишь, что стороны совершали все мыслимые преступления, цвела фантастическая жестокость, враждующие группировки множились, а население страны — сокращалось. К завершению конфликта в 1996 году власть оспаривали уже семь (!) «фронтов», «движений» и «бригад». Все, разумеется, «народные», все — за «демократию», «процветание», «прогресс» и тому подобные вещи, которых либерийцы отродясь не видели. Каким-то чудом в конце концов они договорились провести выборы президента.
Звездный час Тейлора настал в 1997 году, когда он эти выборы выиграл. Баллотировался он, кстати, под довольно оригинальным лозунгом: «Он убил мою маму. Он убил моего папу. Я голосую за него». Желающих проголосовать за убийцу своих родителей набралось более 75 процентов населения.
Однако торжество его было недолгим. Сгубила президента старая дружба. Дело в том, что во время гражданской войны в Либерии Тейлор не забывал своего знакомого по ливийской школе революционеров. Фодей Санко начал борьбу за власть в соседней Сьерра-Леоне в 1991 году. Его «Объединенный революционный фронт» быстро эволюционировал из идеологически ориентированной организации в совершенно бандитскую: боевики ОРФ устроили в Сьерра-Леоне такой террор, что даже по африканским меркам это было чересчур. Насилия, грабежи, убийства, использование детей-солдат, каннибализм, отрубание конечностей приобрели характер эпидемии. Причем всю эту деятельность Санко осуществлял при деятельной поддержке Тейлора: тот продавал алмазы, добываемые в рудниках Сьерра-Леоне. В обратном направлении шли оружие и боеприпасы.
Бойцы «Объединенного революционного фронта». Архивное фото Reuters Поддержка этой войны обернулась для Тейлора большими неприятностями. Страны региона и мировое сообщество настолько устали от бесконечного и исключительно кровавого конфликта в Сьерра-Леоне, что решили прекратить его любой ценой — даже если для этого придется убрать свежеизбранного либерийского президента. В 1999 году в Гвинее была создана очередная организация под названием «Объединенные либерийцы за примирение и демократию». Любители мира и демократии вскоре вторглись в Либерию, начав еще одну гражданскую войну. В результате нового кровавого конфликта их силы сумели разбить отряды Тейлора. В 2002 году президент был вынужден покинуть страну, скрывшись в Нигерии, где ему предоставили политическое убежище. Как только из Либерии исчез Тейлор, война в Сьерра-Леоне тоже прекратилась: Санко был арестован и при загадочных обстоятельствах «умер» в тюрьме, его отряды были окончательно разбиты, а президентом страны стал его давний враг Ахмед Кабба.
Однако злоключения Тейлора только начались. Еще в 2000 году ООН приняла решение об организации специального трибунала по Сьерра-Леоне. Поскольку к 2002 году Санко уже умер, место главного злодея на скамье подсудимых оказалось вакантно. По поводу того, кто должен его занять, вопросов не было: все знали о дружбе между выпускниками ливийской школы и о том, что Тейлор активно помогал своему однокашнику. Интерпол выписал международный ордер на его арест, все активы экс-президента, его семьи и соратников были заморожены, а на Нигерию стало оказываться международное давление с требованием выдать беглеца. Абуджа долго упиралась, но в 2006 году все-таки согласилась выдать Тейлора трибуналу.
Тот узнав о решении нигерийских властей, исчез со своей виллы. Поймать его удалось лишь через несколько дней на границе с Камеруном. При себе у бывшего президента было 50 тысяч долларов наличными. Тейлора сначала доставили в Либерию, чтобы затем переправить для суда в Сьерра-Леоне. Однако затем было принято решение судить бывшего президента в Европе, поскольку в Западной Африке процесс мог накалить и без того сложную обстановку. Тейлора привезли в Голландию, где и состоялся суд.
На процессе он категорически отвергал все обвинения, заявляя, что всегда выступал в качестве миротворца и никогда не совершал никаких преступлений. Свидетельства о поддержке повстанцев в Сьерра-Леоне он называл «слухами». Обвинение тут, кстати, столкнулось с большой проблемой. И в Либерии, и в Сьерра-Леоне все прекрасно знали о той роли, которую Тейлор играл в поддержке «революционеров» Санко. Однако письменных свидетельств такой поддержки не осталось — все делалось неофициально и на бумаге никак не оформлялось. Даже алмазы от Санко Тейлору приходили не в бронированных кейсах и бархатных мешочках, а в банках из-под майонеза. О какой-то серьезной отчетности тут и речи быть не могло. Оружие в обратном направлении шло также неофициально — через частных поставщиков.
В результате основным источником информации для прокуроров стали свидетельства очевидцев произошедшего, а также данные радиоперехватов между людьми Тейлора и Санко. Сложившаяся картина не оставила судьям сомнений: либерийский экс-президент знал о преступлениях, творимых повстанцами в Сьерра-Леоне, но помогал им — как морально, так и материально. Вместе с тем, суд пришел к мнению, что непосредственного руководства «революционерами» Тейлор не осуществлял. Кроме того, не были доказаны случаи каннибализма, якобы практиковавшегося президентом: соответствующих документов не сохранилось.
Однако даже «облегченная» версия приговора вызвала одобрение большинства наблюдателей как в самой Африке, так и за ее пределами. Дело в том, что впервые в истории за военные преступления ответит не какой-то «стрелочник», а бывший глава государства. Это обстоятельство в будущем должно отрезвляющее действовать на других президентов/королей/национальных лидеров, которые задумают устроить у себя геноцид: отныне даже лидеры стран не обладают иммунитетом от уголовного преследования и могут загреметь в тюрьму, как и всякий обычный гражданин.
Оставить комментарий

Главное по темам

Теракт в Могадишо устроила «Аш-Шабаб»

10:18

В Сомали произошел взрыв в полицейской академии

08:45

Главы МИД РФ и Ливии обсудят проблемы ливийского урегулирования

12 декабря 2017

Россия осудила нападение на миротворцев ООН в ДРК

9 декабря 2017

В Конго совершено нападение на миссию ООН

9 декабря 2017

Видеоновости

Статьи

Суд отказал Siemens: из Крыма выдачи нет

Почему московский суд отклонил оба иска о «крымских турбинах» Siemens

Гибель из-за Lexus: пенсионерка «сдала» убийцу

В Омске 22 года колонии строгого режима получил бывший омоновец, ставший бойцом ММА, который вместе с подельником убил и сжег человека ради его внедорожника Lexus.

Дейр-эз-Зор наш: кто победил в войне с ИГ

Почему Трамп приписал США победу в Сирии

Амнистия от президента: какие долги простят россиянам

Путин пообещал год не поднимать налоги и предложил простить должников

По секрету: В чем признался Павел Дуров

Раскрываем для вас «секреты» в подборке деловой прессы: Сколько должен получать гендиректор После кризиса зарплаты руководителей растут быстрее, чем у рядовых сотрудников.

Фоторепортажи